Сделай Сам Свою Работу на 5

Наш семейный талисман, или конфликт культур

«Известно, что универсального «нормального поведения» не существует. Чтобы понять поведение представителя другой культуры, нужно выяснить, какое поведение традиционно для этой культуры. Иногда получается, что без знания другой культуры, мы можем не понять человека, поставить его в неловкое положение или даже оскорбить.

Я бы хотела привести очень интересный (по моему мнению) пример из моей собственной жизни. Этот пример касается моей семьи. Мы рассмотрим не только столкновения разных культур (американской и русской), но и локальных («диакультур» - это ваш термин).

У нас в семье существует одна очень необычная (некоторые могут назвать ее ненормальной) традиция. Следует сразу же рассказать об ее предыстории.

Дело в том, что мой отец погиб, когда мне было шесть лет, а моему брату два месяца. Моя мама долгое время нигде не работала, потому что в нашем провинциальном городке ей было сложно найти высокооплачиваемую работу, тем более с маленьким ребенком на руках. Так, что в 25 лет моя мама поседела. Вообще, в тот период в ее жизни была настоящая «черная полоса». Еще я решила завести кота.

Случилось так, что мы встречали Новый год (1995) всей семьей (я, брат, мама и этот кот). Вечер был очень скучный и унылый. Все блюли тишину, только наш «питомец» носился из одной комнаты в другую и всех раздражал. И вот куранты бьют полночь… мы поднимаем бокалы… наш кот взбирается на стенной шкаф… и неожиданно спрыгивает прямо на середину праздничного стола! Посуда бьется, еда разлетается во все стороны, все испачканы! Казалось бы праздник испорчен! Но мы все начинаем громко смеяться (это был первый раз после смерти отца, когда мама смеялась). Это не было нервным смехом, это было действительно весело (особенно, когда кот начал жалобно мяукать и стряхивать еду с лап на все в округе). Вы не поверите, но после этого случая наша жизнь постепенно начала налаживаться. Приехала бабушка, которая сидела с братом; мама устроилась на хорошую работу; я начала делать успехи в школе.

И теперь у нас на каждый Новый год на стуле стоит большая корзина, в которой спит наш уже старый, толстый, неповоротливый, полуслепой, полуглухой, полулысый кот. Да, с одной стороны, это очень глупо доверять какой-то случайности. Хотя, с другой стороны, человеку просто необходимо верить во что-то, иметь свой талисман.



Буквально два года назад у нас дома на Новый год собирались гости. К нам приехали две бабушки из деревни, двоюродная сестра из Москвы и тетушка из Америки. Все приготовились есть, как мы вспомнили про наш талисман. Мама взяла отдельный стул и поставила туда корзину со спящим котом. Сначала наступила неловкая тишина. Затем посыпались возмущения со стороны бабушек. Маме пришлось рассказывать всю длинную историю с котом. Но бабушки все равно негативно отреагировали, потому что коты – «нечистоплотные» животные, по их мнению, и что «любому зверю не место за столом», независимо от того, что это наш «талисман» (это слово было произнесено с иронией). Двоюродная сестра сказала, что абсолютно не против присутствия кота (даже погладила его). Тетушка свое мнение за столом не высказала. Меня это крайне заинтересовало, и я спросила ее уже на следующий день. Она ответила, что в принципе ничего отрицательного в кошках не видит. Но добавила, что обиделась на нас за то, что, посадив животное за стол, мы даже не поинтересовались, есть ли у нее аллергия.

Если реакцию первых участников конфликта я смогла угадать, то ответ американки меня очень поразил. И уже позже я поняла ту разницу культур, которая отличает городских людей от деревенских, и русских от американцев. Не буду расписывать эти банальные штампы. Просто в нормы бабушек не вписывалось присутствие кота за столом. А американцы очень трепетно относятся к своему здоровью, к своей личности, к своему «я».

Вот такой необычный конфликт может произойти на Новый год».

Шашкова Марина

«Межкультурные конфликты происходят с нами каждый день, я не исключение. Причины межкультурных конфликтов, по-моему мнению, это разные менталитеты, традиции. Так как по национальности я армянка, то межкультурные конфликты со мной происходят часто.

Помню, как в пятом классе принесла моя одноклассница фотоальбом, и мы все с любопытством смотрели фотографии. Моя одноклассница комментировала свои фотографии и, когда на фотографии был ее брат, (который был младше ее на три года) она начала обзывать своего брата, говоря, что он болван, дурак и .т.п. Для меня это был шок, так как я не могла понять, как она может назвать единственного близкого, родного человека (среди неблизких людей) который в будущем протянет ей руку в трудную минуту, такими ужасными словами. Не выдержав, я начала ругать свою подругу и сказала, что ей должно быть стыдно.

Второй случай произошел, когда я училась в девятом классе. Девушка, которая училась в параллельном классе, пришла в школу злая на маму (все подчеркивания – авторские) из-за того, что она не дала ей деньги. И начала на весь коридор среди нас материть ее. Не побоюсь произнести этого слова, но для меня это было дико! Я не могла прийти в себя очень долго. Придя домой, я рассказала это маме, и моя мама начала объяснять мне, что мы все разные и то, что у нас у всех разные менталитеты, ценности, воспитание. Я очень долго не могла понять, что же тогда для этой девушки ценно, если не мама и семья.

До сих пор я не могу понять, почему мои ровесники не любят пенсионеров и все время жалуются на них, выражаются матом, ругаются с ними. (Меня всегда учили уважать старших и не перечить им). И всегда, когда мы начинаем обсуждать эту тему, то мои друзья набрасываются на меня. Все, что бы я ни говорила, они не воспринимают.

Таких случаев со мной происходило очень много и часто. Сейчас, понимая и осознавая уже все, я отношусь к таким ситуациям спокойнее».

Мирзоян Элен

«Как-то мне довелось побывать на русско-армянской свадьбе (невеста – армянка, жених – русский). Гости, соответственно, были представителями армянской и русской нации. Непониманием двух наций стала музыка. Когда играла русская музыка, танцевали русские, Под армянские песни танцевали только армяне. Таким образом, две стороны не могли придти к обоюдному согласию. К счастью, жених и невеста были счастливы».

Хачатрян Ар.

«В Азербайджане не принято молодой влюбленной паре прилюдно целоваться. Во всяком случае, еще нигде на улицах в Баку я не видела, чтобы парень с девушкой демонстративно «нежничали». То же касается и жениха с невестой на свадьбах. Помню случай, как пригласили на азербайджанскую свадьбу одного русского друга. Он был в восторге от всей пышности азербайджанской свадьбы, от того, до чего ее весело празднуют, живая музыка его больше всего впечатлила. Но, видимо, он не мог понять, почему никто не кричит «горько». Не выдержав, наверное, он выкрикнул во время пожеланий у микрофона «А молодым пока ГОРЬКО!!!, что вызвало бурный смех присутствующих.

Но жених невесту так и не поцеловал прилюдно. Не принято это у нас…».

«Однажды на заре перестройки моей маме с трудом удалось достать летнюю путевку в неведомую тогда и далекую Турцию, куда она отправилась, прихватив меня с собой. Увы! Долгие годы жизни за железным занавесом вместе с провинциальным сибирским невежеством дали свои плоды: о стране, где нам суждено было провести двухнедельный отдых, мы не знали практически ничего. Неудивительно, что культурный шок и столкновение с чужеземным укладом жизни не заставил себя долго ждать. Уже на вторые сутки пребывания за границей наша туристская эйфория заметно спала из-за неприметного происшествия: в рамках экскурсии требовалось зайти в мечеть – мусульманский аналог христианского храма, - но в посещении этого места нам было жестко и грубо отказано. В ответ на наше возмущение разъяренный гид указал на крошечное подобие шорт, в которые мы были втиснуты. Конечно, при сорокоградусной жаре нельзя было придумать ничего удобнее, но тогда нам не пришло в голову, что своим видом мы оскорбляли обычаи чужой страны.

Такова была моя первая в жизни ошибка при соприкосновении с иноземной культурой».

Кузьмина Алена

Пример конфликта культур из моей жизни: жизнь в общежитии.

«Первые разногласия случились уже на начальных этапах нашего совместного проживания – при совместном приготовлении борща. Казалось бы, мы – жители одной страны, говорим на одном языке, но за эти два часа мы едва не поссорились, так как у каждой из нас были свои привычки и вкусы. С тех пор вместе мы больше не готовим».

«Со мной это произошло в Англии. Как все, вроде бы, нормальные люди в России, мы с подругой по прибытии в host-family начали снимать обувь у двери в дом, а наши host-parents очень этому удивились и уговаривали нас не снимать ее. Но нам было неловко в грязной уличной обуви разгуливать по коврам, мы и сняли.

В тот вечер шел дождь и поэтому мы в руках несли зонты. Но когда хозяева-англичане их (зонты) заметили, они не позволили занести их в комнату а вежливо попросили оставить их в прихожей. Мы ради интереса спросили, почему. А они ответили, что заносить в дом зонты – плохая примета.

После того, как мы с подружкой рассмотрели всю квартиру нам предложили выпить чай с сэндвичем. Чай я люблю, а сэндвичи нет. Я поблагодарила их и спросила, а что делать с несъеденным сэндвичем. Они мне так, в порядке вещей, ответили: «да выкинь его вон в ту корзину!». Но так как мы в России не привыкли выкидывать продукты, к которым даже не прикасались, он был в упаковке, я уговорила подружку, которая и так этого хотела, съесть этот бедный сэндвич.

Вот сколько удивительных вещей, связанных с разными культурами, произошло с нами в один вечер».

Мой опыт общения с иностранцами.

Мой самый первый опыт общения на английском был с англичанами в маленьком городке Chichester’e в графстве West Sussex. Приехала я с русской группой на двухнедельный курс в школу для иностранцев. Разместили нас по семьям. Я попала к одной скромной разведенной женщине, которая оказалась очень милой, но по нашим меркам холодной: не было в ней того внимания ко мне как к гостье. Это лишь потом я поняла, что это не в характере и не в традициях европейцев вообще и англичан в частности так «носиться» с гостями, как это принято делать у нас в России; но на тот момент я хоть и чувствовала себя не в своей тарелке, но была полна решимости приобщиться к английской культуре и «просветить» мою landlady в плане русской культуры.

Хозяйка стойко выдерживала мою самодеятельность, как вдруг в своих сбивчивых рассказах я столкнулась с маленьким препятствием, на которое сначала даже не обратила внимания, но которое стало моим первым опытом различия языковой логики – как выразить по-английски русскую фразу «это не красиво». Трудность заключалась в переводе этого сочетания не как описательной характеристики, а как качественной – в значении «неправильно» («некрасиво так поступать», например). Я, не моргнув глазом, перевела дословно. До этого моя невозмутимо готовящая ужин хозяйка повернулась ко мне и, слегка приподняв бровь, спросила: «What do you mean?» Я подумала, что просто неправильно произнесла какое-то слово, поэтому терпеливо повторила все снова. Когда же выяснилась настоящая причина ее недоумения, я объяснила ситуацию и все прояснилось, то моя хозяйка посоветовала переформулировать это в «it’s wrong» или «it is not correct». Так я впервые осознала языковое восприятие того же самого мира другой нацией.

Тем не менее, самое интересно было еще впереди. Дело в том, что я не выдержала тест на английскую погоду: если в Англии светит солнце и все англичане в футболках и шортах принимают солнечные ванны на своей лужайке, то это еще не значит, что на улице тепло. Как уроженка средней полосы России я привыкла считать, что раз на улице лето, светит солнышко, а люди загорают, значит действительно тепло и надо одеваться соответственно. Но я забыла, а тогда скорее не знала, что в других странах не значит «как дома». Поэтому, когда я вышла на улицу, меня просквозил холодный ветер. Куртка ситуации не улучшила: как только я ее надела, мне стало ужасно жарко, а раз жарко, то я снова ее расстегнула, а там опять пронизывающий ветер. Так я и промучилась и в конце концов простудилась прямо в середине поездки.

Что надо было делать мне, заболевшей? Я не намеревалась проводить оставшуюся неделю в кровати, чихая и кашляя, поэтому целенаправленно отправилась в аптеку за лекарствами из-за отсутствия собственных. Кашель был жуткий, и насморк прогрессировал, поэтому я настроилась на сильнодействующие лекарства. Пробежав глазами полки аптеки, я набралась храбрости и подошла к продавцу. Я очень старательно описала все симптомы, тщательно все рассказала, но когда продавец протянул мне Strepsils как самое сильнодействующее средство, я искренне удивилась: «Разве у вас больше ничего нет?» Продавец отрицательно покачал головой и, отвечая на мой недоуменно-вопрошающий взгляд, невозмутимо сказал фразу, которую я скорее почувствовала, чем поняла: «Какая разница, как он (кашель) пройдет: с лекарствами или без? Все равно пройдет ведь!»

Из аптеки я вышла в замешательстве. Но лечиться-то как-то надо! Отменным здоровьем я не отличаюсь до сих пор (не без помощи британского климата, кстати), но даже после такого поражения сдаваться не собиралась! Вспомнив совет из народной медицины, я, по пришествии в дом хозяйки, позвонила ей, спросила, где у нее можно было найти картошку, кастрюли и т.д. Я все нашла и сделала себе ингаляцию. В двух словах опишу процесс: неочищенная картошка кипятится под крышкой с очищенным и крупно порезанным луком с добавлением нескольких капель йода. Когда все это настаивается, то возникают пары, которые помогают очистить дыхательные пути. Я все сделала, как требовалось, и мне даже стало легче, поэтому, когда пришла хозяйка, я ее встретила с хорошим настроением.

Через час после ее прихода подошло время снова делать ингаляцию. Я вновь все вскипятила, а когда все было готово, то пошла в зал, где был единственный удобный стол, за которым можно было нормально посидеть. Процедура на первый взгляд простая: садитесь, подставляете лицо над паром (кастрюлей) и – внимание – накрываете голову полотенцем, чтобы был паровой эффект, ничего не испарялось в воздухе комнаты, а попадало в дыхательные пути.

В этот момент я почувствовала и услышала, так как видеть не могла, что моя хозяйка безмолвно застыла на пороге комнаты и простояла так некоторое время. Я буквально кожей ощутила нелепость сложившейся ситуации, так как поставила себя на ее место. Тем не менее, сделать я ничего не могла.

Когда же я тихонечко проскользнула на кухню, чтобы вылить все то, что находилось в кастрюле, то робко посмотрела на хозяйку. Особых перемен в ней я не нашла, если не считать некоторого молчаливого недоумения на ее лице. Все, что она сказала мне в тот день, было: «Я думала, что картошка нужна для ужина». Я всегда любила и люблю англичан за их невозмутимость, но когда я после этой фразы поднималась по лестнице к себе в комнату, думая о том, что только одной этой картошкой поколебала невозмутимость моей хозяйки и в какой-то степени подорвала некоторые ее жизненные представления, то поняла, что это основано на пропасти культурного непонимания между нами.

Кстати, я на следующий день попыталась объяснить ей ситуацию с народной медициной в России, но прекратила эти попытки почти сразу, так как наткнулась на стену глухого непонимания. И дело не в том, что она не хотела меня понять или я недостаточно старалась, а просто есть некоторые вещи, которые не поддаются объяснению или пониманию. Просто их, наверное, надо принимать такими, какие они есть.

Вот таким было мое первое общение с инородной культурой. А уже в следующие свои поездки я брала с собой лекарства, чтобы больше не попадать в такие ситуации. Но от английской погоды меня это так и не спасло – я очень часто заболевала, как ни старалась этого избежать, и даже перенесла тяжелейший бронхит. Но уже потом наконец-то смогла адаптироваться.

Еще один момент из моего личного опыта, которым я бы хотела поделиться, это моя дружба с одной девочкой. Так получилось, что я два года проучилась в Великобритании в международном колледже, где и подружилась с ней. По национальности она норвежка. Ида прекрасная девушка, невероятно начитанная, очень интересная. Мы прекрасно находили общий язык, пока вдруг не возникли трения. Никаких ссор не было, но возникло определенное недопонимание. Я не могла понять, в чем дело. Дружбу мы разрушать не собирались, поэтому решили просто сесть и честно во всем разобраться.

Все оказалось просто и сложно одновременно. Как выяснилось, наши представления о дружбе не совпадали. У нас в России зачастую принято «плакаться в жилетку», «говорить по душам», что не свойственно норвежской культуре. Нет, свойственно конечно, но это не приобрело такого размаха как у нас. По всей видимости, суровый климат Скандинавии наложил свой отпечаток на национальный характер. А меня наоборот угнетала, как казалось, излишняя сдержанность и дистанцированность Иды.

К счастью, все кончилось хорошо, мы обе приноровились, но прошло время, прежде, чем мы достигли желаемого результата, который устраивал и меня, и Иду. Но, пожалуй, главное, что я вывела для себя из этой ситуации, - это то, что не надо сдаваться, опускать руки в таких вещах, так как награда за терпение может быть в несколько раз выше затраченных на это усилий. В данном случае, моя подруга – моя награда, а как известно, настоящих друзей днем с огнем не найти.

Татьяна Костина

«Во время весенних каникул мне посчастливилось побывать в Германии, а именно в небольшом городке Штутгарте, расположенном на юге страны. Это была программа школьного обмена, в которой принимали участие школьники 16-17 лет. Согласно программе мы должны были жить в принимающих семьях и посещать с немецкими ребятами школу. На всех нас (русских школьников) эта поездка произвела большое впечатление, ведь мы окунулись в другой мир, другую культуру. У каждого сложилось свое мнение об этой стране, о ее жителях, о том, как вообще живут здесь люди, чем они отличаются от нас… Конечно же, надо учитывать тот факт, что у нас не могло сложиться окончательно объективное мнение об этом народе, так как их культуру, их мир мы воспринимали через призму нашего, пытаясь противопоставить наш образ жизни тому, который мы наблюдали во время нашего короткого пребывания в Германии.

Живя бок о бок с немцами, мы пытались приспособиться к их ритму, их стилю жизни, мы старались следовать тем нормам, правилам, которые были приняты в их обществе. Никто из нас почему-то не захотел проявить свою яркую русскую индивидуальность, и в большинстве случаев мы просто подражали действиям, манере вести себя и одеваться наших немецких друзей. Интересно, что приехав в Германию в туфлях на каблуках, мы больше их ни разу не одели, так как в Штуттгарте все поголовно ходили в кроссовках. Но, надо заметить, были такие ситуации, когда мы действительно чувствовали себя неловко…

В первый же день, сразу после приезда, нас повели в школу знакомиться с учителями и принимающими семьями. После того, как представили и рассказали немного о нашей стране, нас пригласили в столовую на чаепитие. Мы пришли в столовую, долго не могли понять за какой стол нам следует сесть, так как ни один из них не был накрыт. И вот неожиданно наши немецкие друзья встали и куда-то пошли. «Наверное, за чайником и чашками» - подумали мы и остались сидеть в предвкушении. Но вдруг через 5 минут прибегает Алис (немецкая девочка) и рассеянно говорит нам что-то (в первый день мы абсолютно не могли понять их немецкий, на котором они в буквальном смысле чирикали, как птички). Оказалось, немцы были сильно удивлены тем, что мы остались сидеть, а не последовали за ними. Ведь каждый обслуживает сам себя, несмотря даже на то, что ты из другой страны и у тебя совершенно другие обычаи.

А вот еще один случай. Однажды мы гуляли по городу, и русская девочка, выпив бутылку кока-колы, бросила ее в урну. Как же нас испугал неожиданно подбежавший пожилой мужчина с криком: «Schreklich!», что значило «ужас!». Оказывается, Кристина бросила бутылку в отделение для мусора из бумаги, а следовало кинуть пластик в специальное отделение для мусора из пластика.

Немцы очень чистолюбивы, (так! – С. Т.) бдительны и всегда следуют правилам и нормам. Сигаретные бычки у них не валяются, как в России, по тротуарам, мусор всегда лежит в урне, а не рядом с ней. Мы даже как-то видели, что люди мыли снаружи стены своего дома. Такая свежесть и чистота были нам в диковинку. И люди по улицам ходят «одинаковые»: все одеты удобно, без каких-то излишеств (футболка, широкие штаны и кроссовки). И никто никогда не будет коситься в твою сторону, главное, чтобы тебе было хорошо и свободно. В этом плане немцы очень демократичны. Наверное, это положительное качество… Хотя после недели, проведенной в Германии, мы стали почему-то скучать по дому».

Иванова О.

Раньше все истории, которые мне рассказывали мои родители, бабушка и дедушка, я воспринимала как очень смешные и непонятные ситуации. Когда же появился Ваш предмет - «Культурная антропология» - я поняла, что эти истории, на самом деле, результат непонимания представителей разных культур, одним словом – конфликт культур.

Когда мой папа ездил в деловую командировку в Японию и Индию, ему посчастливилось на несколько дней оказаться в Малайзии, где собственно все и произошло. Был 1993 год. Мне было тогда 6 лет, брату – 10. Новые знакомые моего папы, Вадима Валентиновича, отвели его в огромный торговый центр. Каждый этаж представлял определенную продукцию: на каком-то только обувь, на другом – одежда для детей, на третьем – взрослая одежда и т.д. И вот папа решил купить мне платья. Спросив у продавца, сколько они стоят, он стал сразу же отсчитывать деньги. Реакция продавца шокировала папу: продавец ругался, махал руками, выражение его лица было очень неприятным. Папа попросил друзей объяснить, что происходит. Оказывается, папа должен был хоть немножко поторговаться (платья же были очень дорогими!), а не сразу соглашаться со стоимостью этих платьев.

Другой интересный случай произошел с моей бабушкой. Где-то в середине 70-х начале 80-х она должна была ехать в командировку в Италию. Она тогда работала директором Курского трикотажного комбината, известного на весь союз. Там (на комбинате) ей сшили костюм из самого модного у нас в то время материала кримплина (или кримплена). Нельзя представить, как она, Осипова Анна Васильевна – ведущий руководитель одного из мощнейших предприятий СССР, была удивлена и рада одновременно, когда увидела, что в Италии из кримплина делают чехлы для автомобилей! Почему рада? Потому что она передумала брать этот костюм с собой! Представляете, как она бы хорошо сливалась с интерьером итальянского автомобиля?!

Еще один случай произошел со мной, когда я была в Великобритании. Семья, в которой я жила со своей одноклассницей, решила сводить нас на автомобильные гонки. Как я была расстроена, когда увидела, что они (англичане) так безжалостно бьют наши русские автомобили: «Ладу», «Жигули». Да, конечно, они дешевые, запчасти легко достать. Но ведь обидно! Родное все-таки!

Осипова Анна

Ю.Е. Прохоров, директор Государственного Института русского языка им. А.С. Пушкина, рассказал о бытовом «конфликте культур», который он пережил в Германии. Он был приглашен в гости. Ему задали естественный общекультурный вопрос: «Чай пить будете?» Он дал естественный и тоже общекультурный ответ: «Спасибо, да». Следующий вопрос поставил его в тупик: «Сколько чашек?» Юрий Евгеньевич очень удивился: он не может сказать заранее и, главное, не понимает причину вопроса. А оказалось, что у немцев свое специфически-культурное рациональное отношение к жизни: нечего зря тратить электроэнергию.

Нет сомнения, что дело не в жадности, не в скаредности немцев, а именно в современной культуре, в осмысленном и бережном отношении к природе, к человеческим усилиям, к экологической целесообразности.

Точно так же французы в моем доме были шокированы безумным, «щедрым», а на самом деле – расточительным отношением к воде: я разговаривала по телефону, не закрыв на кухне кран. Гости страдали, потом один из них закрыл кран.

Избалованные нашими богатейшими природными ресурсами, мы льем воду, жжем газ, «уходя не гасим свет» и воспринимаем как конфликт негативную реакцию представителей других культур.

Когда моя английская подруга, узнав, что мы едем на обед к ее родителям не в полном составе (на одного человека меньше), возмутилась и воскликнула: «Но они же купили 4 бифштекса!», я долго не могла придти в себя от шока: Они же совсем не бедные (по нашим понятиям – очень богатые), что же это за скупость! И получился конфликт культур: я «разочаровалась» в подруге из-за ее жадности, она – во мне из-за пренебрежительного отношения к стараниям стариков-родителей. К счастью, мы слишком любим, уважаем и ценим друг друга, чтобы испортить отношения, но шрам взаимного недоумения и недовольства остался.

Американский коллега Эндрю Коэн (Andrew Cohen) рассказывал, как он в Японии был приглашен на обед. Все было очень хорошо, но когда, уходя, он с чувством начал благодарить хозяев, оказалось, что это культурная ошибка, потому что в Японии в таких ситуациях нужно принести извинения за причиненные неудобства.

Коллега из Бурятского госуниверситета П.П. Дашинимаева прислала описание особенностей бурятской культуры, «которые возможно расходятся с другими культурами». Будучи доцентом кафедры перевода и межкультурной коммуникации, она отмечает и отражение культуры в языке.

1. В семейных отношениях (нижеописанные ситуации больше относятся к семьям среднего и зрелого возрастов):

- Обычно супруги вербально сдержанны в выражении чувств друг к другу. Если муж часто говорит о том, как он любит жену, это будет выглядеть неестественно, т.к., во-первых, он уподобляется много говорящему мужчине, во-вторых, слово не есть всегда подтверждение любви, т.к. оно – пустота. Иной раз муж может признаться жене в любви один раз за всю жизнь, а то и вовсе не признается. В результате такого положения вещей, слово дуратайб (люблю) стало «неподъемным»: произнести его – переступить через себя.

- Не перечить родителям, особенно престарелым, что бы они ни говорили, слушать и молчать. Урдаhaa дуугарха (talk back) значит осмелиться в ответ открыть рот, когда он должен быть закрыт. Подобное однозначное послушание культивировалось веками, но сегодня взаимоотношения родителей и детей не носят столь крайнюю форму. Это вызвано, видимо, в частности, маленькой рождаемостью (в среднем 2 ребенка в семье) и тенденцией жалеть своих детей, но в целом послушание родителей остается неизменным.

- Поведение жены: стараться сохранять хотя бы на формальном уровне роль мужчины, которая выше, чем у женщины (подать еду первому, не инициировать разговор первой в официальной обстановке, не унижать его достоинство «50 рублями на обед», мытьем посуды или пола при гостях, не повышать голос на мужа и т.д.). Данный этикет больше соблюдается восточными бурятами, которые более консервативны из-за приверженности буддистским канонам, чем западные (чья вера – шаманизм и христианство).

- В консервативных семьях супружеское кольцо носят на левой руке, т.к. безымянный палец левой руки считается местом, ограждающим вход всего нечестивого из внешнего мира (болезней, зависти, порчи и т.д.), а кольцо здесь служит в качестве преграды.

- К отцу и матери, другим старшим родственникам (включая сестер и братьев) на бурятском языке обращаются на «вы». При переключении на русский язык люди стараются сохранить это «вы» и здесь наступает полное несоответствие форм и содержания двух языков, поэтому перевод данной ситуации всегда будет неэквивалентным.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.