Сделай Сам Свою Работу на 5

Поддержка со стороны других людей является той формой помощи, в которой зависимый испытывает самую острую потребность.

Независимо от того, трудно или легко ему принимать решения самостоятельно, он, как правило, сначала обращается к другим, спрашивая их мнения или одобрения. Ему необходимо ощущение поддержки в его решениях. Из-за этого может показаться, что людям такого типа трудно решаться на что-то определенное, но на самом деле они сомневаются в своем решении только в тех случаях, когда не чувствуют за собой поддержки.

Их ожидания по отношению к другим зависят от того, чем эти другие могут им помочь. В любом случае, для зависимого не так важна реальная физическая помощь, как ощущение поддержки его дел и намерений со стороны другого человека. Когда его поддерживают, он воспринимает это как помощь и любовь.

Зависимый может показаться ленивым из-за того, что не любит проявлять активность или физически работать в одиночку; ему нужно чье-нибудь присутствие, хотя бы просто для моральной поддержки. Если он делает что-то для других, то ожидает ответной привязанности.

Если его ожидания оправдываются и складываются приятные отношения, он старается продлить это состояние. Когда совместная работа заканчивается, он говорит: «Как жаль, что это закончилось». Конец чего-то приятного он воспринимает так, как будто его покинули.

Зависимая личность с чертами жертвы, особенно женщина, склонна задавать множество вопросов и часто отличается детским тембром голоса. Это видно в тех ситуациях, когда она просит о помощи; она с трудом принимает отказ и обычно настаивает на своей просьбе. Чем сильнее она страдает, получив отказ, тем упорнее ищет средства, чтобы добиться своего, использует манипуляцию, капризничает, шантажирует и т.п.

Зависимый часто обращается за советом, так как не уверен в своей способности выполнить задачу самостоятельно, но к полученным советам прислушивается редко. В конце концов он поступает так, как сам хотел, потому что, фактически, ему нужен был не совет, а поддержка. Когда он идет с другими людьми, то пропускает их вперед, так как предпочитает, чтобы его вели.



Он считает, что если хорошо выполнит свое дело сам, то никто больше не станет им заниматься, и тогда наступит изоляция, одиночество, а этого он хочет избежать любой ценой.

Одиночество и в самом деле страшит зависимого больше, чем что-либо другое. Он убежден, что с одиночеством ему справиться не по силам. Потому и цепляется за других и делает все для того, чтобы завоевать их внимание. Он прибегает ко всевозможным уловкам, лишь бы его любили, лишь бы не оставили одного.

Ради этого он долго и терпеливо переносит самые мучительные ситуации. Его страх выражается такими мыслями: «Что же я буду делать один? Что со мной произойдет? Как же мне быть?» Его часто раздирают внутренние конфликты, поскольку, с одной стороны, он требует много внимания, а с другой — боится его требовать, так как это может обременять и раздражать других, и тогда они его оставят.

О зависимом судят по тому, как он выдерживает длительные страдания, и делают вывод, что он эти страдания любит. На самом же деле он их не принимает. Посмотри на женщину, которую избивает муж или которая живет с алкоголиком. Скорее всего, ей легче переносить этот кошмар, чем остаться одинокой. Она живет надеждой, эмоциональной, призрачной надеждой. Она не признает своей травмы: если бы она признала ее, то вынуждена была бы снова переживать страдание, которое эта травма представляет.

Зависимая личность обладает самой мощной способностью не видеть проблемы в своем партнере. Она предпочитает считать, что все в порядке, так как боится быть покинутой. Если партнер объявляет, что покидает ее, она страдает невероятно, поскольку, не желая видеть проблемы, не ожидала этого.

Если это твой случай, если ты видишь, что цепляешься, заискиваешь из страха остаться в одиночестве, — дай себе поддержку. Найди некий мысленный образ, вообрази себе что-то такое, что тебя поддерживает. Не сдавайся, когда наступают минуты отчаяния и кажется, что никто тебе не может помочь.

Да, иногда бывает так, что не видно выхода, но выход есть всегда. Если ты сумеешь дать себе поддержку, свет появится и ты найдешь выход.

Зависимый не любит слова «оставлять». Например, когда находящийся с ним человек говорит ему: «Мне нужно уйти, я должен оставить тебя», у зависимого сжимается сердце. Одно лишь слово «оставить», даже услышанное по телефону, поднимает в нем бурю эмоций. Для того чтобы он не чувствовал себя покинутым, партнер должен объяснить ему причину своего ухода, не употребляя слов «покинуть» или «оставить».

Когда зависимый чувствует себя покинутым, он уверен, что слишком мало значит, что недостоин внимания другого человека. Находясь в компании зависимого человека, я много раз замечала: стоит мне взглянуть на часы, чтобы проверить время (а при моем напряженном графике я делаю это часто), как его лицо меняется. Я чувствую, как ранит его этот простой жест. Зависимый автоматически заключает, что для меня мои дела важнее, чем Он.

Такому человеку трудно покинуть место или расстаться с компанией. Даже если там, куда он собирается идти или ехать, ему будет хорошо, он все же грустит при мысли о разлуке.

Когда зависимый отправляется на несколько недель в путешествие, ему очень неприятно покидать семью, дом, работу; но, оказавшись в новом месте, он вскоре привыкнет к нему и будет испытывать такую же печаль, когда придет пора расстаться с этим местом и новыми знакомыми.

Печаль — сильнейшая из эмоций, которые приходится переживать зависимому. Он ощущает ее в самых потаенных глубинах души, не в силах ни понять, ни объяснить, откуда она берется. Чтобы не чувствовать этой печали, он ищет общества других людей. Но может впасть и в другую крайность — удалиться, оставить человека или ситуацию, которые вызывают у него печаль и чувство одиночества. Он не осознает, что при этом сам кого-то покидает.

В кризисные минуты он может дойти до мысли о самоубийстве. Как правило, он только говорит об этом, стараясь напугать других, но до дела не доходит, так как, в сущности, он ищет лишь поддержки, сочувствия. Если он и совершает попытку самоубийства, то неудачно. Но если после нескольких попыток никто ему не посочувствует и не поддержит его, он может реально покончить с собой.

Зависимый боится всех начальников и властных людей. Люди с повелительным голосом или властными манерами представляются ему холодными и безразличными, а уж его, ничтожного, они, кажется, вообще не замечают. По этой же причине он очень добр и приветлив с другими, иногда даже чрезмерно и принужденно. Он надеется, что благодаря такому его поведению и другие станут приветливыми и внимательными, а не холодными и надменными.

Зависимый часто употребляет слова «один» и «отсутствовать». Рассказывая о детстве, например, он говорит, что его часто оставляли одного, что отец и мать отсутствовали. Он может признать, что страдает от одиночества, переживает сильную тревогу, страх быть покинутым. Ему кажется, что жизнь была бы несравненно лучше, если бы кто-то находился рядом.

Можно чувствовать себя одиноким, но не страдать от этого. Степень тревоги отражает силу страдания. Чувство одиночества порождает в страдающем человеке некую поспешность, напряженность; он боится, что то, чего он так жаждет, ему не достанется или у него это отнимут в любое мгновение. Что скрывается за чувством одиночества? Тот, кто от него страдает, бессознательно отгораживается от того, кого так хотел бы видеть рядом с собой.

Он не раскрывает свою душу, чтобы принять в нее этих людей, — из страха, что не выдержит контакта с ними. Боится он и эмоций, которые могут возникнуть у него в ответ на их внимание. Подобное поведение не редкость и его легко заметить: человек явно препятствует собственному счастью. Как только отношения становятся более тесными, он ищет способ прекратить их.

Зависимые люди легко дают волю слезам, особенно когда заходит речь об их несчастьях и проблемах. В их рыданиях слышатся обвинения в адрес других лиц, которые бросили их в тяжелую минуту. Они обвиняют самого БОГА за то, что он оставил их.

Они не хотят видеть, как часто сами оставляют других. Они не отдают себе отчета в том, сколько начинаний бросают на полпути. Их эго постоянно играет с ними злые шутки — как, впрочем, и с нами всеми.

Зависимый испытывает потребность в присутствии и внимании других, но не замечает, как часто он отказывает другим в том, чего требует для себя. Он любит, например, сидеть в кресле и читать книгу, но терпеть не может, когда так же поступает супруга (супруг). Он любит пойти куда-нибудь один, уединиться, но если то же самое сделает близкий ему человек, он чувствует себя покинутым и несчастным.

Он думает: «Конечно, я не настолько важная персона, чтобы брать меня с собой». Столь же болезненно переживает он ситуацию, когда его не приглашают на какую-либо встречу или собрание, куда, по всем соображениям, должны были бы пригласить; он испытывает глубокое уныние — его покинули, он никому не нужен.

Зависимый имеет привычку физически цепляться за любимого человека. Ребенок, маленькая девочка цепляется за папу, мальчик цепляется за маму. В супружеской паре зависимый держится за руку другого, прижимается или часто прикасается к нему. Стоя на ногах, зависимый обычно ищет опору — стену, дверной косяк и т. п. Да и сидя, он норовит облокотиться, привалиться, развалиться — только не держаться прямо; кажется, что его спина не выдерживает собственной тяжести и клонится вперед.

Когда в публичном собрании увидишь человека, старающегося привлечь к себе внимание, присмотрись к его телу, и ты сможешь определить, страдает ли он зависимостью. На моих семинарских занятиях всегда находятся люди, стремящиеся что-то выяснить в частном порядке — в перерыве, до или после занятий. И каждый раз я вижу маску зависимого.

Обычно я прошу их задавать свои вопросы во время занятий, потому что вопросы-то дельные и представляют общий интерес для всех участников. Но начинается новое занятие, и они чаще всего пренебрегают моей просьбой. Дело в том, что по-настоящему их интересует только мое внимание, адресованное персонально им.

Иногда я предлагаю таким пациентам частную терапию, в процессе которой они могли бы получить столько внимания, сколько пожелают; но такой путь тоже не усыпан цветами: их рана не столько лечится, сколько получает дополнительное питание.

Еще один способ привлечь внимание — завоевать общественное положение или должность, открывающие доступ к широкой аудитории. Многие певцы, актеры, артисты цирка и другие работники эстрадно-театрального мира, выступающие перед многочисленной публикой, являются зависимыми, людьми. Для них главное — быть звездой, и не имеет значения, в какой роли.

В частных консультациях зависимый более чем кто-либо склонен к переносу на своего терапевта. В сущности, он ищет у врача поддержки и сочувствия, в которых ему отказали родитель или супруг(а). Моя подруга, психолог, рассказывала мне, как ее пациент устроил ей сцену ревности, когда она сообщила ему, что на ближайшие две недели уедет с мужем в отпуск и сеансы вместо нее будет проводить ее коллега.

Благодаря этой сцене она и обнаружила; что пациент перенес на нее свои чувства. После проверки выяснилось, что он типичный зависимый. Я здесь пользуюсь этим случаем, чтобы предупредить всех, кому приходится оказывать другим людям психологическую помощь: будьте особенно осторожны с пациентами, переживающими травму покинутого, — вы рискуете оказаться объектом переноса.

Зависимый легко отождествляет себя, «сливается» с другими и поэтому склонен считать себя ответственным за их счастье или несчастье, точно так же как и их считает ответственными за свои беды и радости. Такая психически неуравновешенная личность глубоко чувствует эмоции других людей и легко поддается их наплыву. Желание слияния порождает всевозможные страхи и может даже привести к агорафобии. Я повторю здесь описание агорафобии из моей книги «Твое тело говорит: Люби себя!»

Эта фобия представляет собой болезненный страх открытых пространств и людных мест. Это самая распространенная из фобий. Женщины страдают ею вдвое чаще, чем мужчины. Многие мужчины скрывают свою агорафобию с помощью алкоголя. Они предпочитают стать алкоголиками, лишь бы не показывать этот сильный и неконтролируемый страх.

Агорафоб часто жалуется на постоянное беспокойство и особенно — тревогу, доходящую временами до паники. Тревожная ситуация вызывает у агорафоба реакции — физиологические, которые могут вызвать панику (сердцебиение, обмороки, мышечная напряженность или слабость, потоотделение, затрудненное дыхание, тошнота, недержание мочи и др.), когнитивные (чувство необычности, чужеродности; страх потерять контроль, сойти с ума, пережить публичное унижение, потерять сознание, умереть и др.) и поведенческие (уклонение от ситуаций, могущих вызвать тревогу, а также избегание мест, которые кажутся слишком удаленными от спасительного убежища или надежного человека).

Большинство агорафобов страдают гипогликемией.

Страх и эмоции агорафоба столь сильны, что он стремится избегать ситуаций, из которых трудно выбраться. Поэтому он всегда должен видеть рядом с собой близкого человека, который поможет спастись в трудную минуту; необходимо также надежное убежище, где всегда можно спрятаться. Есть и такие агорафобы, которые в конце концов вообще перестают выходить из дому. Причины для этого они всегда находят самые уважительные.

Их ужасные предчувствия никогда не сбываются. Большинство агорафобов в детстве были глубоко зависимы от матери и чувствовали себя ответственными за ее счастье, а также обязанными помогать ей в ее материнской роли. Агорафоб может существенно улучшить свое эмоциональное состояние, если сумеет наладить отношения с матерью.

Самый сильный страх агорафобы испытывают при мысли о смерти или о безумии. Насмотревшись на агорафобов, которые встречались почти на всех моих семинарских занятиях в течение многих лет, я пришла к интересным обобщениям по поводу агорафобии, благодаря которым смогла помочь сотням страдающих ею людей.

Их страхи тянутся с детства, в котором им пришлось пережить одиночество, изоляцию. Благоприятные условия для развития агорафобии возникают тогда, когда среди родственников и близких наблюдается повышенная смертность или случаи безумия. Возможно, сам агорафоб пережил близость смерти в детстве или чья-то смерть или безумие произвели слишком сильное впечатление на всю семью.

Страх смерти агорафоб переживает на всех уровнях, хотя по-настоящему не осознает этого. Он считает себя неспособным перенести перемены в какой бы то ни было сфере, поскольку они представляют для него символическую смерть. Вот почему фактические перемены в жизни вызывают у него жесточайшие приступы тревоги и усиливают агорафобию.

Такими переменами могут быть переходы от детства к юности и затем от юности к зрелости, от холостой жизни к супружеской, смена места работы, переезд, беременность, несчастный случай, развод, рождение и смерть близких людей и т. п.

Многие годы его тревоги могут быть скрытыми и неосознанными, но в ситуации, когда не выдержат блоки его ментального и эмоционального контроля, агорафоб не сможет больше сдерживать свои страхи, и они станут осознанными и очевидными.

Агорафоб отличается также неограниченным и неконтролируемым воображением. Он представляет себе ситуации, выходящие далеко за пределы реальности, и чувствует, что не в силах справиться с этими видениями. Эта безотчетная ментальная активность пугает его — он не решается даже говорить о ней, опасаясь прослыть сумасшедшим. Очень важно понимать, что это не безумие, а всего лишь чрезмерная и плохо управляемая чувствительность.

Если ты узнаешь себя в перечисленных выше характеристиках, то знай, что это не безумие и что от этого не умирают. Просто еще в детстве ты слишком открыл свою душу эмоциям других людей, ты поверил, что несешь ответственность за их счастье и их неудачи. Как следствие, ты стал слишком нервным, так как не можешь постоянно быть настороже и предотвращать все чужие несчастья.

Вот почему ты улавливаешь эмоции и страхи других людей, когда находишься в людном месте. Самое важное для тебя — научиться правильно понимать ответственность. Та ответственность, в которую ты веровал до настоящего времени, тебе не подходит. Правильное понятие об ответственности входит как неотъемлемая часть во все учебные курсы центра Слушай Свое Тело.

Зависимый тип характера я констатировала у большинства агорафобов, которых встречала до сих пор. Если ты обратишься к приведенному выше описанию агорафобии, то найдешь там упоминание о страхе смерти и безумия. Когда у зависимого умирает кто-то из дорогих ему людей, он чувствует себя покинутым.

С каждым разом ему становится все труднее принимать чью бы то ни было смерть, так как каждая смерть бередит его травму покинутого и усиливает агорафобию. Я установила, что человек, у которого доминирует травма покинутого, испытывает особо сильный страх смерти; если же превалирует травма предательства, то более сильным является страх безумия. О травме предательства я буду говорить в пятой главе.

Зависимая мать, склонная к слиянию, жаждет любви от своего ребенка и делает все для того, чтобы он чувствовал, как много она думает о нем. Любовь других людей, особенно близких, поддерживает зависимых, помогает им стоять на ногах. Я не раз слышала от зависимых: «Я не выношу, когда меня кто-то не любит; я готов на все, лишь бы уладить ситуацию».

Когда зависимый говорит: «Это очень важно, позвони мне и сообщи, когда у тебя будут новости», то на самом деле он хочет сказать: «Когда ты звонишь мне, я чувствую свою значимость». Всеми способами он добивается, чтобы другие давали ему почувствовать себя нужным, чтобы с ним считались; сам он никак не может в это поверить.

Когда зависимый сталкивается с проблемами, которые его же зависимость порождает, в такие мгновения он хочет быть независимым. Считать себя независимым — очень частая реакция у зависимых; они очень любят рассказывать другим, какие они независимые! Между тем от этого травма покинутого только усиливается и еще больше маскируется, поскольку отвлекающие разговоры ее не лечат.

Например, зависимый человек, мужчина или женщина, не хочет иметь ребенка, прикрываясь желанием сохранить свою независимость. Часто зависимый мужчина таким способом скрывает свой страх, что ребенок отнимет у него внимание жены. Зависимая женщина чаще боится, что ее задавят все те обязанности, которые налагает на нее рождение ребенка.

С другой стороны, если она хочет иметь детей, то предпочитает тот период, когда они маленькие и больше всего зависят от нее. Это помогает ей чувствовать свою значимость. В сущности, зависимому нужна автономия, а не независимость. В последней главе я расскажу, как этого достичь.

Аналогичное поведение характерно для зависимого и в сексуальной жизни. Он часто использует секс для того, чтобы крепче привязать к себе другого. Особенно популярно это у женщин. Когда зависимая личность видит, что партнер желает ее, она чувствует себя более важной.

Я могу сказать, что из пяти типов больше всех любит секс тот, кто боится быть покинутым. Обычно он хочет секса больше, чем партнер, и нередко можно заметить, что именно те, кто больше других жалуется на недостаток сексуальных радостей, страдают травмой покинутого и носят маску зависимого.

Если зависимая женщина и не желает любовных утех, то она не скажет об этом мужу. Она предпочтет имитировать удовольствие, так как не хочет упустить случай почувствовать себя желанной. Я знала и таких женщин, кого устраивала жизнь втроем, когда каждая знала, что муж занимается любовью с другой в соседней комнате.

Зависимый же мужчина делает вид, что ничего не знает о любовнике жены. Эти люди предпочитают терпеть такие ситуации, чтобы не оказаться покинутыми. Предпочитают не по своей воле — просто они готовы на все, лишь бы не потерять супруга.

Что касается питания, то зависимый может съедать много, не набирая при этом веса. Поскольку внутренне он настроен на то, что ему всегда и всего не хватает, то соответствующее сообщение получает во время еды и его тело. И реагирует соответственно. Когда человек ест очень мало, но думает, что переедает, его тело получает сообщение о переедании и реагирует так, как будто и в самом деле съедено слишком много. В результате тело набирает вес.

В предыдущей главе я упоминала, что беглец склонен к анорексии, а зависимый — к булимии. Мои наблюдения позволяют мне сделать вывод, что, когда зависимый мужчина страдает булимией, он «поедает» свою мать: ему ее мучительно не хватает. Когда же булимия проявляется у зависимой женщины, то ей не хватает отца.

Если у этих зависимых, нет замены недостающему родителю, то они совершают перенос на пищу. Между прочим, они очень часто употребляют слова «пожирать», «поглощать»: «Этот ребенок поглощает всю мою энергию» или «Все мое время пожирает служба».

Зависимый предпочитает мягкие продукты питания. Как правило, он с удовольствием съедает много хлеба, который для него символизирует землю-кормилицу. Он любит неторопливую еду, особенно если вместе с ним в трапезе участвуют другие, он старается продлить этот приятный процесс и внимание к себе.

Наоборот, в одиночестве, а тем более вне дома, зависимый принимает пищу неохотно. Будучи не в ладах со словом «оставлять», зависимый всегда старается ничего не оставлять в тарелке. Все это происходит помимо его сознания.

Что касается физического здоровья, то зависимые отличаются, особенно в детстве, частыми заболеваниями, слабостью, тщедушным телосложением. Ниже приводится список болезней, которые больше всего угрожают лицам с травмой покинутого.

Астма — болезнь, характеризующаяся затрудненным, болезненным дыханием. В метафизическом плане эта болезнь указывает, что человек берет больше, чем ему следует, и отдает с большим трудом.

Проблемы с бронхами также весьма вероятны, поскольку бронхи метафизически связаны с семьей. Если зависимый страдает бронхиальными болезнями, то это свидетельствует о его семейной неудовлетворенности: ему кажется, что он слишком мало получает от семьи, что слишком от нее зависит. Ему хотелось бы верить в то, что в семье у него есть прочное место, а не суетиться, домогаясь этого места.

Под влиянием своей фузионной субличности[3] зависимый притягивает к себе проблемы поджелудочной железы (гипогликемия и диабет) и надпочечников. Вся пищеварительная система у него неустойчива, потому что он считает свое питание неадекватным, даже если физически оно вполне нормально. Несмотря на то, что недостаточность существует только в эмоциональном плане, его физическое тело получает сообщения о нехватке пищи и реагирует соответственно — отражает психическое состояние.

Близорукостьу зависимых встречается также очень часто. Она представляет собой неспособность видеть далеко, а это связано со страхом перед будущим и, особенно, с нежеланием встречать будущее в одиночку.

Зависимый, слишком лелеющий свою жертвенную субличность, может довести себя до истерии. Психологи говорят, что истерическая личность подобна ребенку, который боится, что у него отнимут соску и оставят одного. Поэтому такая личность склонна шумно демонстрировать свои эмоции.

У многих зависимых развивается депрессия, когда их травма доставляет им сильные страдания и они чувствуют себя беспомощными — не получают той любви, которой так жаждут. Это тоже способ привлечь к себе внимание.

Зависимый страдает мигренями, потому что мешает себе быть самим собой, блокирует свое «Я есть». Он слишком суетится, прибегает ко всевозможным ухищрениям, лишь бы быть тем, кем его хотят видеть другие, или же практически полностью живет в тени людей, которые его любят.

Я заметила также, что зависимые очень часто притягивают к себе редкие болезни, требующие особенного внимания, или так называемые неизлечимые болезни. Напомню, что когда медицина объявляет некоторую болезнь неизлечимой, то, фактически, она сообщает, что наука еще не нашла надежных средств против этой болезни.

Перечисленные выше болезни и недомогания могут наблюдаться и у лиц с иными типами травм, но у тех, кто переживает травму покинутого, они встречаются наиболее часто.

Если ты видишь у себя травму покинутого, то я должна напомнить тебе, что эту рану активировал твой родитель противоположного пола и что ее продолжает бередить каждый человек противоположного пола. И вполне естественной и человеческой реакцией является твоя злость на родителя и других лиц противоположного пола. Я повторю здесь то, что написано во многих других моих книгах:



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.