Сделай Сам Свою Работу на 5

Экоэтика психосферы в модели витальности

Экоэтика и психосфера. Первым критерием в оценке значимости любых решений в управленческой и производственной областях все в большей мере становится охрана среды обитания. У нас принято говорить об экологических проблемах, а в англоязычной литературе и документах ООН принят термин Environment Protection, т.е. охрана среды обитания. Однако в последние годы все более высвечивается этический аспект проблемы сохранения природы. Постепенно развивается концепция, состоящая в том, что любая проблема охраны среды обитания неизбежно должна становиться проблемой нравственной, проблемой человеческой совести. Поэтому вполне логично появление синтетического термина – экоэтика. В аппарате науки этические аспекты, как правило, отсутствуют. В то же время такой крупный мыслитель, как В.И. Вернадский, неоднократно указывал, что личность ученого должна быть связана не только с суммой знаний, но и с его высоким нравственным уровнем.

Таким образом, под экоэтикой мы будем понимать научное направление и мировоззрение, включающее одновременно как экологический, так и нравственный, или этический, аспекты взаимоотношения человека с природой. В природе часто выделяют биосферу как некую сферу жизни. Развитие сознания общества привело к появлению понятия ноосферы (Леруа; Шарден, Вернадский) как биосферы, «пронизанной» человеческим разумом. Но, как оказалось, человеческий разум несовершенен, и путь технократической цивилизации привел ее к кризису.

Видимо, требуется выделение наряду с понятиями биосферы и ноосферы отдельного понятия психосферы, как мира сознания всего человеческого общества. Этот мир сознания теперь «обогатился» новыми искусственными компонентами, такими как средства массовой информации и, особенно, телевидение, сеть Интернет и виртуальное компьютерное пространство. Забота о чистоте психосферы становится главнейшей среди экоэтических проблем.

К сожалению, нравственные пожелания часто на практике не выполняются. Достаточно еще раз упомянуть о ядерных катастрофах, многочисленных, не оправданных жесткой необходимостью испытаниях водородных бомб. Не столь эффектными, но столь же трагичными для природы оказались грандиозные гидросооружения на Волге, Днепре, Дону и других равнинных реках. Множить далее примеры нет необходимости.



Воспитание нравственности веками связывали с религией, а наука, мол, пусть себе переделывает природу под нужды человека. Таков технократический посыл. Наверное, поэтому многие крупные ученые в пору своей зрелости приходили к вере в Бога. Но великий ученый должен быть велик во всем, поэтому, вероятно, те, кто не принял Бога, искали этические элементы в самой науке (Анри Пуанкаре, Луи де Бройль, Константин Циолковский). Однако ни в каких научных моделях нравственность и этика не присутствуют. Тот же Пуанкаре, например, полагал, что только через сто лет в научных концепциях проявятся мораль и этика.

Экоэтический смысл в модели витальности. Действительно, пожелание Пуанкаре, кажется, может сбыться. В рассмотренной ранее IEV-модели нравственно-этические элементы присутствуют вполне реально. Их по меньшей мере шесть.

В первую очередь этический элемент заложен в самом показателе витальности VI / Е. Здесь информативность I предполагается как основная характеристика эволюции сознания в живых системах. Чем более совершенно проявление жизни, тем больше в ней информации-сознания. Можно полагать, что при развитии организмов от простейших к более сложным и далее к человеку сознание расширяется. У человека, например, появляется еще и сверхсознание, как канал связи с высшими благостными слоями тонких миров (см. подробно гл. VII).

В структуре информации-сознания человека все более превалирует духовно-смысловая составляющая, и он получает от Творца Душу, нравственность и совесть. Тут вполне уместно вспомнить слова великого философа Иммануила Канта о том, что его всегда изумляло «звездное небо над нами и нравственный закон внутри нас». Поскольку в модели витальности номогенез мы связываем с эволюцией сознания, а значит, и с появлением нравственности, все практические приложения IEV-модели оказываются как бы «пронизанными» нравственным императивом.

Вторая, но не менее важная роль в IEV-модели отводится этической функции гамма-барьера между вещественным и тонким мирами. Эта так называемая граница гамма-сингулярности обладает некими свойствами «полупроницаемости» для квантов сознания при взаимодействии с тонким миром. Согласно IEV-модели, трансфизические воронки сквозь гамма-барьер (зеркало) обусловливают разную вероятность перехода потоков сознания в «Зазеркалье», поскольку эти воронки предполагаются существующими как бы на разной высоте по оси I – информации-сознания.

На более высоких ступенях развития человеческого сознания будем предполагать наличие и более высокого уровня нравственности. Чтобы обеспечить этот высокий уровень, нужна кроме «генетической» чистоты помыслов тщательно продуманная благостная система воспитания и образования, о чем будет идти речь ниже.

Третий элемент нравственности, заложенный в IEV-модели, связан с духовно-смысловой структурой омега-сингулярности. С омега-областью мы отождествляем представление о первичном потоке сознания-информации, а в религиозном аспекте – представление о Животворящей Троице. По эзотерическим канонам, во многих религиозно-философских системах Животворящая Троица, безусловно, благостное начало для развития (Творения) всего сущего во Вселенной. Полагаем, что в нашей модели точка омега отражает именно такую Божественную сущность, которая априори направлена на всемерную поддержку жизни, на обеспечение красоты и совершенства природы и ее синергийности с человеком.

Четвертый, сугубо нравственный аспект IEV-модели присутствует в структуре трех уровней человеческого сознания: подсознания, активного сознания и сверхсознания. Здесь особенно важно, что подсознание в модели витальности связано с первичным потоком сознания. Этот поток инициируется двойной точкой сингулярности омега—альфа и несет в себе всю априорную информацию о будущем вещественном мире. Еще раз напомним, что Христос сказал: «Я есмь Альфа и Омега Творения», – одновременно!

Подсознание – как бы первый этаж на лестнице IEV-диаграммы или сквозной тоннель первичной информации, совпадающий со «стрелой витальности». Но одновременно первый этаж создает как бы подвалы нашего сознания. Именно из этих «подвалов» всплывают в активное человеческое сознание образы, связанные с миром животных, растений и косной природы. В то же время не забудем, что подсознание обеспечивает автоматически все априорные бессознательные функции любого организма в живых системах Универсума. Подсознание связано с вегетативной нервной системой в организмах и с программой упорядочения структуры в косной природе.

Активное человеческое сознание выстраивается на базе развития первичного потока подсознания как итог совершенствования предшествующих человеку живых систем. Именно активное сознание регулирует взаимоотношение человека с окружающим миром. Оно занимает второй этаж IEV-лестницы номогенеза. В обыденном смысле активное сознание обозначают просто как «сознание», и оно ассоциируется с деятельностью мозга и центральной нервной системы.

Сверхсознание, рассматриваемое как некий аналог высших сфер Души человека, обеспечивает контакт тонким миром. Все три отмеченных уровня сознания скоррелированы с объемом, скоростью переработки и качеством «усвоенной» информации. Ценность трансформируемой через сознание информации носит тот или иной нравственный оттенок. Его палитра зависит как от источника информации, так и от путей ее возможного использования. Именно эти пути (как говоришь и что делаешь!) определяют чистоту сознания, в том числе разума и Души человека.

Пятый экоэтический элемент IEV-модели связан с весьма вероятным наличием в творящей программе эволюции человечества отдельных ниш или вакансий для разных рас, этносов, наций, религиозных систем, а может быть, даже и некоторых общественных групп людей и отдельных личностей. Тут наша модель как бы соответствует библейской интерпретации: «Каждая новая форма бытия появляется в результате отдельного акта творения». Безусловно, рассчитывать на линейность процесса эволюции в развитии человечества вряд ли имеет смысл. Как наши «меньшие братья» собаки не произошли от кошек, так и разные народы или расы не произошли друг от друга. Скорее всего, они занимают отдельные вакансии на некой библейской лестнице Иакова, которая условно отражена IEV-моделью (рис. 8.1, 8.2).

Согласно современным представлениям об этногенезе и биосфере, изложенным, в частности, в одноименной книге Л.Н. Гумилева, в разные эпохи различные этносы проходили как этапы расцвета, так и времена упадка их цивилизаций. Вместе с этим менялась насыщенность психосферы общества интеллектом и духовностью (по Гумилеву – через пассионариев). Поэтому ниши этногенеза на IEV-лестнице отнюдь не закреплены программой эволюции на достаточно определенном информационном уровне, как это имеет место, например, в мире животных или растений. Здесь видно главное отличие человека от животного и растительного мира. Это отличие – в свободе воли, т.е. в увеличении возможностей выбора вплоть до попятного движения и упадка культуры.

Наконец, шестой экоэтический фактор IEV-модели заключается в самом использовании понятия информационно-энергетического (или энергоинформационного

 

 

– кому как нравится) пространства витальности как мира сознания. Без введения указанного понятия, пользуясь только геометрическим пространством-временем, невозможно вычленить какие-либо нравственные элементы. Действительно, геометрия и время сами в известной степени продукты сознания. Они, по определению, не могут содержать ничего, связанного с такими понятиями, как Дух, Абсолют, Логос, Добро и Зло и другими, которые до сих пор являются метафизическими или теологическими.

Только введя в рассмотрение информацию и ее энергетический носитель (или источник), мы получим возможность прийти к информационному аспекту термина «сознание», в котором отнюдь не возбраняется искать экоэтический смысл. В IEV-пространстве сознание становится физической реальностью наряду с энергией-материей. Кроме того, используя IEV-модель в качестве диаграммы номогенеза, можно анализировать степень соответствия Божьего замысла тому, с чем мы сталкиваемся в реальной жизни.

Исходя из указанных шести нравственных посылок модели витальности, мы ниже попытаемся проанализировать наиболее животрепещущие экоэтические проблемы в развитии современной цивилизации. Большинство из них связано с социокультурным аспектом эволюции.

Роль Римского клуба

«Продираясь сквозь дебри XX века».

Название книги Н.Н. Моисеева

Исторически исходной и наиболее важной на первый взгляд не так давно признавалась экологическая проблема. Однако в последние годы стало ясно, что главной становится не чисто экологическая сторона кризиса, а его нравственный аспект. Именно этой проблеме посвящена упомянутая в эпиграфе книга акад. Н.Н. Моисеева, которая для него оказалась последней (он ушел из жизни 29 февраля 2000 года). В этом духе мы и будем далее раскрывать экоэтические проблемы.

Экоэтика высоких наукоемких технологий. Термин «высокие технологии» возник в технократических кругах в последние десятилетия. «Высоту» технологий можно оценивать как некий показатель, включающий одновременно несколько факторов: актуальность и сложность решаемых проблем; высокую эффективность; новизну научных подходов; прецизионность применяемой аппаратуры; высокую степень автоматизации и компьютеризации и т.п. Сфера использования высоких технологий, как правило, к сожалению для человечества, связана с вооружениями и военной техникой. Таким образом, эта сфера в своей основе оказывается антигуманной. Но от реалий современного мира уйти невозможно, поэтому и здесь следует искать некий экоэтический императив и компромисс.

Заметим, что высокие технологии являются, по определению, и наукоемкими. Они требуют дорогостоящих научных разработок и соответствующих капиталовложений. Причем эти вложения должны быть сделаны не только в развиваемое технологическое направление, но и во многие сопутствующие области. Кроме того, высокие технологии зачастую кроме средств требуют высоких энергетических затрат.

Высокие технологии не только используются, но и стимулируются в своем развитии именно военно-промышленным комплексом. Поэтому политики большинства стран принимают непосредственное участие в установлении объемов развития тех или иных научно-технических новшеств. В цепочке ценностей современного общества политика и экономика занимают первое место, а экология и этика – последнее. В России особенно заметно пренебрежение властей к экоэтическим проблемам.

Например, совсем недавно ликвидирован пост советника по экологии при Президенте государства. А сам бывший советник, профессор Яблоков, обвинен лоббистами от политики в пренебрежении интересами страны. А ведь советник честно отстаивал приоритет экологических проблем выживания перед интересами торговцев вооружением. В Государственной Думе мало кто из депутатов хочет участвовать в работе экологического комитета, поскольку это никаких выгод не дает. Ясно, что при такой недальновидной политике властей вопросы эко-этики оказываются похороненными раньше, чем они возникают.

Ножницы «вред – польза» в развитии науки. Необходимо отметить, что чем выше уровень научных достижений, тем все более опасными и антигуманными они оказываются для человечества. Интересно рассмотреть график (рис. 8.3), где по горизонтали отложено время, а по вертикали – научно-технический эффект в двух его проявлениях – положительном и отрицательном. Из графика ясно, что во второй половине XX века линия вреда зачастую оказывается выше линии пользы и между ними можно заштриховать область так называемых ножниц научно-технического прогресса. В эпоху так называемой научно-технической революции оказалось, что большинство научных новшеств приносят наряду с пользой не меньший, а иногда и больший вред. Опасными оказываются как раз высокие наукоемкие технологии. Особенно это зримо в атомной, ядерной энергетике, космической технике и других направлениях, связанных, так или иначе, с военным противостоянием на планете.

Негативные последствия научно-технических «достижений» зачастую проявляются не сразу, и поначалу журналистский мир восхищается человеческим разумом. Однако всему миру известен громадный ущерб, нанесенный биосфере планеты последствиями применения атомного и ядерного оружия. Не менее «эффективны» в уничтожении природы и превращении ее в окружающую безжизненную среду испытания атомно-ядерных устройств на полигонах Семипалатинска, Новой Земли, атолла Бикини... Даже так называемый мирный атом ознаменовался планетарными авариями в США и России. Авария на заводе по переработке атомного топлива в Челябинске-40 оставила безжизненными многокилометровые просторы южного Урала. Катастрофа в Чернобыле, к примеру, в денежном выражении уже обошлась почти в 100 млрд долларов, в то время как выработанная там электроэнергия по стоимости в тысячи раз меньше. Вот вам и «ножницы» между пользой и вредом!

 

Рис. 8.3. Схема «ножниц» между пользой и вредом в современной системе наука – технология – человек

Высокие технологии ядерной энергетики и производства бомб связаны с быстрым и сильно ощутимым вредом для планеты. Но вот гидросооружения, воздвигнутые в рамках великих строек коммунизма на главнейших реках России Волге, Днепре, Дону, Оби, калечат природу медленно. А ущерб ей от этих строек уже в сотни раз больший, чем пока принес Чернобыль. Вся выработанная на ГЭС равнинных рек электроэнергия никак не компенсирует вред от уничтоженных рыбных богатств, протухших гнилью громадных водохранилищ, потерянных гектаров плодородных земель, богатых лугов. В природе оказывается безвозвратно нарушенным экологический баланс. Слава Богу, не реализован чудовищный проект поворота северных рек. Но вот не менее опасный проект скоростной трассы Москва – Санкт-Петербург через Валдай уже потихоньку осуществляется. А ведь Валдай, Селигер, верховье Волги и расположенные там сфанговые болота – уникальные хранилища российской природы.

Можно спросить, почему опять об экологии и охране среды? Ведь наша тема сейчас – психосфера. Но логическая связь будет понятной, если поясним, что развитие экологического мировоззрения прошло через следующие этапы: инженерная экология, экология человека и, наконец, экология сознания. Причем инженерная экология сначала была нацелена на очистные сооружения. Их, правда, и сейчас недостаточно, но это принципиально тупиковый путь: причина загрязнений не устраняется. Более рациональны безотходные, а еще лучше – природо-подобные технологии.

Экология человека – на пути становления. Но природа гибнет так быстро, что человечество может не успеть ее и себя спасти, идя тривиальным технологическим путем. Видимо, нужно кардинально менять сознание каждого человека и общества в целом в сторону принятия новой парадигмы. В рамках прежнего мировоззрения сознание общества не готово поступиться ни граном из достигнутого уровня комфорта и потребления. Меняться должна психосфера. Но как?

Автора, в недавнем прошлом инженера-атомщика, могут обвинить в излишней экологической встревожен-ности. Да, мы здесь стараемся раскрыть всю глубину пропасти, в которую скользит современная технократическая цивилизация. Но это не только взгляд инженера-практика и одновременно профессора-теоретика.

Квалифицированный философ А.П. Назаретян в своей книге «Агрессия, мораль и кризисы в развитии мировой культуры» на общечеловеческом и даже вселенском уровне предупреждает о пагубности увлечения только успехами наук. Общефилософский анализ состояния цивилизации, ее кризиса неоспорим, но выход из него должны найти не философы, а нетривиально мыслящие инженеры. Первый серьезный толчок к этим поискам дали Римский клуб и работа Дж. Форрестера «Мировая динамика».

Оставаясь реалистами, нельзя не видеть, что инженеры будущего века, которым предстоит за несколько десятков лет исправить ошибки, сделанные за сотни лет их предшественниками, будут вынуждены мыслить философски, а прививать им экоэтическое мышление надо начинать сегодня. В МГТУ им. Н.Э. Баумана в последние годы автором стимулируется некий инженерно-философский курс «Экоэтика науки и техники в современном мире». Его должны изучать сначала студенты первокурсники, а затем еще раз, но на более высоком уровне, те же студенты перед выходом на диплом.

Структура предлагаемой дисциплины содержит следующие примерные разделы:

Смена парадигм в эпоху кризиса цивилизации.

Развитие научных представлений, религиозность и природа человека.

Мировоззренческие аспекты эпохи катастроф.

Новейшие подходы в современном естествознании.

Предлагаемое направление и дисциплина являются мировоззренческими. Они призваны отвечать не на вопрос как, что типично для науки, а на вопросы зачем и почему. Кроме того, данный курс будет способствовать формированию людей широких взглядов, а не узких специалистов.

Не будем забывать, друзья, афоризма известного русского писателя Козьмы Пруткова: «Узкий специалист подобен флюсу – полнота его односторонняя

Год 2020 – экологическая катастрофа по Дж. Форрестеру. В официальных кругах до 1970-х годов нашего века светлое будущее человечества воспринималось экологически безоблачным как в капиталистическом, так и в социалистическом лагере. Но ученых по обе стороны океана весьма тревожила угроза надвигающейся экологической катастрофы. Поэтому неудивительно появление в Риме группы энтузиастов из числа независимых от своих правительств, но авторитетных на международном уровне людей, объединившихся в так называемый Римский клуб.

Задачей клуба, по замыслу его основателя Аурелио Печчеи, отраженному в его книге «Человеческие качества» (1980), должна была являться инициация борьбы ученых во всем мире за спасение природы. Экологический Римский клуб, поначалу чисто просветительский, постепенно, добыв деньги, стал организовывать исследовательские работы. В частности, профессору Калифорнийского университета Дж. Форрестеру Клубом было поручено сделать долгосрочный экологический прогноз. Он был опубликован в 1970 году в книге «Мировая динамика» и вызвал оглушительный отклик.

И в США, и в СССР начали, как бы сговорившись, упрекать автора прогноза в паникерстве. Расчеты предсказывали через 50 лет, т.е. примерно в 2020 году, катастрофическое снижение численности жителей нашей планеты из-за недопустимого загрязнения среды обитания. На графике прогноза (рис. 8.4) кривая загрязнений по темпам намного опережает кривую роста населения. Но когда население «вымрет» до численности примерно 1/10 от исходного количества, загрязнения могут начать уменьшаться. Оказалось, что уменьшение ресурсов в данной ситуации не критично, а вот отравление среды – смертельно. Как сказано в одной из наиболее удачных телереклам, «когда будет отравлена последняя река и будет срублено последнее дерево, люди наконец поймут, что деньги нельзя есть...».

Важно отметить, что экологические опасности весьма серьезно отражаются на состоянии психики людей. А загрязнение среды носит удивительно многообразный характер. Кроме вещественных загрязнителей не менее опасны электромагнитные, акустические, шумовые, информационные, стрессовые и другие нарушения среды. Таким образом, угрозой жизни на Земле становится всяческий мусор... Кстати, заметим, что сроки «научного апокалипсиса от Форрестера» отнюдь не могут считаться абсолютными. Ведь большинство процессов роста тех же загрязнений носит вероятностный характер. Кроме того, технология производства и средства защиты природы совершенствуются. Поэтому правильнее говорить не о точных сроках катастрофы, а о тенденциях.

Интересно отметить, что некий апокалипсис предрекают нашей цивилизации не только расчеты математиков-экологов, но и предсказания Иоанна Златоуста, Нострадамуса, Ванги и других провидцев. Сакраментальный вопрос: что делать в первую очередь? Ведь скоро будет поздно!

Все-таки главная причина кризиса, по нашему мнению, кроется в человеческом сознании, – это экологическое невежество. Поэтому надо вновь начинать с просвещения, как это уже было когда-то в истории Европы (см.: Моисеев Н.Н. Быть или не быть ... человечеству, 1999). Но, видимо, обычными путями, через государственные структуры и программы, менталитет общества и властей в сторону нравственно-экологического императива не изменить. Ведь осталось совсем немного времени!

Культура и психосфера

Культура, мораль, цивилизация. Имеется много различных определений понятия «культура». Главные отличия этих определений связаны с двояким представлением о культуре и цивилизации. Понятие «цивилизация» выражает как бы альтернативу естественному состоянию человека.

Отождествление культуры с цивилизацией долгое время порождало множество противоречий в оценке результатов человеческой деятельности. Но для нас важна гуманистическая ценность культуры и ее облагораживающее влияние на человека. Переломным моментом в толковании культуры и ее разграничении с цивилизацией стала публикация главного труда О. Шпенглера «Закат Европы» (1922). В нем автор утверждал, что единой общечеловеческой культуры не существует, как не существует и единой общечеловеческой морали. Каждая из восьми названных им культур (египетская, индийская, вавилонская, китайская, греко-римская, византийско-арабская, западноевропейская и культура майя) проходит замкнутый цикл существования, последним этапом которого является цивилизация.

В «Английской большой этической энциклопедии» содержание понятия «культура» включает в себя все формы духовной жизни человека: мыслительные, религиозные, этические. Главное же назначение культуры – выразить высшее стремление человека к утверждению смысла его внутреннего бытия. В нем четко разделяются физическое и духовное с их дуализмом животности и человечности. Идеалами культуры человек устремляется к высокой мыслительной жизни, а не к насилию. С общественной точки зрения культура противопоставляется промышленным занятиям, различая их по качеству работы. А вот по Н. Бердяеву, культура – это то, что идет сверху, т.е. от Космического Духа и Разума, а цивилизация – то, что связано с земным, т.е. с чисто материальными потребностями человека.

Динамика культуры, прослеженная Шпенглером на примерах развития науки и техники, искусства, религии и морали, свидетельствует о том, что духовно-нравственный потенциал человеческой деятельности является ее стимулирующим началом и гарантом творческих исканий. Сложившаяся система культуры, с одной стороны, определяет уровень моральности развивающегося в ней индивида, с другой – как бы ставит границы его свободного волеизъявления. Ограничивая индивидуальный выбор добра и зла, она обрекает его на жесткую зависимость от установленных ею же канонов. Эта зависимость подменяет творческую самобытность и личную уникальность безынициативной посредственностью, замещает мораль аморализмом.

Если без свободы нет морали, то нет без нее ни духовности, ни культуры. Бескультурье и аморализм как сопутствующие друг другу явления застоя и упадка с неизбежностью порождают зло человеконенавистничества. Оно и разобщает культуры и народы, приводит к гибели цивилизации. Общественное назначение морали – согласовывать интерес отдельной личности с интересом социума – «других людей». Мораль, с одной стороны, рождена коллективным взаимодействием людей, с другой – является способом защиты и сохранения их общности.

Технократический разум вложил достаточно много в становление современной техногенной цивилизации. Но, по нашему мнению, противопоставление цивилизации и культуры связано с острой необходимостью взять под контроль истинно гуманистического Разума спонтанное развитие научно-технического прогресса и его результаты. В этом противопоставлении культура приобретает роль организатора, вдохновителя человеческих усилий для предотвращения таких бедствий, как ядерная или экологическая катастрофа. Культура немыслима теперь без нравственной обязанности человека сохранять природу. В этом плане весьма актуально учение В.И. Вернадского о ноосфере, которое предполагает коллективный общечеловеческий разум, способный регулировать природные и общественные процессы только на основе высшей нравственности.

Цивилизация нормально функционирует, когда внутри нее сосуществуют культура и мораль. Чем шире диапазон их действия, чем больше в обществе людей, обладающих чувством долга и совестью, готовых ценой собственного самоограничения отстаивать гуманность и справедливость, тем стабильнее цивилизация. И напротив, как только из цивилизации уходит мораль, из нее уходит и культура. Только вместе они образуют ее ценностное содержание.

Изложенные выше представления позволяют нам определить культуру как совокупность интеллектуально-духовных и моральных ценностей человечества. Такое определение существенно сужает объем понятия, однако одновременно повышает его конкретность, позволяя как бы «развести» понятия культуры и цивилизации. Ведь интеллектуальный багаж такой науки, как ядерная физика, сделал возможным создание водородной бомбы. Куда же относить эту бомбу? Ясно, что не к культуре, а к достижениям цивилизации. Профессионалы-философы же рассматривают культуру весьма широко, включая туда как бы и добро и зло сразу. Почти как у Ахматовой:

Когда б вы знали, из какого сора
Растут стихи, не ведая стыда...

Но в своей работе автор выступает отнюдь не как теоретик культуры, а, скорее, как моралист, озабоченный поиском путей выхода человечества из нравственно-экологического кризиса. Защищая культурные ценности в правовом и экономическом пространстве страны, мы не будем путать истинную, духовную культуру с чисто материальными достижениями цивилизации. Ведь на культуру государство, как правило, тратит гроши, а на вооружение на много порядков больше. Мы полагаем, что за добро и зло надо платить по-разному и учитывать эту плату раздельно. Зло обычно растет само по себе, как сорняк, а добро надо заботливо взращивать. Таков основной вывод из сказанного выше: культурного человека надо кропотливо воспитывать, именно тогда будет обеспечена социальная устойчивость.

Чистые мысли, чистые слова – благие дела. Какова цель нахождения связей между культурой, образованием и так называемой психофизической безопасностью общества? На первый взгляд это бессмысленный вопрос – каждому ясно, что связь есть. Но, к сожалению, глубина этих связей не ощущается должным образом верхами общества. Полагают, что в цепочке ценностей современного социума на первом месте стоит политика-экономика, затем техника-наука и, далее, образование, искусство, культура, нравственность. Заметим, что культура здесь упомянута в узком ее понимании как набор внешних проявлений воспитанности и морали.

Как видим, нравственность, а значит духовность, мораль и этика оказались в хвосте прагматических потребностей общества и власти. Оптимальным для психосферы является последовательность: от нравственности-культуры к экономике-политике, но не наоборот. Все ветви власти, как известно, перегружены советниками и комитетами по экономике, политике и технике, и на все это находятся какие-то средства. А вот советников по культуре и нравственности явно не хватает в тех инстанциях, от которых зависит чистота сознания и вера в будущее граждан нашей страны.

В самой культуре поведения надо иметь в виду жесткую причинно-следственную цепочку значимости проявлений культуры: начало в чистоте слов и мыслей, тогда и дела чистые, добрые, полезные. Чиста и психосфера общества, высока его психофизическая безопасность.

К сожалению, в российском обществе везде – от семьи и школы до властных структур зачастую господствует сквернословие, а значит, и скверномыслие. По приблизительным оценкам социологов, более половины населения (70-80 %) систематически используют бранные слова в быту и на производстве.

Но если мысли и слова грязные, то и дела такие же, и никакого светлого будущего такое общество не добьется. Его культурный уровень крайне низок. Значит, начинать надо с культуры общения, с этики и экологии отношений к человеку и природе.

Теперь логично сказать, что в образовании, как школьном, так и университетском, надо кроме научно-технических знаний преподавать как первооснову любого знания экоэтику развития общества.

Россия всегда отличалась некоей «свободой» в употреблении ругательных слов. Однако в дореволюционный период ругань была уделом низов (холопов, плебса), или черни – по А. Пушкину. Классики русской литературы XIX-XX веков отличались замечательным целомудрием, нравственностью и высокой художественностью в языке и делах. Всяческое свободословие как бы выносилось за скобки классики (пушкинская Гаврилиада, Барков), а в ней проявлялось многоточиями для умных людей (чтобы рифму не портить, как неоднократно указывал Козьма Прутков).

Тоталитарная эпоха, провозгласившая близость власти к народу, ознаменовалась реализацией этой близости в том числе и через сквернословие на самом высшем уровне.

Заметим, что во всех тоталитарных системах язык, как правило, становился искаженным по отношению к ранее принятому стилю. Как пишет, например, Джеймс Оруэлл в знаменитом романе-антиутопии «1984», в некой мифической стране будущего появился «новояз». Этот «новояз» отличался крайне скудным словарем и как бы «ободранными» словесными конструкциями – без окончаний, предлогов. По мысли политизированных, технократических создателей «новояза», он должен был экономить время и энергию говорящих.

Подобный «новояз» возник и в России в 1920-х годах и устойчиво существовал в том или ином виде до 1990-х. Апофеозом любых новоязов являлись немыслимые аббревиатуры и словосочетания, например, РАБКРИН, ПРОЛЕТКУЛЬТ, НАРКОМДЕЛ, ЧК, ГПУ, НКВД и т.п. Самое печальное, что постепенно «новояз» становился некой новой нормой языка, в которую «органично» вплетались политический, профессиональный и тюремно-блатной жаргоны. Еще более печально, что эту искаженную норму бытового жаргона стали оправдывать некоторые деятели искусства – в печати, на сцене и по телевидению.

Теперь социализм ушел, но с чистотой языка стало во сто крат хуже. Браниться стали не только мужчины, но и женщины, школьники и школьницы, дети. Новый бандитский капитализм, как предупреждали наши известные философы И.А. Ильин, П.Д. Успенский и другие, породил псевдо- и полуинтеллигенцию, которые для духовности общества страшнее хулиганов. Эти будто бы интеллигенты под лозунгом «если есть в реальности, пусть будет в искусстве» издают словари сквернословия и «фени», объявляют классиками Алешковского и Лимонова. А затем эта позиция отражается почти как позиция духовных отцов нации в разных средствах массовой информации, на телевидении и в Интернете.

Совершенно ясно, сколь велика опасность псевдодуховного воспитания на худших образцах реальной жизни, демонстрируемых через искусство и СМИ. Не забудем, что вначале были мысль и слово, а затем дело. Например, преступность и коррупция, имея истоком алчность, получают существенную поддержку в низкой культуре и невежестве.

Защищая культуру и образование, деятели этих сфер должны настойчиво противостоять той волне бескультурья и пошлости, которая сейчас связана со стихией так называемого рынка. На смену искусству приходит шоу-бизнес, а это совершенно не одно и то же. На смену блестящим профессионалам отечественной музыки приходят некие «группы», наследники советских ВИА, зачастую собирающие непрофессиональных и пошлых исполнителей. Поют они на «англоязе», который часто называют «наглояз» и «англофеня», поскольку в этих словах отражается господствующий стиль новой псевдокультуры.

Феномен такой массовой культуры детально проанализирован, например, в работах испанского философа Ортега-и-Гассета. У нас проблемой чистоты языка плодотворно занимается О.А. Седакова из МГУ им. М.В. Ломоносова, часто выступающая, например, по христианскому радиоканалу. Она же выступала с блестящим докладом о связи между политикой и языком в нашей стране на Международном экуменическом конгрессе, где получила полную поддержку. Наш филолог полагает, что глубокие корни чистого русского языка помогут преодолеть временные успехи пошлости и геройство ругани среди молодежи и канцелярский «новояз» среди чиновников.

Залогом такого оптимизма служит неиссякаемый гений А. Пушкина, языком которого до сих пор говорит значительная часть России. Заметим, что, когда в Италии во времена фашизма был искажен прекрасный итальянский язык, гений Данте позволил народу во многом вернуть его чистоту.

Воспитывать нравственность и духовность, учить культуре поведения, прививать внутреннюю культуру следует на всех уровнях общества – от семьи и школы до высших этажей власти, ее политической и экономической элиты.

Заметим, однако, что борьба со скверномыслием и сквернословием отнюдь не панацея от всех неприятностей. Совсем не обязательно гладкоговорящие люди прекрасно и добросовестно работают. И наоборот, нередко без острого слова некоторых людей не заставишь сделать то, что они обязаны делать.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.