Сделай Сам Свою Работу на 5

Расположение текстов редакций в издании и состав текста

Расположение редакций произведения в правильной временной последовательности их создания позволяет правильно понять и их идейный смысл. Читая редакцию вне ее связи с предшествующими, мы только с тру­дом можем иногда выявить, какую идею хотел в нее вложить ее составитель. Ведь, внося идейные изменения в текст произведения, составитель новой редакции по большей части ограничивается весьма малым. Он изменяет текст, а не пишет его заново. Эти изменения в количественном отношении очень невелики. Однако для уяснения смысла редакции важны именно они. В редакциях текста внесенные в него изменения важнее, чем текст основ­ной, не подвергшийся изменениям. Сравнивая места, подвергшиеся в после­дующем изменениям, с этими самыми изменениями, мы постигаем смысл новой редакции и узнаем, как понимался древним книжником предшествую­щий текст. При отсутствии в Древней Руси критики движение текста дает возможность все же понять отношение к произведению если не читателей, то, во всяком случае, его переписчиков.

К этому нужно добавить, что в новых редакциях особую важность имеет не только то, что в них написано, но и то, что в них не написано, про­пущено. Ведь для понимания произведения важно не только то, что соста­витель хотел сказать, но и то, что он не хотел сказать, что он хотел скрыть от читателя. Иногда даже это последнее бывает важнее, чем пер­вое.

Выявить все это можно только путем изучения истории текста. История текста дает, следовательно, нам ключ к правильному пониманию содержа­ния произведения.

Сходную картину открывает и изучение стилистических изменений. Точное представление о стиле редакции дает сравнение ее с предшествую­щей. Выявляя изменения и исследуя их, мы можем получить довольно точ­ное представление об «идее» стилистической работы составителя. Поэтому последовательность редакций должна быть хронологическая. Если редак­ции возникли параллельно, их следует помещать одна за другой, выбор по­следовательности будет здесь зависеть от других соображений: например, °т степени научной интересности редакции.



 

Следует ли издавать все редакции? Принцип отбора редакций для лите­ратуроведческих публикаций должен быть историко-литературный. Если редакция не имеет историко-литературного значения, ее издавать нет смыс­ла. Не имеют историко-литературного значения некоторые редакции XVIII и XIX вв.: редакции чисто церковные, поздние редакции, выполненные каким-либо любителем, имевшиеся только в одном экземпляре и пр. Все, конечно, зависит от «идеи» публикации; от того, о чем хочет дать представление пуб­ликатор, с какой точки зрения он считает публикуемый памятник интерес­ным и важным.

Если в основном списке расположение материала перепутано (в резуль­тате ли ошибки переплетчика или неправильно вставленных выпавших лис­тов), и восстановление правильного порядка не представляет затруднений и может быть подтверждено другими списками, — необходимо восстановить традиционную композицию памятника, отметив в подстрочных примечани­ях тот порядок, который существует в рукописи.

Если же памятник известен в одном списке, и восстановление порядка не может быть проделано бесспорно, или если изменение порядка закрепле­но известной традицией, — восстановление первоначального порядка не должно иметь места.

В качестве примера применения неправильных принципов восстанов­ления первоначального порядка памятника можно привести издания Нов­городской второй летописи. Летопись эта начинается с 911 г. и в основном доведена до 1573 г. При переплетении листы этой летописи были перепу­таны, известия разных годов соединены небрежно, и т. д. При первом изда­нии этой летописи в IIIтоме «Полного собрания русских летописей» в 1841г. и позднее, в издании 1879г.1, издатели тщетно стремились вос­становить хронологический порядок изложения и очень неточно «исправ­ляли хронологические ошибки», чем затруднили не только возможность изучения этой летописи по ее изданиям, но элементарное пользование из­даниями.

В компиляциях, в которых текст вступил в органическое соединение, представляя известное целое, ни в коем случае не следует рассекать текст, выделяя его отдельные части или освобождая его от инкрустаций другим памятником. Древнерусский текст «Истории Иудейской войны» Иосифа Флавия в Виленском хронографе XVI в. перебит вставками из хроник Мала-лы и Амартола, Евангелия и других источников. Считается, что при установ­лении текста «Истории» вставки эти нужно исключить. Однако текст вста-

вок вступил в органическое соединение с текстом Иосифа Флавия', и, сле­довательно, такое исключение вряд ли целесообразно, его можно произво­дить только в реконструкциях первоначального текста памятника, но не в издании текста памятника или его редакций.

Несколько слов о том, как передавать текст, в котором много исправле­ний, зачеркиваний, надписанных слов, вставок на полях и т. д. Вопрос этот очень важен для текстологии литературы нового времени, где проблема чер­новика занимает очень ответственное и большое место. В зависимости от того, как будет передан текст черновика, находится и передача в издании творческого процесса автора, отраженного в его бумагах. Мы знаем, что «творческая история» того или иного произведения чрезвычайно важна. Для литературы древней вопрос о творческой истории почти полностью снят за ее недоступностью: авторских текстов от древней литературы до нас дошло крайне мало. Тем не менее тексты с исправлениями (редактора, пис­ца, компилятора) встречаются и в ней. Как передавать такого рода «много­слойные» тексты? Для воспроизведения текстов черновиков произведений литературы нового времени было предложено очень много различных при­емов. Особенно показательны в этом отношении различные способы вос­произведения черновиков А. С. Пушкина (П. О. Морозовым, М. Гофманом, Г. О. Винокуром, Б. В. Томашевским, Ю. Г. Оксманом, С. М. Бонди и др.). Здесь были применены различные типы скобок, различные шрифты. Пыта­лись подражать черновику в расположении текста — его строк, надписыва­ний, заметок на полях и т. п. Н. К. Пиксанов в воспроизведении Жандров-ской рукописи «Горя от ума» ввел даже зачеркивания тонкими чертами вме­сто скобок для условного обозначения вычеркнутого текста. Мне представляется, что все типографские, наборные попытки воспроизвести внешний вид черновика бесцельны. Если текстологу удалось расслоить текст и выявить в черновике несколько последовательно сменяющих друг друга текстов, если, иначе говоря, издаваемый текст или тексты изучены, история текста установлена, то следует печатать каждый текст отдельно или рассказать об изменениях текста в статье, в исследовании. Если же текст не изучен, смена текстов в черновике не установлена, то никакой на­борный текст не поможет читателю самому разобраться в истории текста.

При издании сложного, многослойного текста с особенной ясностью встает задача научной интерпретации текста, качественного различия от­дельных слоев, выделения главного и установления истории текста. При не­обходимости издать сложный, многослойный текст мы должны особенно

твердо придерживаться основного правила современной текстологии: спер­ва изучить, а потом издать текст. Без изучения истории текста невозможно издать сложный, многослойный текст, — можно только опубликовать спи­сок, в котором этот текст находится, путем его факсимильного воспроизве­дения, но факсимильное воспроизведение рукописи не есть издание текста, и об этом следует всегда твердо помнить'.

С каждым слоем сложной рукописи мы должны поступать как с отдель­ной рукописью: если слои представляют собой различные редакции одного произведения, мы должны издать их отдельно, как издают редакции; если слои представляют собой обычные, незначительные, не имеющие идейного смысла варианты одного и того же текста, одной и той же редакции, — мы должны отмечать их в разночтениях с соответствующими замечаниями от редактора, давая каждому слою свое условное обозначение — такое же, как и условное обозначение отдельных списков произведения. Само собой разу­меется, что сложным, многослойным рукописям мы должны уделять серьез­ное внимание в текстологических исследованиях, предпосылаемых изда­нию, раскрывая в них всю аргументацию произведенного расслоения и уста­новления истории текста данной рукописи.

Если выводы установления истории текста сложной, многослойной ру­кописи гипотетичны, — факсимильное воспроизведение рукописи жела­тельно или даже необходимо. Оно должно быть приложено к изданию.

В тех случаях, когда правка текста не является созданием нового текста (например, часть текста вычеркнута, но не заменена новым и не создает связного нового текста, исправлено бессмысленное выражение, исправлена описка, сделана вставка явно пропущенного и т. д.), правка эта отмечается в самом тексте (скобками, шрифтовыми выделениями и пр.) и отмечается в примечаниях.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.