Сделай Сам Свою Работу на 5

Философско-педагогическая мысль

 

Христианская философско-педагогическая мысль европейского средневековья главную цель воспитания видела в спасении души. Основой воспитания признавалось Божественное начало. Бог воспринимался как последний и высший судья. Воспитание вместе с тем являлось своеобразным сплавом религиозного и светского. Последнее предполагало необходимость освоения земных знаний и мудрости. Христианское воспитание было обращено равно к каждому человеку, но будучи корпоративным, одновременно было направлено на воспроизводство сословной морали.

Носителями христианской педагогики были в первую очередь служители католической церкви. В католической педагогике сказывалась определенная внутренняя несвобода («господство авторитетов»). Ярким проявлением подобного авторитаризма являлось оправдание всяческих наказаний, прежде всего физических. Например, название популярного учебника грамматики «Берегущая спину» как бы предупреждало о неотвратимости телесного наказания.

Идеалом являлась усредненная верующая личность. Образец воспитания должно было давать монашество, которое получило заметное распространение в период раннего средневековья. Предназначением монашества провозглашалось нравственное воспитание чистоты сердца путем постов, усердного чтения религиозных текстов, устранения пристрастия к земным благам, самоконтроля желаний, мыслей, поступков. Это не исключало и необходимости приобретения светских знаний. Не случайно учебное руководство для монахов, созданное авторитетным богословом и педагогом Флавием Кассиодором (490-583), именовалось «Введение в изучение божественных и мирских наук».

Католическая церковь стремилась искоренить следы варварских родоплеменных воззрений на воспитание. Эти воззрения в противоположность индивидуальному, интеллектуальному воспитанию основывались на концепции интеграции человека в определенный клан. Влияние варварской традиции ощущалось особенно в эпоху раннего средневековья. С ней всячески боролась христианская церковь. «Разница между христианином и варваром точно такая же, как между двуногими и четвероногими, говорящими и бессловесными существами», — писал христианский автор V в. Варварская традиция, однако, прекрасно вписалась в сословные представления о воспитании.

Многие идеологи христианства с неприязнью, которая часто переходила в открытую враждебность, относились к античному воспитанию. «Негоже одними устами возносить хвалу Юпитеру и Иисусу Христу», — записано в одном из папских посланий VI в., где требовалось устранить из программы образования греко-римскую литературу. Католическая церковь — духовный центр средневекового общества нередко отвергала античную педагогическую традицию как языческую и дьявольскую мудрость, предпочитая знанию невежество.

Но уже в сумрачные времена раннего средневековья существовала небольшая группа христианских богословов и педагогов, которые стремились спасти остатки греко-римской образованности. Ученый мир раннего средневековья не забыл античных традиций. Они использовались религиозными и педагогическими деятелями при обосновании обучения и воспитания. Именно так поступили Алкуин (735-804), Боэций (ок. 480-524), Кассиодор и другие ученые монахи, создававшие учебники по программе семи свободных искусств, которые пользовались спросом и популярностью до XIV в. Не были забыты и философские постулаты античной педагогики. Так, в одном из церковных трактатов VI в. рекомендовалось строить воспитание на заповедях, в свое время сформулированных стоиками, благоразумии, осторожности и осмотрительности, мужестве, справедливости и воздержанности.

Существенную роль сыграли идеи античных философов в появлении схоластики (от латинского слова scola, идущего от греческого схолес — школа). Схоластика определила развитие педагогики раннего средневековья. В схоластике выработались культурные ценности, опиравшиеся на аристотелизм и христианское богословие. Философско-педагогические идеи Аристотеля были использованы для рационального, логического объяснения христианских догматов. Схоластика, сохраняя теологическую суть, выстроила новое философско-педагогическое обоснование воспитывающей функции христианства.

Будучи универсальной философией и теологией, схоластика господствовала в общественной мысли Западной Европы в течение XI — в начале XVI в. Как философия, она разрабатывала алгоритмы дедуктивных рассуждений и силлогизмов, как педагогика — представляла в логически стройном виде христианское вероучение с целью дать учащимся совершенное, систематизированное знание. Схоласты придерживались точности терминов при изложении мысли, разрабатывали приемы спора, старались отточить до блеска доказательность мышления. По крайней мере до XII-XIII вв. схоластика, в недрах которой развивалась педагогическая мысль, играла положительную роль. «Эта была сильная, отважная рыцарская наука, ничего не убоявшаяся, схватившаяся за вопросы, которые далеко превышали ее силы, но не превышали ее мужества», - писал профессор Московского университета Т.Н. Грановский (1813-1855).

Важную роль в становлении схоластики как новой идеологии, в том числе обучения и воспитания, сыграл философ и теолог Фома Аквинский (1225/26-1274). Он попытался соединить светское знание и христианскую веру, поставив во главу угла постулаты религии. Фома Аквинский абсолютизировал рационалистический способ доказательств. Философско-педагогическая мысль приобрела ярко выраженный корпоративный и рецептурный характер. Научные знания объявлялись доступными лишь посвященным. Сочинения Фомы Аквинского сделались одним из главных источников изучения богословия в эпоху средневековья.

Блестящим схоластом являлся французский богослов и педагог Абеляр (1079-1142). В 24 года он преподавал в Парижской кафедральной школе. Красноречие Абеляра привлекало сотни слушателей. У него учились логике мышления, искусству спора. Обладатель живого ума, Абеляр пытался соединить веру и разум, учил достигать высокого общественного положения с помощью образования, утверждая, что знание — результат прежде всего самостоятельной работы, подвигал учеников на творчество. «Порок нашего времени, что мы думаем, будто нельзя уже найти ничего нового», — говорил Абеляр.

На фоне религиозного и педагогического фанатизма раннего средневековья выделяются и другие мыслители, которых можно считать провозвестниками Возрождения и которые внесли лепту в развитие европейской традиции воспитания и обучения: автор «Дидас-кадиона» (трактата о системе образованности), глава Парижской кафедральной школы Гуго Сен-Викторский (1096-1141), наставник французского короля, автор трактата «О воспитании знатных детей» Винсент де Бове (1190-1264), канцлер Парижской Сорбонны Жан Шарль Герсон (1363-1429), испанский мыслитель Раймон Луллий (ок. 1235 — ок. 1316) и другие. Они увязывали неразрывно религиозное и светское начала в воспитании. Речь шла о спасении души и богоугодном образовании. По их утверждениям, мирские науки также учат истине. Ими оставлены ценные педагогические советы: целесообразности изучения в первую очередь сущностного знания, постановки на первое место в развитии человека нравственности, смягчения методов воспитания, завоевывания интереса детей шуткой и играми, учета специфических качеств детей при воспитательном процессе (незлобливость, искренность, бескорыстие, слабоволие, капризность, необоснованный страх и пр.). Эти философы и педагоги призывали учителей к кротости и терпению, считая телесное наказание крайней воспитательной мерой. Ими выдвинут тезис о взаимосвязи интеллектуального и нравственного воспитания. Смелыми для своего времени были их предложения начинать обучение на родном языке (в ту эпоху латынь была основой обучения), приучать детей к труду, давать с детства навыки профессии.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.