Сделай Сам Свою Работу на 5

Внешнеполитический аппарат российской империи

Конца XIX — начала XX в.

 

Внешнеполитический аппарат Российской империи конца XIX — начала XX в. отражал особенности в основном уже свер­шившегося на Западе перехода от неограниченной монархии к буржуазно-парламентской монархии, а в 1917 г. — к республике. Царская дипломатия стремилась приспособить механизм принятия государственных решений к вызовам международной политики с учетом роста напряженности между двумя блоками — Антантой и Тройственным союзом. Тем не менее, наука констатирует, что система административно-бюрократического управления Россий­ской империи, в том числе в сфере внешних сношений, к началу XX в. не претерпела существенных изменений. Исторические осо­бенности развития России придавали внешнеполитическому меха­низму некоторые «национальные» черты: гипертрофированная роль самодержавия; социальная однородность состава кадров дип­ломатической службы; ограниченное до минимума влияние обще­ственного мнения на принятие тех или иных внешнеполитических решений. Существенные трудности создавала неповоротливость и медлительность бюрократических процедур, безынициативность чиновников.

Высший исполнительный орган государственной власти — Ко­митет министров — и вовсе был отстранен от выработки и прове­дения внешней политики страны. Его компетенция в этой области законодательно не была закреплена и фактически ограничивалась вопросами торгово-экономических отношений с иностранными государствами, правового положения иностранцев в России, рос­сийского подданства и эмиграции. Роль главного исполнительно-распорядительного органа в области внешних сношений играло Министерство иностранных дел. Наряду с МИД свои задачи за ру­бежом самостоятельно решали военное, морское, финансовое, внутренних дел и другие ведомства. Императорская главная квартира обеспечивала сношения царя с монархами других стран, Ко­митет финансов регулировал заграничные займы, Синод осущест­влял надзор за положением различных конфессий. Право заключе­ния договоров с соседними государствами не только по погранич­ным, торговым, но и по политическим вопросам получили цар­ские наместники и генерал-губернаторы[7].



Такая разноведомственность, а нередко и разновекторность действий, часто приводили к недоразумениям в международных делах. Бюрократическая система сковывала инициативу, не давала возможности адекватно и быстро реагировать на меняющуюся внешнеполитическую обстановку. Архаичность государственных структур и несоответствие системы государственного управления про­исходящим в стране и на международной арене переменам вызвали к жизни симптомы очередного кризиса.

Первая российская революция 1905 г. внесла существенные из­менения в государственное устройство страны. Манифест 17 ок­тября 1905 г. «Об усовершенствовании государственного порядка» предполагал существенную либерализацию политической системы. Произведенный в 1906 г. пересмотр основных законов Российской империи в духе Манифеста предусматривал выборы в Государст­венную думу, создание действовавшего на постоянной основе Со­вета министров, некоторую реорганизацию Государственного сове­та. Постепенно формировался и новый центр управления внешней политикой, в котором ведущую роль начинал играть Совет мини­стров. Его председатель был наделен правом включать в повестку дня заседаний правительства внешнеполитические вопросы. Ми­нистр иностранных дел в необходимых случаях был обязан высту­пать перед депутатами Государственной думы с изложением взгля­дов правительства на те или иные проблемы внешней политики. Дума, в свою очередь, могла оказать влияние на международные акции правительства путем вотирования бюджета.

Предпринимаемые шаги свидетельствовали, что Россия посте­пенно эволюционировала в сторону конституционной монархии. Хотя работа Министерства иностранных дел по-прежнему стро­илась на началах жесткой централизации и строгой бюрократичес­кой иерархии. Император как и прежде сохранял все прерогативы определения внешнеполитического курса. Ему принадлежало право решения вопросов объявления войны и заключения мира, подписания и ратификации международных договоров, назначе­ния и перемещения министров, послов, директоров департамен­тов, советников посольств, военных атташе. Он же утверждал ин­струкции российским послам и посланникам. Царь, таким обра­зом, держал в своих руках все нити повседневного руководства внешними сношениями.

Формальным заслоном практически неограниченным полно­мочиям российского императора в области внешней политики являлась так называемая скрепа — обязательная подпись министра или другого указанного в законе лица под законами или высочайшими указами,в том числе под международными договорами России и другими важнейшими внешнеполитическими документами. Одна­ко такого рода министерский контроль был достаточно условным, поскольку для вступления в силу международного акта достаточно было подписи любого министра, не обязательно министра ино­странных дел.

Проект очередной реформы системы Министерства иностран­ных дел был поставлен на повестку дня в 1910 г. тогдашним ми­нистром иностранных дел А.П.Извольским. Им предусматривалась комплексная модернизация аппарата министерства: создание в нем единого политического отдела, бюро печати, правового отде­ла, информационной службы; внедрение системы обязательной ротации чиновников центрального аппарата, дипломатической и консульской служб; выравнивание условий прохождения службы и оплаты труда служащих в министерской и заграничной системах. В практику была введена систематическая рассылка копий основ­ных дипломатических документов практически во все заграничные представительства России. Докладывались они также председателю Совета министров и отдельным министрам.

Министерство иностранных дел стало главным источником внешнеполитической информации для большинства российских газет. Редакторы иностранных отделов центральной прессы перио­дически получали от него необходимые инструкции и рекоменда­ции, своими публикациями формировали нужное общественное мнение, обеспечивали поддержку народом важнейших российских внешнеполитических акций. Практика регулярных встреч заведую­щего Бюро печати МИД с руководителями политических партий и крупнейших газет оказывала определенное влияние на выработку внешнеполитических платформ.

Серьезным нововведением стал усложненный конкурсный экза­мендля поступления на дипломатическую службу. Экзамен прово­дился совещанием, в которое входили все директора департамен­тов и начальники отделов МИД, вопрос о приеме кандидата ре­шался коллегиально. Принятые на работу чиновники приносили присягу. Целый ряд дополнительных правил — возраст не старше 27 лет[8], обязательное высшее образование, преимущество для вы­пускников юридических учебных заведений и лицеев, непремен­ное знание немецкого и английского, не говоря уже о француз­ском языке[9] — превратили экзамен в солидный фильтр кадрового отбора, способствовали укреплению ведомства профессионально подготовленными специалистами, людьми высокой квалификации и нравственности.

Первая мировая война изменила характер деятельности Ми­нистерства иностранных дел. Его главной задачей стало обеспече­ние внешнеполитической обстановки, благоприятной для успеш­ного ведения войны, а также подготовка условий будущего мир­ного договора. Ставка Верховного главнокомандующего стала новым центром, управляющим государственным механизмом. При Ставке была образована Дипломатическая канцелярия, в задачу которой входило осведомление Верховного главнокомандующего по всем вопросам внешней политики, а также поддержание по­стоянной связи между главковерхом и министром иностранных дел.

Война вынудила руководство МИД непосредственно участво­вать в принятии не только внешнеполитических, но и внутриполи­тических решений. Начатая в июне 1914 г. очередная перестройка центрального аппарата министерства на основе нового закона «Об учреждении МИД» пришлась на военные годы.

Особое внимание в новом законе было уделено следующим за­дачам Министерства иностранных дел:

— защита русских экономических интересов за рубежом;

— развитие торгово-промышленных сношений России;

— укрепление русского влияния на почве церковных интере­сов;

— всестороннее наблюдение за явлениями политической и об­щественной жизни в иностранных государствах.

Соответствующим образом менялась и структура министерства. Центральный аппарат МИДа был поделен на два самостоятельных подразделения, возглавляемых товарищами министра. Главной за­дачей реформы явилось создание большого Политического отдела для координации действий в выработке, принятии и осуществле­нии внешнеполитических решений. В него вошло более половины всех сотрудников центрального аппарата. Модернизации подлежа­ла Юрисконсультская часть и Отдел печати.

Позже в 1915 г. был создан Осведомительный (информацион­ный) отдел, преобразованный через год в Отдел печати и осведом­ления. Война вынудила создать ряд новых отделов: отдел по делам военнопленных; справочный отдел о русских подданных, остав­шихся за границей и в особенности в неприятельских странах; отдел денежных переводов, долженствовавший оказывать помощь людям, оставшимся вне России. Была проведена также унифика­ция должностей центральной и зарубежной службы.

Эти и некоторые другие новации позволили придать аппарату большую гибкость, закрепить приоритет политических отделов, четко разграничить полномочия отдельных подразделений, свести до минимума параллелизм в их работе, повысить эффективность дипло­матической службы и дипломатии России в целом.Что в свою очередь позволило не увеличивая численность аппарата, обеспечить существенное увеличение объемов выполняемых работ[10].

Февральская революция 1917 г. создала новую систему власти. Высшим законодательным органом после отречения царя и до со­зыва Учредительного собрания стало Временное правительство, образованное Временным комитетом Государственной думы. Вре­менное правительство, пользовавшееся поддержкой большинства царских дипломатов, практически сохранило сложившуюся к тому времени структуру и личный состав МИД.

Позже по инициативе сотрудников МИД было учреждено Об­щество служащих МИД, которое должно было войти в федератив­ную связь с чиновничьими союзами и делегировать в Государст­венную думу своих представителей. Во главе Общества стоял Ис­полком. Наряду с младшими служащими в Исполком вошли и не­которые высшие чины министерства. Устав ограничивал полномо­чия Общества и ставил задачи улучшения материально-финансо­вых и организационно-технических условий прохождения службы. Тем не менее, объективно Общество играло более существенную роль, некоторые члены Исполкома стремились, и небезуспешно, управлять ведомством. В конечном итоге Исполком превратился в своего рода «министерство в министерстве» и оказывал немалое влияние и на решение задач дипломатического характера.

Исполком действовал до 27 октября 1917 г. Преобразовавшись в стачечный комитет, он вместе с другими чиновничьими органи­зациями, вступившими в прямую борьбу с большевиками, отказал­ся от сотрудничества с новым политическим режимом. Тем самым российская дипломатическая служба вошла в принципиально новый этап своего развития.

Из всего вышеизложенного следует, что происходившее на протяжении веков, порой в весьма драматических обстоятельствах, становление и развитие российской дипломатической службы ус­ловно можно разделить на несколько этапов:

1. Становление в XVI в. профессиональной дипломатической службы России (Посольский приказ) свидетельствует о превраще­нии ее в самостоятельную отрасль государственного управления. Причем этот процесс по времени в основном совпадает с анало­гичными процессами развития дипслужбы в европейских стра­нах. Особенности российской дипломатической службы этого пе­риода объясняются характерными чертами ее государственного устройства, прежде всего «симфонией» властей.

2. Реформы Петра I коренным образом изменили государст­венное устройство России. Это повлекло за собой включение рос­сийской дипломатии в общеевропейскую дипломатическую систе­му. Дипломатия Российской империи по праву встала в ряд наиболее высокопрофессиональных и искусных дипломатий мира. Накопленный в те годы опыт отечественной дипломатической службы имеет и сегодня непреходящее значение.

3. В конце XIX — начале XX в. несоответствие системы госу­дарственного управления происходящим встране и на междуна­родной арене переменам вызвали серьезные симптомы системного кризиса. Крушение монархии обусловило дальнейшее реформиро­вание дипломатической службы в республиканском духе. Револю­ция 1917 г. открыла качественно новый этап в развитии россий­ской дипломатии и дипломатической службы.

 

 

Контрольные вопросы

1. Когда в России появилась профессиональная дипломатическая служба и кого можно называть профессиональными дипломатами?

2. Каким образом дипломатические реформы Петра I были связа­ны с реформой государственного устройства России?

3. Почему Посольский приказ был заменен Коллегией иностран­ных дел?

4. Что обусловило появление в России Министерства иностранных дел?

5. Какова должностная структура посольства периода царствова­ния Екатерины II?

6. В каком плане реформы Горчакова касались проблем отбора на дипломатическую службу и воспитания дипломатических кадров?

7. В чем выразился кризис системы государственного управления в области внешней политики накануне февральской революции 1917 г.?

 

 

Литература

1. Зонова Т.В. Дипломатическая служба Италии. Исторический очерк. М., 1995.

2. История внешней политики России. Конец XV—XVII в. / Под ред. А.В.Игнатьева. М., 1999.

3. История внешней политики России. Конец XVIII в. / Под. ред. А.В.Игнатьева. М, 1998.

4. История внешней политики России. Конец XIX — начало XX в. / Под ред. В.А.Емеца, А.В.Игнатьева. М., 1997.

5. Око всей великой России / Сост. Н.М.Рогожин. Ред. Е.В.Чистя­ков. М., 1989.

6. Похлебкин В.В. Внешняя политика Руси, России и СССР. М., 1995.

7. Российская дипломатия: История и современность. Материалы научно-практической конференции, посвященной 450-летию создания Посольского приказа. М., 2001.

8. Селянинов О.П. Тетради по дипломатической службе государств. История и современность. М., 1998.

Глава 1.2.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.