Сделай Сам Свою Работу на 5

ЭТАПЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО МАСТЕРСТВА В ПРЕПОДАВАНИИ.

Качанова Н.А., Минск

В обучении состоит цель и обучающихся, и преподавателя. Это врожденный дар. На самом деле, мы не можем не учиться. Однако прикладываемые для обучения усилия доказывают, что иногда учение не проходит гладко, а это значит – необходимо внести изменения в процесс обучения.

В современной культуре с достаточной очевидностью меняется язык выражения: вместо вербального, понятийного, дискурсивного все большее распространение приобретает зрительный, эмоциональный, образный. Готово ли к этому образование? Учитывает ли оно эту тенденцию? Идет ли поиск новых способов выражения культурного и личностного содержания?

Традиционное образование хорошо развивает логические структуры психики, познавательную мотивацию, вербальное мышление, но мало затрагивает практическое мышление, эмоциональные процессы, личностные структуры.(7)

Мы будем исходить из утверждения о том, что любое взаимодействие преобразует (в большей или меньшей степени) его участников. Результаты взаимодействия могут быть любыми, в зависимости от того, как оно происходило, на что было ориентировано, насколько было осознанным и т.п. Потенциально любое взаимодействие содержит некий спектр возможных его результатов. Среди этих потенциальных возможностей всегда есть такая (такие), которая будет при данных условиях, в данный момент, для конкретных людей наиболее адекватной. Наиболее адекватной возможностью будем считать ту, которая максимально способствует реализации поставленных целей, актуальных для каждого участника взаимодействия.

Очевидно также, что существуют потенциальные возможности взаимодействия, не способствующие реализации жизненных смыслов участников, или даже наоборот, затрудняющие этот процесс.

Если перенести эти абстрактные рассуждения в конкретную ситуацию взаимодействия преподавателя и студента или группы, то становится очевидной огромная сложность и многомерность задач, постоянно возникающих перед учителем, и та ответственность, перед принятием которой он постоянно находится, так как именно он, преподаватель, является ведущим в этом взаимодействии. Любые его действия, слова, жесты, позиция, стратегия его поведения – все это может оказаться решающим фактором и повлиять на весь последующий, жизненный путь студента, может способствовать раскрытию и реализации актуальных для него смыслов, а может, наоборот, помешать этому. Задача осложняется еще тем, что в ней присутствует огромное множество переменных, большинство из которых находится в постоянной динамике, так что никакие «усреднения» и готовые рецепты в подобной ситуации принципиально не годятся – учитель должен быть готов уловить то, что актуально именно «здесь и сейчас» - для каждого конкретного учащегося в данный момент времени.



С этих позиций обучение можно рассматривать не как информационный процесс научения конкретным знаниям и навыкам, а как средство, содействующее раскрытию и реализации уникальных смыслов и эволюции каждого ученика и учебной группы в целом, лишь один из аспектов которого – научение конкретным знаниям и навыкам.

Еще раз подчеркнем сложность и многомерность задач, стоящих перед учителем (если рассматривать эти задачи неформально – во всей глубине). Решение этих задач творчески, осознанно, наиболее адекватно и постоянно (а не от случая к случаю, в зависимости от настроения) – это и есть работа мастера.

Исходя из сказанного, можно выделить некоторые «составляющие» мастерства в процессе обучения (естественно, что сам он не равен простой сумме этих составляющих):

Способность восприятия эволюции каждого ученика и актуальных для него жизненных смыслов, знание того, какую помощь преподаватель может предложить студенту для содействия его вектору развития, раскрытия и реализации его профессиональных интересов.

Способность восприятия группы как живого организма с его эволюцией и смыслом, являющимся интеграцией индивидуальных смыслов и векторов эволюции отдельных студентов.

Умение «увидеть» и распознать интегральный смысл и интегральный вектор эволюции группы.

Высокий уровень осознания себя как личности. Умение отделить информацию, в которой действительно нуждается студент или группа, от своих собственных мотивов, желаний, предпочтений.

Высокая управляемая чувствительность, с возможностью тонкого дифференцирования сигналов, приходящих от различных органов чувств.

Широкий поведенческий репертуар, разнообразие стилей поведения, владение «инструментами» подачи информации: голосом, мимикой, движениями.

Большой арсенал профессиональных приемов и методов.

Владение методологией, наличие большого арсенала стратегий, позволяющего выбрать наиболее адекватную форму обучения и оптимально ее реализовать.(1)

Чем больше нам известно, как люди обучаются, тем лучше мы можем спланировать данный процесс. Обучение приводит к изменениям в запасе знаний, умениях или опыте обучающегося. Возможно, работа преподавателя заключается в демонстрировании, что такое изменение возможно.

В середине 70х гг. Дэвид Колб разработал цикл, описывая результаты своей работы о стилях обучения:

Обучение начинается с конкретного опыта.

Личность обдумывает опыт и собирает информацию.

Обучающийся начинает обобщать и анализировать то, что случилось на опыте.

В конце наступает фаза проверки новых концепций.

Наш осознанный разум представляет собой вершину айсберга. Мыслительные процессы в значительной степени протекают неосознанно; и мы осознаем лишь их результаты. Нет ничего удивительного, раз наше осознанное внимание ограничено пятью, самое большее – девятью частями информации. Значимо лишь то, как мы их собираем и составляем.(8)

В процессе движения от потенциальной возможности «познать» к реализованной цели данного «познания» участвует практически бесконечное число факторов. Фактором является все, что прямо или косвенно влияет на человека. Одни факторы могут находится в фокусе внимания, другие – за его горизонтом, тем не менее, влияя на нашу жизнь. Одна из задач учебного процесса – научиться эти ключевые факторы распознавать и их использовать.

В этой статье мы рассмотрим два фактора, активно влияющих как на восприятие информации слушателями, так и на ее усвоение, понимание и запоминание:

Использование в изложении лекционного материала знаний о возникновении и формировании языков сознания как в филогенетическом, так и в онтогенетическом аспектах и влияния их использования на оптимизацию вышеперечисленных процессов обучения.

Изложение учебного материала с учетом относительно устойчивых социально-личностных характеристик, проявляющихся, в частности, в особенностях восприятия и представления информации.

Для осуществления логической связи процесса обучения с непосредственными вариантами его проведения обратимся к классификации языков сознания: ощущения, эмоции и чувства, образы, символы, знаки. Все это разные языки, обладающие внутренними законами и своей логикой. В филогенетическом плане все эти языки сформировались в процессе эволюции жизни как способ отражения реальности и в онтогенезе усваивались нами именно в этой последовательности: сначала ощущения, затем эмоции и чувства, затем образы и, наконец, символы и знаки.

Рассмотрим стадии формирования языков сознания в аспектах онтогенеза.

Наиболее древний язык – язык ощущений. Новорожденный ребенок «не имеет» органов чувств. Мир наполнен для него шумами и пятнами, но его органы чувств еще не служат ему: он не воспринимает отдельные впечатления, не узнает предметы, не выделяет ничего из общего хаоса. Первое, что ребенок начинает воспринимать и выделять из остального, - это положение своего тела, те раздражения инстинктивного порядка, которые до него доходят (например, голод), и то, что успокаивает их. В генетическом аспекте это очень похоже, по классификации Х.Хэда, на древнюю, протопатическую чувствительность, когда ощущения еще не дифференцированы, диффузны, не локализованы ни во внешнем, ни во внутреннем пространстве и отражают больше состояние.

Следующий язык, язык эмоций, в процессе эволюции возник как средство, позволяющее живым существам определять биологическую значимость состояний организма и внешних воздействий. Самая примитивная форма этого языка – эмоциональный тон ощущений – существует уже в первые месяцы жизни ребенка. Эмоциональный тон ощущений сопровождает непосредственные переживания, сопровождающие отдельные жизненно важные воздействия (вкусовые, температурные), и способствует их сохранению или устранению.

Чем дальше развивается ребенок, тем более дифференцированными становятся качества эмоций, усложняются объекты, вызывающие эмоциональное отношение.(5)

И если «театр начинается с вешалки», то процесс обучения начинается с атмосферы, созданной преподавателем каким-то непостижимым образом, своим состоянием и отношением к своему предмету, учащимся, к структуре обучения и своей роли в ней. Что касается таких областей, как переживания событий, ценностей, смысла, то здесь тоже необходимы пояснения. В результате работы с ментальной картиной мира можно, конечно, прийти к некоторым изменениям в соответствующих пространствах, однако сами по себе все они принципиально не ментальны, а являются более сложными и тонкими переживаниями. Для «настоящей» работы этими «инструментами» с этим «материалом» преподавателю необходимо иметь в себе переживаниями событий, ценностей, смысла, «подавая» их через свое состояние, когда слова, если они произносятся, имеют лишь значение фона.

Язык образов является основным языком, в котором отражается картина как внутренней психической реальности человека, так и внешнего мира во всех возможных модальностях опыта. Язык образов является способом структурирования реальности не только в модальностях опыта при непосредственном воздействии физических раздражителей на рецепторные поверхности, что связывает их с языком ощущений, но и психологическими феноменами такой сложности, как «Я-образ», образ другого в социальной перцепции. Самым сложным в содержательном аспекте является является образ мира (А.Н.Леонтьев) как целостной системы представлений человека об окружающей реальности (физическая и социальная среда), так и к себе, своей деятельности, спонтанной активности.(5)

На протяжении многих тысяч лет эти языки – легенды, предания, ритуалы – являлись для человека основным способом описания и познания жизни, накопления и передачи индивидуального и общечеловеческого опыта. Точно так же в онтогенетическом процессе образные языки – игры, фантазии, сказки – являются ведущими на соответствующем периоде детства.(2)

Иногда описания определенных событий, ситуаций, предельных переживаний трудно вербализуемы, и поэтому наиболее подходящий язык для их обозначения – это язык метафор, притч; образов животных, стихий, движений. Использование в подаче лекционного материала данного языка дает возможность слушателям почувствовать его насыщенность, реальность и силу на более глубоком внутреннем уровне.

Язык символов, как утверждал выдающийся русский психолог Л.С.Выготский, возникает уже на первом году жизни человека. Человека характеризует новый способ адаптации к среде – символический, который является для него новым измерением реальности. Фольклор, мифы, искусство, религия – элементы этого мира. Человек погружен в пространство символических форм, мистических, эзотерических, ортодоксальных, мифологических, художественных, религиозных… Символ касается глубинных структур психики, он многозначен и многомерен, язык архетипов – общечеловеческих первообразов – построен на языке символов.

И, наконец, последний этап эволюции сознания, этап детального структурирования, на котором границы между состояниями сознания обретают окончательную четкость, вызывает к жизни новую группу языков – языки знаков и слов. Рациональное, аналитическое мышление становится основным внутренним компенсаторным механизмом, а вербальное общение – основным внешним механизмом коммуникации.(2)

Язык знаков является самым молодым среди языков сознания в филогенетическом аспекте. В онтогенетическом аспекте ребенок только к годовалому возрасту начинает овладевать этим языком. В то же время – это самый развитый и культивируемый язык современности.

Современный человек более всего знаком с языком знаков, остальные он или забыл, или помнит фрагментарно, как слова из песни, уже давно не петой. В то же время жизнь разговаривает с нами на всех языках сознания, она все время целостна и уникальна независимо от слушателя…(5)

Не менее интересными являются наблюдения за использованием различных языков сознания в психологии и психотерапии. Ранние аналитические школы ориентировались в основном на использование вербальных и ментальных инструментов в терапевтическое практике и запрещали телесные проявления и взаимодействие в процессе работы. Следующий этап в развитии психологии – юнгианский анализ и начало гуманистической психологии – связан с очень сильным интересом к образным языкам: работа со сновидениями, исследование и использование мифологических сюжетов, юнговская «песочница» и т.д. Развитие гуманистической и трансперсональной психологии привело к появлению большого количества телесно-ориентированных, танцевально-двигательных и других техник, использующих в основном языки чувств и ощущений. Наконец, в самое последнее время в психологической теории и психотерапевтической практике наиболее актуальной является задача построения многомерной языковой среды, трансформационного пространства, в котором могли бы найти свое творческое выражение все состояния сознания, и которое обеспечивало бы общение между различными его слоями.(2)

В современной ситуации среди всех диапазонов организма именно ментальный компонент является господствующим у большинства людей. Ментальный диапазон является своеобразной доминантой, которая вмешивается, перехватывает всю попадающуюся во внимание информацию, преломляя ее через себя (схемы, описания, объяснения, картина мира и т.п.)

Но современный человек в своем развитии все в большей степени осознает, что источником его психической силы («энергетики»), эффективности его деятельности, удовлетворения от процесса работы и личных отношений является чувственная сфера. Освоение чувственной сферы – это, во-первых, понимание языка искусства, во-вторых, - понимание языка бессознательных влечений и языка тела, в-третьих, - это знание того языка, на котором говорит с нами или говорит через нас Природа (язык сновидений, язык динамики психологических состояний и т.п.).(7)

Кроме вышесказанного, к числу наиболее значимых характеристик человека, которые должны учитываться при всех формах общения и сотрудничества относят, во-первых, его устойчивые индивидуальные характеристики психики, проявляющиеся в особенностях его темперамента (холерик, флегматик, сангвиник, меланхолик), и, во-вторых, относительно устойчивые социально-личностные характеристики, проявляющиеся, в частности, в особенностях восприятия и представления информации, которые обычно обозначают термином «модальность».

В этой статье мы не будем затрагивать характеристики психики, а остановимся на рассмотрении второго аспекта данной проблемы.

Каждый человек привык говорить с использованием определенного набора слов, соответствующего его модальности. Применительно к рассматриваемой проблеме, специалисты выделяют три основных способа (типа) восприятия и представления информации в ходе вербального общения между людьми:

Визуальная модальность. Визуалист – человек, мыслящий образами. Ему важно представить себе нечто, «нарисовать», образ, картину и только после этого он сможет понять услышанную информацию или высказать свою мысль.

Аудиальная модальность. Аудиалист обязательно должен услышать какую-либо информацию, логически ее обработать и только после этого пользоваться ею.

Кинестетическая модальность. Кинестетик – это человек чувств. Для того, чтобы эффективно работать с информацией, он должен почувствовать ее содержание, как бы пропустить ее через себя.

«Чистых» аудиалистов, визуалистов и кинестетиков найти трудно, однако у большинства людей та или иная модальность преобладает.(6)

Поэтому для людей, предпочитающих воспринимать материал зрительно, рекомендуется использовать следующие способы: презентацию, реферат, диапозитивы и проекции, видеопросмотр и т.д. Они запомнят то, что увидели.

Для тех, кто более расположен слушать, идеально подходит форма обучения, основанная на лекции с большим количеством вопросов и ответов. Они запомнят, что обсуждалось, а их воспоминания имеют сходство с магнитофонной лентой или записью выступления.

Для людей, мыслящих кинестетически, предлагается выполнять упражнения, им нравится играть роли. Они учатся через действие и могут хотеть постоянно менять тему. Это не значит, что они невнимательны. (То, что обучающийся должен сидеть тихо и слушать – устаревшая школьная концепция).

Конечно, невозможно каждый раз удовлетворить предпочтения каждого. Преподаватель, стремящийся к повышению своего уровня и уровня успеваемости обучающихся, может начать обеспечивать запросы некоторых и убедиться, что эти «некоторые» изменяются так, что постепенно будут задействованы все стили обучения. Моделирование выдающихся учителей основывается на использовании всех трех способов: с помощью образов, звуков, чувств.

Также актуален вопрос вовлечения студентов в активную работу группы. Наиболее эффективно, на наш взгляд, этот процесс протекает в условиях интенсива с использованием психорегулирующих средств, основанного на применении модели языков сознания.

Интенсивные методы появились в результате осмысления психологических резервов оптимизации процесса обучения, среди них – творческий потенциал личности, методическое дублирование психологических резервов оптимизации процесса обучения, среди них – творческий потенциал личности, методическое дублирование психологических механизмов управления ориентировочной деятельностью, влияние социально-психологических феноменов на личность – участника групповой работы. Психологический эффект интенсивного обучения основывается на известных принципах: радости и ненапряженности, единства «сознаваемого – неосознанного», «суггестивной взаимосвязи» и достигается за счет использования специальной системы суггестивно-коммуникативных этюдов – особой формы целенаправленной, психологически мотивированной деятельности. При этом очень важна внутренняя настройка на обучение. Из психологических особенностей процесса обучения можно отметить следующее:

интеллектуальную активность обучающихся

повышение эмоционального тонуса

творческий характер взаимодействия слова и мысли, «наполненной эмоциональными и волевыми элементами»

улучшение социально-психологических межличностных отношений в группе.

Непосредственное воздействие на все психические механизмы личности обучающихся осуществляется преподавателем.(3)

Хотя по природе мы все учимся, каждый имеет предпочтения, что и как он хотел бы познавать. Преподаватель, как человек, проводящий учебу, также имеет сильные и слабые стороны в способе мышления и усвоения материала. Будучи мастером собственного стиля обучения и владея разными другими стилями, с которыми он может встретиться в группе, преподаватель способен абстрагироваться от собственных предпочтений и представить материал различными способами, делая его доступным для каждого.

 

Литература

 

1. Агеев В. Лебедько В. Осознание. Мастерство. Психотерапия? – Мн., «Светоч», 1997.-130с.

2. Всехсвятский С. Модели и методы «эволюционно-ориентированной» терапии. // В сб. Этюды о новой психотерапии / Под ред. В.В. Козлова. –Мн., 1995, с.28-49.

3. Дерунова Н.В. Психорегулирующие средства оптимизации умственной деятельности при обучениии английскому языку. // В сб. Ежегодник «Психология и практика» Т.4,в.2 под ред В.В.Козлова, ЯрГУ, МАПН, Российское Психологическое Общество, 1998 - с.66-67.

4. Еникеев М.И. Общая психология: учебник для вузов. - М.: «Издательство ПРИОР», 2000,-400с.

5. Козлов В.В. Истоки осознания. – Волгоград: Издательство «Семь ветров», 1999.-288с.

6. Козлов В.В. Социальная работа с кризисной личностью. Методическое пособие. -Ярославль, 1999.-303с.

7. Михайлов И.В. «Образ и образование», // В сб. Ежегодник «Психология и практика» Т.4,в.2 под ред В.В.Козлова, ЯрГУ, МАПН, Российское Психологическое Общество, 1998 - с.142-144.

8. О’Коннор Дж., Сеймур Дж. НЛП, Тренинг, -М., «Центр НЛП-тренинга», 1999. –254с.

 



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.