Сделай Сам Свою Работу на 5

Элементы структуры цепного ряда

Структура перехода. Задача анализа цепных ассоциативных рядов сводится прежде всего к тому, чтобы установить, как следует понимать те или иные речевые реакции испытуемого, т. е. установить, какова связь между отдельными зарегистрированными реакциями.

Пусть мы имеем некоторый записанный ряд слов. Следует ли нам понимать этот ряд как ряд, относящийся к какой-нибудь одной определенной ситуации, воспроизведенной испытуемым в нашем опыте, или этот ряд составлен из нескольких групп реакций, относящихся к различным ситуациям (и тогда являются вопросы, какие реакции к какой именно группе относятся) и, наконец, какое значение воспроизведенные ситуации имеют для личности испытуемого? Зная содержание реакций, мы можем ответить на эти вопросы или обращаясь к самонаблюдению испытуемого, или сопоставляя это содержание с другими данными.

Однако широко и с достаточным успехом пользоваться самонаблюдением испытуемого оказывается не вполне возможным. Из поля самонаблюдения испытуемого не только ускользает само течение процесса ассоциирования, и даже простое толкование содержания речевых реакций передается им лишь в наиболее общей форме и с совершенно недостаточной уверенностью, особенно же в отношении больших по числу реакций рядов. Кроме того, испытуемый, зная о последующем опросе его, невольно направляет свое внимание на содержание своих реакций в самом процессе ассоциирования и тем самым в значительной мере искажает его, в частности подавляет те реакции, которые относятся к его интимной жизни и которые определяют собой главное содержание ряда.

Поэтому мы, по возможности, редко прибегали в наших опытах к самонаблюдению испытуемого в собственном смысле слова и ограничивались опросом испытуемых общего характера, в целях установления фактического содержания ситуаций, зарегистрированных в рядах ассоциаций. Это оказалось достаточным для того, чтобы мы могли, опираясь на контрольные опыты, связать содержание ряда с изучаемыми формальными признаками и затем уже, опираясь на эти формальные признаки, уточнить наше толкование самого содержания.



Всякий цепной ассоциативный ряд складывается из отдельных групп реакций, объединяемых определенной смысловой связью, Такие группы реакций, соответствуя конкретной ситуации, с формальной стороны характеризуются прежде всего различным «коэффициентом торможения», т. е. одни из них протекают совершенно спокойно, другие оказываются более или менее заторможенными (см. приведенные на рисунках графики). Заторможенные группы мы и обозначаем термином «комплексные».

С другой стороны, существуют моменты переходов от одной


группы реакций к другой, т. е. появление комплексов в ряду и их смена или исчезновение. Это наиболее важный момент в содержании ряда.

Чтобы перейти к вопросу о том, как обнаруживают себя в формальной структуре ряда указанные переходы, мы снова обратимся к контрольным экспериментам.

На рис. 5 (ряд I) изображена временная сторона процесса ассоциирования отдельных слов, начинающихся на определенную букву (в нашем случае А, Б, Т), и переходы от слов, начинающихся с одной буквы, к словам, начинающимся с какой-нибудь другой буквы. В инструкции испытуемому предлагалось осуществлять эти переходы, как только он почувствует недостаток слов, т. е. «переходить совершенно свободно к ряду слов, начинающихся на любую другую букву, не дожидаясь исчерпывания словаря».

Как и следовало ожидать, ряд характеризуется, несмотря на усложнение процесса ассоциирования (выбора), весьма слабым торможением и протекает сравнительно правильно, без нарушений в интервалах, а переходы (реакция 16 и 24) ничем себя не обнаруживают. Достаточно однако опустить в инструкции испытуемому указание на необходимость переходить от одной группы к другой совершенно свободно, как картина резко меняется (ряд II того же рисунка представляет собой такой переход).

В этом случае мы имеем весьма определенный признак перехода. Ряд, вначале не заторможенный, после реакции 14 и 15 тормозится, причем это торможение исчезает, как только совершается переход к новой группе.

Рис. 5

 


В этом случае в опыте обнаруживает себя то явление, которое мы называем инерцией установки, а когда это относится к свободным рядам, то инерцией комплекса. Иначе говоря, для того чтобы в общем случае (без специальной инструкции) осуществился переход от одной объединенной тем или иным общим признаком группы реакций к другой, необходимо, чтобы затруднение в реагировании достигло некоторой величины, большей, чем величина инерции, характерная для данной группы реакций.

В контрольных опытах с ассоциациями, лишенными аффективной окраски, мы имеем дело лишь с весьма незначительной инерцией отдельных групп. Ряды III—IV (рис. 3) и ряды III и V (рис. 5) изображают ассоциативные ряды на заданную тему, причем ряд V усложнен инструкцией следовать в ассоциациях от общего к части. И в том и в другом случае переходы от одной группы к другой, примерно равнотрудной, себя почти не обнаруживают, за исключением одного перехода в ряду IV (рис. 5, реакция 24—25).

Совершенно особый случай представляет ряд III (рис. 3), демонстрирующий переход к букве весьма трудной в смысле нахождения начинающихся с этой буквы слов. К этому ряду мы вернемся несколько ниже.

С особенной силой обнаруживает себя принцип инерции в свободных рядах. В отношении комплексов мы говорим о «принципе навязчивости», отмечаемом всеми исследователями комплексов. Пассивное стремление удержаться в ряду заменяется в случае «могущественных» (с сильной аффективной окраской) комплексов активным стремлением войти в содержание ряда. Таким примером «навязчивости» может служить проявившийся у испытуемого в .течение 14 сеансов 10 раз комплекс, условно обозначенный нами буквой S.

Таким образом, уход в свободных ассоциациях от тормозящей группы реакций, т. е. от комплекса, обладающего значительной «инерцией», должен обнаруживать себя примерно такой же структурой ряда, какую мы наблюдали в искусственных случаях (например, ряд JI на рис. 5). Действительно, данные экспериментов полностью подтверждают это предположение.

Как и в контрольных опытах, мы имеем здесь или единичное торможение (рис. 4, ряд III, рекция 24), или нарастающее торможение в нескольких реакциях, которое затем внезапно исчезает. Случай оттеснения аффективных групп обнаруживает себя в определенной структурной форме с весьма заметным постоянством.

Ряд II (рис. 6) позволяет с достаточной отчетливостью проследить отражение на структуре такого перехода от аффективной группы к нейтральной. Реакции 64, 65, 66, 67 — «болезнь — отец — умер — мать» — по своему содержанию явно комплексные. Затем после резкого падения торможения (реакции 68, 69, 70 и т. д.) следует "не знаю — сталь — сносится" и т. д., т. е. реакции, очевидно, не Связанные с предшествующей группой. Такую же приблизительно Картину представляет ряд III того же рисунка, где после комплексных реакций «детский — забыть — ласка» мы имеем переход к


Рис. 6

нейтральной группе — «свет — яркий — фонарь» и т. д.

Такой уход от аффективных групп реакций совершается весьма часто с помощью «отказных реакций», т. е. реакций словами: не знаю, не могу и т. п. или реакций смехом. Ряд V из рис. 4 представляет пример таких отказных реакций, особенно отчетливо обнаруживается переход через отказные реакции в реакциях 1 —14.

Еще одним «способом» перехода служит слово-заместитель, т. е. слово, которое обычно появляется вне всякой смысловой связи с соседними реакциями и, по-видимому, представляет для испытуемого некий выход из положения, заменяя усиленно подавляемую реакцию. Таким словом для одной нашей испытуемой было слово «полярный». У другого испытуемого ту же роль играли созвучные слова «стремление», «довершение», «достижение».

Наиболее простым переходом от подавленной группы реакций является переход к так называемым экстросигнальным реакциям, который в условиях эксперимента (закрытые глаза, тишина) был затруднен, но тем не менее в опыте наблюдался. Одна испытуемая после резко комплексной реакции порвать (рис. 1) дает две отказные реакции, затем, судорожно ощупывая рукой стоящий перед ней прибор и натыкаясь на выдающуюся головку винта, восклицает: «Ну, гвоздик здесь!», затем следуют реакции «крепость—штык» и т. д.


В приведенных примерах структуры рядов, моменты оттеснения, отказа и перехода от одной группы к другой обнаруживаются лишь при анализе содержания реакций, а изучение временной характеристики только подтверждает в этих случаях факт перехода, но в действительности значительно чаще мы идем в обратном направлении, т. е. на основании формальных признаков разбиваем реакции на подгруппы. Примером такого разбиения может служить следующий ассоциативный ряд: «фонарь — красное — улица — мостовая — трамвай — тяжелый — глыба — стук» и т. д. На первый взгляд ряд «улица — мостовая — трамвай — тяжелый — глыба» как будто составляет одну группу. Предшествующие реакции «фонарь — красное», вероятно, следует отнести к другой группе. Формальные признаки показывают, однако, следующее: начиная со слова «фонарь» фиксируется торможение, которое нарастает до реакции «трамвай» включительно и затем резко падает (2,1—2,2с, 2,4—3,2с, 1,3—1,4с). Таким образом, по этим признакам ряд «красное — улица — мостовая — трамвай» составляет одну группу, которая оттесняется группой «тяжелый — глыба — стук», и т. д. Действительно, испытуемая объясняет: «Красное—кровь на мостовой. Когда шла на опыт, видела на улице, как трамвай переехал ребенка». «Тяжелый — глыба» — относятся к последующим реакциям, т. е. подтверждаются данные формального анализа.

В приводимых нами графиках примерами структур, соответствующих отказу от данной группы реакций, кроме уже указанных случаев, могут служить ряды I на рис. 2, I—II на рис. 6, II—III на рис. 7.

На основе изложенного в этом разделе мы можем сделать следующие выводы:

1) переход от одной группы реакций к другой обнаруживает себя во временной характеристике ряда в том случае, если заторможенная оттесняемая группа имеет достаточную инерцию;

2) инерцией обладают аффективно окрашенные группы реакций (комплексы), и чем сильнее они окрашены, тем ярче выражена уверенность;

3) относительно структуры ряда единичное торможение или торможение, нарастающее и внезапно исчезающее, указывает на отказ от данной группы ассоциаций, ее оттеснение и переход к новой группе, который нередко совершается при посредстве экстро- сигнальных или отказных реакций.

Другие структурные формы.Судьба комплекса в цепном ассоциативном ряду может быть двоякой: или комплекс обнаруживает себя в ряду все более и более отчетливо до тех пор, пока его тормозящее влияние не превзойдет силу его навязчивости (= инерции), и тогда мы имеем внезапный переход к новой, обычно нейтральной группе реакций, или такого момента не наступает вовсе, т. е. навязчивость комплекса оказывается более могущественной, чем его тормозящий эффект, и комплекс преодолевает торможение, им самим вызванное. Если в первом случае перехода мы имеем уход от комплекса, его оттеснение, то во втором мы наблюдаем противоположное:


преодоление торможения, т. е. с точки зрения личности испытуемого преодоление аффекта самого комплекса. A priori можно думать, что и структурная форма момента «преодоление комплекса» соответственно будет противоположна структуре «отказа», «ухода» от комплекса. Действительно, данные опыта подтверждают это предположение.

Обратимся опять к нашим контрольным опытам. На рис. 7 приведен график цепного ряда слов, начинающихся с буквы Б, ряд по предложению экспериментатора продолжался до полного исчерпания словаря. На рисунке изображены реакции с момента, когда начало сказываться торможение, обусловленное недостатком слов (реакции 21—41). Левая половина этих графиков (реакции 21—31) имеет довольно правильную структуру типа понижающихся кривых; правая половина, представляющая собой самые последние реакции ряда, весьма хаотична и характеризуется сильным торможением. К такому случаю «хаоса» в ряду временных характеристик мы еще вернемся, пока же только отметим те условия эксперимента, которые его вызывают.

Итак, мы имеем следующие изменения картины нашего ряда: спокойное течение, соответствующее началу эксперимента, когда мы еще не имеем торможения вследствие недостатка слова, нарастание торможения и попытки преодоления его — картина, соответствующая преобладанию влияния инструкции над тенденцией прекратить ассоциирование или перейти к другому ряду и, наконец, «хаотическое» торможение, очевидно вызываемое некоторым равновесием обоих моментов (требование инструкции и крайняя затруднительность реагирования), оканчивающееся полным торможением вследствие исчерпания словаря (прекращение ассоциаций, отказ).

Сложность динамики такого ряда объясняется искусственностью вносимой в эксперимент специальной инструкции, требующей продолжения ряда до полного исчерпания запаса слов испытуемого.

Хотя в свободных цепных рядах мы и встречаемся со случаями хаотического торможения, но типичной структурой ряда в случае

Рис.7


преодоления комплекса мы должны признать предыдущую форму структуры по типу понижающейся кривой. Подобный случай преодоления в контрольных опытах с ассоциациями на данные буквы изображен на рис. 5 в ряду III. Это уже упоминавшийся нами случай ассоциаций слов, начинающихся на трудную букву (реакции 13—17), когда испытуемый, не отказываясь от этих ассоциаций, преодолевает представившееся ему затруднение, переходя к ряду слов, начинающихся на следующую по алфавиту букву.

На рис. 8 и 9 (ряд III) мы имеем примеры структуры «преодоления» тормозящего влияния комплекса в рядах свободных ассоциаций. В зависимости от того, имеем ли мы дело с постепенным нарастанием или с внезапным сильным торможением, представленные на рисунках графики приобретают или форму косоугольного треугольника (постепенное повышение и понижение кривой), или форму треугольника прямоугольного (внезапный подъем — катет и понижение — гипотенуза). В принципе и тот и другой случай можно

Рис.8


Рис. 9

не различать. Весьма характерный пример подобного преодоления комплекса представлен на рис. 8 (ряд I). Ассоциации этого ряда по своему содержанию были связаны с абортом сестры испытуемой. В ряду II этого графика (левая половина) мы имеем преодоление внезапно наступившего торможения. С явлением внезапно наступающего торможения (нередко единичной реакции) мы уже сталкивались при анализе структуры перехода. Содержательно такая реакция оказывается ассоциативно связанной как с предшествующей нейтральной группой, так и с некоторым сильным комплексом. Чем теснее связь реакции с комплексом и чем сильнее он сам, тем, очевидно, больше и вызываемое им торможение. Дальнейшие ассоциации ряда, если они по своему содержанию связаны с тормозной реакцией, постепенно растормаживаются, и вместе с тем самый комплекс в той или иной степени вербализуется. Подобный процесс вербализации комплекса и является процессом его преодоления.


Таким образом, структура цепного ряда по типу понижающейся кривой соответствует преодолению тормозящего влияния комплекса, т. е. содержательно она соответствует комплексным реакциям.

Нередко наблюдаемое в рядах хаотическое торможение цепных ассоциаций хотя и должно быть выделено в особый случай, но, разумеется, не представляет собой принципиально новой формы. Здесь мы опять-таки имеем столкновение факторов комплекса: его тормозящей силы и силы навязчивости, тенденции вербализоваться. Проведенные наблюдения и данные контрольных экспериментов позволяют связать появление хаотического торможения с крайним напряжением обеих действующих сил, что в свободных рядах возможно в случаях комплексов с значительным тормозным эффектом и значительной тенденцией к вербализации, вызываемой процессом повторения экспериментов.

Анализ таких ассоциаций в достаточной мере затруднен сложностью картины ряда, но на основании выдвигаемых нами формальных признаков все же возможен. Если побеждает одна из противоборствующих сил, то мы не знаем, скрылся ли от нас заявивший о себе комплекс или же он приоткрывает нам свое лицо, то нужно особенно внимательно всматриваться в ряд, чтобы не принять победителя за побежденного или наоборот. Основные принципы анализа, конечно, сохраняются и в этом случае.

Общая динамика ассоциативного ряда. Заключение

Выше мы отмечали связанные с повторением экспериментов изменения в общем характере цепных ассоциативных рядов у одного и того же испытуемого. Основываясь как на формальных признаках, так и на анализе содержания изученных реакций, мы имеем основание утверждать, что подобное изменение характера ряда зависит, с одной стороны, от увеличения числа комплексных групп реакций, а с другой стороны, от своеобразного развития (трансформации) этих групп.

Увеличение числа комплексных групп находит свое простое объяснение в образовании новых ассоциативных связей, которые в дальнейших экспериментах значительно облегчают (проторяют) появление в ряду этих уже частично вербализованных «комплексов». В результате большие нейтральные группы, появляясь все реже, уже не составляют сколько-нибудь значительной части цепного ряда и чаще всего служат лишь прослойками, связывающими комплексные группы реакций.

Пока комплексные группы стоят изолированно среди большого числа нейтральных реакций, они обычно не получают своего полного Развития. Комплекс обнаруживает себя в этом случае лишь отдельными заторможенными реакциями с явлением незначительной персеверации симптомов, распространяющихся на последующие реакции.

Общая картина ряда приближается к картине, изображенной на


рис. 1, ряд I, где мы имеем только одну заторможенную реакцию (11) с последующей ассоциацией слова-заместителя «полярный». Отрезок аналогичного ряда изображен и на рис. 9, ряд I.

По мере увеличения числа сеансов комплексные группы разрастаются, охватывая все большее количество реакций. Преобладающей в рядах структурой для этой фазы следует признать структуру, подобную изображенным на рис. 6 и 9 (ряд II). Как уже отмечалось, мы имеем здесь процесс вербализации комплекса, прерываемой его торможением и переходом к нейтральным реакциям, которые затем ассоциируются с новыми комплексными группами.

В дальнейшем комплексные группы изменяют свою структуру, приближаясь к структурам, условно обозначенным нами как структуры «преодоления комплекса» (рис. 8 и 9, нижний ряд); или дают картину «хаотического торможения».

Разумеется, изображенный нами процесс трансформации цепных ассоциативных рядов сильно схематизирован. В действительности, в силу сосуществования различных комплексных групп и наличия отклонений от намеченной линии их развития, мы можем обнаружить почти в каждом ряду несколько различных структур, встречающихся в различных комбинациях, причем, однако, их основное значение остается неизменным.

Примером простейшего развития «комплексной группы» могут служить следующие группы реакций, относящихся к ярко аффективному переживанию одного из наших испытуемых6.

В первых, относящихся к данной группе рядах мы обнаруживаем отдельные заторможенные реакции («стук, «тишина»), показывающие наличие у них ассоциативной связи с неким комплексом:

1. «Любовь (2,2с) — город (2с) — стук(4,6с) — станция (2с) — поезд (2,2с)» и т. д.

2. «Собор (1,6с) — звон (2,4с) — кладбище (Зс) — гулять (1,6с) —любить (1,8с) — тишина (5,8с) — цветы (2,2с) — трава (2с) » и т. д.

В следующем ряду внезапное торможение с плавным переходом (преодоление) заставляет предполагать, что эти реакции уже непосредственно выражают содержание аффективной группы.

3. «Враг (1,6с) — вернуться (2,6с) — красивый (8,4с) — черный (5,8с) —улыбка (3,4с) —небо (1,8с) —звезды (1,6с)».

Далее мы имеем в той же структуре:

4. «Зубы (5,4с) — улыбка (4,6с) — высокий (5,4с) — красивый — (3,2с) —стук (3,8с)».

Пятый ряд характеризуется нарастанием торможения с уходом от комплекса к нейтральным реакциям:

5. «Хотеть (1,6с) —увидеть (2,4с) —близкий (Зс) —прикосновение (6,4с) — черный флаг (9,2с) — гимн похоронный (9,6с) — добрый (18,6с)».

Дальше идут нейтральные реакции с незначительной персеверацией торможения, после чего в следующем ряду наступает момент,

6 Приводя относящийся к этой группе реакций материал, мы по понятным причинам не считаем себя вправе публиковать детальный анализ содержания.


ведущий к почти полному преодолению комплекса и его вербализации после предварительного появления сильно заторможенной группы: «кладбище — гр...бы — тишина — пение — расстрел».

6. «Молотки (Зс) — оркестр (2,6с) — Шопен (Зс) — умер (2,6с) — Кавказ (2,8с) — единственный (4,4с) — черный (7с) — маскировать (4,6с) —люди (2,8с)» и т. д.

Случай более медленного развития комплексной группы мы имеем на приведенном выше рис. 6. Здесь, как мы видим, преобладает структура перехода второго типа, и лишь в ряду IV этого графика мы наблюдаем структуру преодоления.

В некоторых случаях значительное усложнение анализа цепных ассоциативных рядов создает тот общий фон, на котором нам приходится изучать отдельные структуры. Он может изменяться в зависимости как от общего состояния испытуемого7, так и от характера наслаивающихся на него комплексных групп. Здесь, во-первых, возможно или общее «затопляющее» комплекс повышение среднего реактивного времени нейтральных реакций (подавленное состояние испытуемого), или, наоборот, чрезмерное понижение его (возбужденное состояние), в результате чего несколько нарушается картина нейтральных групп, в которых могут появляться значительные по отношению к чрезмерно быстрому темпу ассоциирования задержки неаффективного характера. Во-вторых, наличие сильно заторможенных групп в ряду несколько повышает реактивное время связывающих эти группы нейтральных участков вследствие персеверации торможения, в известных пределах неизбежной после очень больших задержек. Таким образом, при изучении цепного ассоциативного ряда мы имеем дело главным образом с относительными величинами, и анализировать отдельные реакции или даже группы реакций можно только на основе сравнения их с картиной всего ряда или по крайней мере со значительным его участком.

В заключение мы попытаемся наметить то основное теоретическое положение, которое, как нам кажется, необходимо вытекает из проделанной нами работы. Как видно из приведенных материалов, ассоциативные ряды хотя и состоят из отдельных реакций, однако они не могут рассматриваться как простые механические совокупности. Ассоциативный ряд или отдельный участок ассоциативного ряда есть, прежде всего, некоторое органичное целое, которое определенным образом организует входящие в него части. Таким образом, ассоциативный ряд не представляет собой «цепи» в собственном смысле слова, ибо каждое звено его не только связано с двумя соседними звеньями, но и непосредственно определяет как последующее, так и предыдущее звено, будучи в свою очередь само определено общей структурой ряда. Это сложное взаимодействие целого и его частей, которое мы наблюдали на простейшем материале, так сказать in vitro, вероятно, лежит в основе и более высоких интеллектуальных процессов.

7 Об этом см.: Кармазина И. А., Сухова Л. II. Влияние настроения на характер и быстроту ассоциаций. — Вестник психологии, 1904, № 8.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.