Сделай Сам Свою Работу на 5

Характерные черты формирования и развития политической географии

До настоящего времени в отечественной литературе по ис­тории географической науки не существует достаточно разносто­ронней и глубокой по содержанию обобщающей работы по ис­тории становления и развития ПГ как географической научной дисциплины. В большинстве капитальных трудов, посвященных истории географии в целом или ее крупных подразделений, ПГ или практически "проигнорирована", или ее судьба затрагивается "попутно", "слегка" (в лучшем случае лишь применительно к зарубежной географии)12. К сожалению, эта наука "отсутствует" и в известном словаре Э. Б. Алаева 13.

Первый глубокий, основанный на многолетних исследованиях обзор генезиса и исторических форм развития ПГ, характеризую­щий закономерную смену ее важнейших научных парадигм, пред­ставлен в новейшей монографии Н. В. Каледина14, которую мы использовали в качестве главной основы краткого историческо­го очерка ПГ.

Н. В. Каледин, приводя веские аргументы, утверждает истори­ческий приоритет России в лице ученых Санкт-Петербургской Академии наук во введении в географию (по крайней мере со второй половины - конца 1720-х гг.) нового термина и раздела -политической географии.

Авторами этого нововведения были немецкие профессора, со­стоявшие на русской службе, - Г. В. Крафт и X. Н. Винцгейм. Так, Первый из них в своем "Кратком руководстве к математи­ческой и натуральной географии с употреблением земного гло-


■ 1,2- Характерные черты формирования и развития географии ц

буса и ландкарт" использовал термин "политическая" или "исто­рическая" география для обозначения раздела географической науки, дающей комплексные государствоописания.

В 1745 году был издан труд X. Н. Винцгейма "Краткая поли­тическая география ... ", в которой рассматривается разделение государств - "земель" по типам правления и даются комплекс­ные описания крупнейших из них. Оба труда связаны со станов­лением государственноописательной парадигмы ПГв рус­ле утверждавшейся в XVIII в. описательной государственной статистики, во многом обязанной деятельности крупного немец­кого географа и статистика - профессора Антона Фридриха Бю-шинга (1724-1793), долго жившего в России.

А. Ф. Бюшинг понимал ПГ как историко-политическое разде­ление Земли на различные, определенным образом управляемые области (государства) и их комплексное описание, включавшее гра­ницы, величину, черты природы, административно-территориальное деление, население и его занятия, судебную и военную системы 15. • {■■ В этот же период (1758-1772 гг.) был издан в четырех час­тях первый русский учебник географии - "Политическая геогра­фия" Сергея Федоровича Наковольнина, содержащая помимо кратких сведений из математической и физической географии подробное описание различных государств.

: Развитие описательной государственной статистики (государ-ствоведения) в России в конце XVIII - первой половине XIX в. определялось в основном трудами профессоров Карла Федоро­вича Германа (1767-1838), Евдокима Филипповича Зябловского (4764-1846) и Константина Ивановича Арсеньева (1789-1865), особенно их деятельностью на кафедре географии и статистики, созданной в начале 1820-х гг. на историческом факультете (аанкт-Петербургского университета.

Так, Е.Ф. Зябловский считал, что ПГ имеет своим предме­том "государство или всякое благоустроенное общество"; она изучает то, "что человек произвел примечательного на Земле", "состояние держав" 16.

- • Как подчеркивает Н. В. Каледин, вершиной рассматриваемой парадигмы ПГ (применительно к одной стране) являются "Ста­тистические очерки России" К. И. Арсеньева, вышедшие в 1848 г. 17 В этом труде, ставшем одним из классических в отечественной экономической и социальной географии, важное место занимает •бобщение знаний о территориально-политической структу-



ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ


1.2. Характерные черты формирования и развития географии



 


ре Российского государства;автор формулирует представление о радиальной структуре территориально-политического могуще­ства Российской империи с позиций "центр - колонизуемая пери­ферия". Это - "одно из первых российских регионально-геополи­тических построений - цельное, исторически и статистически аргументированное и... более раннее по сравнению с западноевро­пейскими" 18.

Эмпирическое государствоописательное политико-географи­ческое знание стало необходимой ступенью восхождения ПГ к новому, научнообъяснительному качеству, основой которого ста­ла антропогеографическая парадигмас главными объектами не только в виде государств, но и различных человеческих сооб­ществ - рас, народов и др. - с их свойствами.

Переход к этой парадигме на Западе завершился в конце XIX - начале XX в. работами выдающегося немецкого географа Фридриха Ратцеля(1844-1904), который отмечал, имея в виду свой труд "Политическая география", что в 1898 году была пред­принята первая попытка сделать ПГ научной, так как в этой на­уке продолжала господствовать парадигма, заложенная А. Бюшин-гом и характеризовавшаяся "бедностью мыслей", не способная "глубже объединить тщательно собранные факты" 19.

Говоря о деятельности Ф. Ратцеля, нельзя обойти тот факт, что этот разносторонний ученый, который оставил после себя более 20-ти многотомных сочинений, оказавших влияние на многих уче­ных и практически все национальные географические школы, в работах по истории географии советского периода подвергся весь­ма жестокой критике за развитие идей великого немецкого геогра­фа К. Риттера, за попытку перенести дарвинизм в изучение обще­ственных отношений, за то, что созданную им антропогеографию он рассматривал как отрасль биогеографии, за то, что "его пред­ставление о государстве как организме, требующем определенно­го пространства, послужило одним из источников геополитики" 20. Вместе с тем не обращалось внимание на суть его антропо-географической концепции, которая заключается в единстве гео­графического описания и исторического объяснения. Ратцель вполне справедливо указывал на значение генетического и истори­ческого подходов для объяснительной практики географии и про­дуктивно использовал их как фундаментальные методы анализа объективной реальности, необходимые и в ПГ. Он писал: "Поэто­му окружающей среде народов мы посвящаем более подробное


рассмотрение, пытаясь вместе с тем исторически разъяснить современные условия ее. Географическое воззрение (рассмотрение внешних условий) и историческое разъяснение (рассмотрение развития) должны, таким образом, идти рука об руку" 21.

Результаты воздействия "Политической географии" Ф. Рат­целя на российскую ПГ, на процесс ее "антропогеографизации" сказались в силу ряда причин позднее, чем в западноевропейских странах. Подлинным "отцом антропогеографической парадиг­мы российской ПГ" вполне обоснованно называют Вениамина Петровича Семенова-Тян-Шанского (1870—1942)22. Ведущие Принципы концепции ПГ, разработанные этим ученым, изложен­ные в его докладе в Русском географическом обществе и в тру­дах 191523 и 1928 гг.24, заключаются в следующем:

1. ПГ - это своеобразное "итоговое", синтетическое и мно­
гоуровневое знание в структуре географической науки, это гео­
графия "территориальных и духовных господств человеческих
сообществ" или "страноведение территориального господства"25.

2. Признание тесной связи ПГ с экономической деятельнос­
тью человека, "с использованием производительных сил, без чего
немыслимо материальное и духовное превосходство одних частей
человечества над другими" 26.

3. Выделение и характеристика генетических форм террито­
риальных политических систем ("могущественно-территориально­
го владения") как результата совокупного действия природных,
исторических, экономических и культурных факторов. В. П. Се-
меновым-Тян-Шанским рассматриваются три основных исторических
типа территориальных систем политического могущества: "коль­
цеобразная" ("средиземноморская"), "клочкообразная" (колони­
альные империи) и "чрезматериковая" (или "от моря до моря", в
частности, Россия) системы. Сочетание и взаимосвязь этих ис­
торических форм (а также существующих на их стыках госу­
дарств - "буферов") "дают" глобальную территориально-поли­
тическую систему.

На этой основе ученый приходит к геополитическому опре­делению ПГкак науки, занимающейся изучением "простран­ственных взаимоотношений территориального могущества отдель­ных человеческих сообществ-государств"27. Выделяя в своей классификации три "отдела географии", он относит ПГ к отделу "географического синтеза", включающему, кроме ПГ, экономи­ческую географию (или географию производительных сил).



ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ


2. Характерные черты формирования и развития географии



 


4. Исследование развития т. н. "чрезматериковой" системы
территориально-политического могущества России, анализ ее пре­
имуществ, недостатков и перспектив. Ученый считал, что "нам
более, чем кому-либо на свете, не следует различать Европы от
Азии, а, напротив, стараться соединять ее (речь идет о Российской
империи. - М. Г.) в одно географическое целое..."28.

5. Политико-географическое районирование и картографиро­
вание России (выделены две зоны и 9 районов - "цельных в
политико-географическом отношении местностей").

Таковы основные положения методологически основанной на антропо-географическом подходе, но существенно отличной от западноевропейских концепций Ф. Ратцеля, X. Маккиндера, Э. Хантингтона, политико-географической концепции В. П. Се-менова-Тян-Шанского "с ярко выраженным историко-геополи-тическим и российско-центричным "креном", предстающая "своеобразной научной вершиной и одновременно новой, ди-алектико-материалистической предпосылкой и перспективой прогресса политико-географического познания... в XX в."29. Возрастание интереса науки в первые десятилетия XX века к взаимосвязи и взаимозависимости политической деятельности го­сударств стимулировали формирование государственно-геопо­литической парадигмыразвития ПГ, которая в 1920-1930-е гг. "раскололась" на две ветви:

Первая - "западная", представленная классической геополи­тикой, вложившейся в самостоятельное научное направление, ори­ентированной на разнообразные выходы в политическую практи­ку государств. Это "ветвь" последователей Ф. Ратцеля - "отца" термина "геополитика" Р. Челлена (Швеция), большого круга гер­манских геополитиков во главе с К. Хаусхофером, основополож­ника британской и американской геополитики X. Маккиндера (об этой ветви - подробнее в главе, специально посвященной геопо­литике).

Вторая ветвь - "советская", пассивная по отношению к политической практике, господствовавшая в течение десятилетий в общественно-географическом познании в СССР (а позднее и в других социалистических странах).

По замечаниям отечественных ученых, "развитие политической географии в СССР не было простым ни на одном из этапов ее небольшой истории"30; "нерадостную судьбу ПГ в нашей стране отчасти можно объяснить тем, что ее исторически отождествляли


с понятием "геополитика", сросшимся с концепциями наиболее реакционной части буржуазной политической географии" 31.

В (обобщенном виде наиболее характерные черты "советской" ветви ЙГ выглядят следующим образом:

а) длительное забвение ПГ как самостоятельной географической
научной и учебной дисциплины;

б) "растворение" государственно-геополитического направле­
ния ПГ в других науках, например, в военной географии, востоко­
ведении, экономической географии, которая приобретает (как
учебная дисциплина) новое название - "экономическая и полити­
ческая география";

у в) обращенность отечественного политико-географического дознания главным образом к зарубежной государственно-геопо­литической тематике и практическое "отчуждение" от внутрисо­юзной проблематики;

.; г) постоянно возраставшая изолированность от "западной" йетви, сочетавшаяся с пристальным к ней вниманием с позиций нега­тивно-критического идеологизированного восприятия геополитики;

д) усиление (с 1930-х гг.) идеологической функции совет­ской государственно-геополитической парадигмы, распростра­нявшейся в основном на три темы: 1) политическая карта мира; 2) типология стран мира; 3) проблемы межимпериалисти­ческого соперничества.

Об "официальном" отношении к ПГ как важной и самостоя­тельной географической науке свидетельствует хотя бы такой факт: в сборниках трудов (докладов, тезисов докладов и сообще­ний) советских ученых к XXI (1968 г.) и XXII (1972 г.) Между­народным географическим конгрессам практически отсутствует Политико-географическая тематика.

, Вместе с тем нельзя не отметить серьезных попыток станов­ления глубоких политико-географических исследований (хотя и с сугубо марксистско-ленинских идеологических позиций), предпри­нятых рядом ученых, прежде всего, И. М. Маергойзом (в его ста­тьях 1960-х и, особенно, 1970-х гг.)32.

Следующий, новейший этап развития ПГ в нашей стране (вбывшем СССР и современной Российской Федерации) связан с формированием, по терминологии Н. В. Каледина, "деятельност-но-общественной парадигмы" (начиная со второй половины 1980-х гг.), с активно расширяющейся предметной областью ПГ, включающей исследование географических факторов и аспектов



ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГЕОрРАФИЯ


1.3. Основные направления политико-географических исследований



 


"не только государственно-геополитической, но и других (видов политической деятельности (в первую очередь таких субъектов, как партии, этносы и др.), а также исследование территориально-политических аспектов иных сфер жизни общества (экономи­ческой, социальной, этнической, культурной и др.) и интегральных результатов их взаимодействия, в том числе политико-географи­ческих районов" 33.

Происходит ускорение дифференциации политико-географи­ческих исследований не только по зарубежной, но и (с конца 1980-х гг.) внутрисоюзной, а затем и российской тематике. За­рождается отечественная теоретическая ПГ.

Очевидный прогресс (начало возрождения) ПГ был связан с включением в материалы VIII съезда Географического общества СССР (Киев, 1985 г.) 8 докладов по различным аспектам полити­ко-географической проблематики. В конце 1980-х и в 1990-е гг. развернулся довольно широкий фронт разнообразных исследова­ний практически по всему спектру этой возрождающейся в нашей стране науки. Выходят сборники научных трудов, политико-гео­графические темы "внедряются" в географическую и общество­ведческую периодику, в новые учебники и учебные пособия, осо­бенно для средних общеобразовательных учебных заведений (работы Ю. Н. Гладкого и С. Б. Лаврова, В. П. Максаковского, С. Н. Раковского, А. Е. Слуки и др.), выходят в свет первые обобщающие научные монографии (В. А. Колосова и Н. В. Каледина). В 1991-1997 гг. впервые за весь XX век были опубликованы круп­ные отечественные исследования по электоральной географии 34.

Зарубежная география последней четверти XX века харак­теризуется "взлетом" интереса к ПГ, проблемные исследования в которой охватывают вопросы географии Мирового океана, гео­графии выборов, федерализма, пограничных зон и др. В 1980-е гг. выходит ряд систематических руководств и сводок на англий­ском и немецком языках и крупные проблемные- работы под характерными названиями - "Центр и периферия: пространствен­ные вариации", "Политика, география и поведение", "География мира и войны". В 1990-е гг., наряду с изданием традиционных обобщающих трудов, появляются работы, посвященные поли­тико-географическому осмыслению системы новых междуна­родных отношений, новой политико-территориальной структу­ры мира.




©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.