Сделай Сам Свою Работу на 5

Символы и письмена на палеолитических скульптурах Макоши

На некоторых скульптурных изображениях Макоши присутствуют символы, знаки и даже письмена.


Рис. 6.5.3.3.1.3.1. Символы и письмена на палеолитических скульптурах Макоши.

Сверху: увеличенный фрагмент «надписи», присутствующей на спине Макоши. Снизу слева: фрагмент орнамента с груди Макоши и его идентификация со славянскими Свастическими символами «Макошь» и «Незасеянное поле». Справа: 1-я колонка – укрупнённые изображения «букв» со спины Макоши (ок. 40 тыс. до н.э.); 2-я колонка – насечки с докитайской керамики 5 – 3-го тыс. до н.э., найденной на территории современного Китая (см. п. 1.1. гл. XI); 3-я колонка – буквы финикийского алфавита, 1-е тыс. до н.э. (см. п. 3. гл. XI); 4-я колонка – насечки из Жаркутана, 1-е тыс. до н.э. (см. п. 4.1. гл. XI); 5-я колонка – буквы этрусского алфавита, 1-е тыс. до н.э.; 6-я колонка – буквы письма из Винча, 5-е тыс. до н.э.

На груди фигурки из Костёнок (44 – 34 тыс. лет) виден орнамент, который можно уверенно идентифицировать как многократное повторение символа «Незасеянное поле», являющегося символическим атрибутом Макоши.

На спине фигурки мы видим надпись, состоящую, очевидно, из букв. Из-за плохого качества изображения прочитать её не представляется возможным. Но даже в таком виде отчётливо различимы буквы, аналогичные современным.

Подробно рассмотрим надпись в главе п. 4. гл. VI. Здесь мы только отметим, что первый сверху ряд весьма уверенном может быть идентифицируем с буквой Е или эпсилон, второй – с К или каппой, третий – с B или бетой, четвёртый – с H или этой, пятый – с T или теттой, шестой – с S или сигмой, седьмой – с P или пи, восьмой – с O или омикрон (буквы даны в латинском написании).

Поэтому утверждать о том, что знаки на Макоши из Костёнок являются буквами, нам представляется весьма возможным.


Рис. 6.5.3.3.1.3.2. На чёрно-белом изображении представлено фото палеолитической Макоши из Бешеново. Для сравнения на цветной врезке – элемент русского полотенца.

На чёрно-белом изображении (рис. 6.5.3.3.1.3.2.) представлено фото палеолитической Макоши из Бешеново с нанесённым на живот статуэтки славянским свастическим символом «Дерево жизни».

Для сравнения на цветной врезке – элемент русского полотенца, на котором вышит аналогичный символ «Дерево жизни». Справа вверху на фото дан образец «Дерева жизни» с участком Макоши из Бешеново, идентифицируемым как Дерево жизни. А также представлена эмблема Сбербанка России, являющаяся стилизованным изображением Дерева жизни (без центрального ствола).

На реке Сейм располагается палеолитическая Авдеевская стоянка (21 – 20 тыс. до н.э.). Фигурки Макоши вырезаны из кости и, как правило, сделаны по единому художественному канону – обнаженная женщина со слегка склоненной к груди головой, непропорционально тонкими, сложенными на животе руками и слегка согнутыми ногами, с гладкими, без проработки, лицами.

Однако, в 1977 г. учёные нашли в Авдеево статуэтку, имевшую лицо (см. рис. 6.5.3.3.1.2.3., фигура справа [1813]). Древний мастер тщательно вырезал у фигурки глаза, щеки, нос, уши, прическу – спереди небольшая челка, уши открыты, а волосы забраны назад и опущены на шею. Изображённая женщина имеет явно европеоидные черты и достаточно юный возраст.

По мнению ученых, Макоши пользовались «особым вниманием обитателей стоянок каменного века и, вероятно, использовались во время проведения религиозных церемоний» [1813]. По всем особенностям культуры Авдеевская стоянка очень близка к Костёнкам I (верхний слой) [1812, 1829, 1830].

Начиная с 6 – 5 тыс. до н.э., мы можем проследить распространение культа Макоши, рассеивающего вслед за передвижением славянских переселенцев.

В трипольское время (6 – 4 тыс. до н.э., между Восточным Прикарпатьем и Средним Поднепровьем, а также на территории Румынии) славянское религиозное искусство приобрело более отчётливые формы, совмещённые со славянским религиозным свастическим символизмом. Мы видим и «ёлочный» орнамент, и лист с прожилками, символизирующий Дерево жизни, и расположенный на животе фигурки символ «засеянное поле», означающие беременность, зарождение новой жизни.


Рис. 6.5.3.3.1.3.3. Трипольские Макоши с изображениями свастических символов Дерево жизни и Засеянное поле.

На груди одной из трипольских Макошей имеется змея, пояснения которой находим у Б.А. Рыбакова:

«Земледельцы энеолита 4 – 3-го тысячелетий до н.э. (в их числе были и языковые предки славян) выработали свою систему представлений, которая во многом передалась будущим поколениям. Земля, вспаханная и засеянная, уподоблялась женщине (или деве), «понёсшей во чреве своем». Дождь олицетворялся грудью женщины или ужом, выползающим во время дождя» [1472].

На месте Авдеевской палеолитической стоянки существовала тшинецкая культура, распространённая от реки Варта на западе до реки Сейм (Семь [47]), левый приток Десны, на востоке [1825].


Рис. 6.5.3.3.1.3.4. Предметы тшинецкой культуры.

На предметах славянской тшинецкой культуры мы обнаруживаем все признаки устоявшегося культа Макоши: сосуды с четырьмя грудями, сам символ «Новая жизнь» и свернувшегося двойной спиралью «Ужа». А также находим этому подтверждение у Б.А. Рыбакова:

«Наиболее частым оформлением двух рожениц в энеолитическом искусстве Центральной и Восточной Европы является изображение четырёх женских грудей, неразрывно связанных с символикой питающей влаги, т.е. опять-таки с дождем. Эта символика доживает в орнаментике посуды до середины бронзового века, встречаясь у праславян (тшинецкая культура 15 – 12 вв. до н.э.)» [1472].

Ёлочный славянский орнамент распространился в другие местах расселения протославян [1472]. В частности, до кавказоидно-греческого вторжения он присутствует на женских статуэтках из Анатолии (3 тыс. до н.э.), и точно такие же культовые предметы обнаружены и на территории микенской Греции, на Крите. Прослеживается идентичность орнамента анатолийской Макоши и Макоши из сербского села Бешеново.


Рис. 6.5.3.3.1.3.5. Макоши из Анатолии (цветом). 3 тыс. до н.э. Глина. Чёрно-белые – Макоши из Триполья, Бешеново, браслет из Костёнок. Во врезке – даны славянские свастические символы – «опознаватели» – Макоши.

Интересно в данном контексте рассмотреть происхождение названия «Анатолия». В тур. Anadolu, где ana- по-азербайджански – мать. А –dolu означает славянскую богиню Долю, спутницу и благое проявление Макоши (см. п. 5.3.3.1.1. гл. VI) и является корнем слова идол. То есть мы получаем: Анатолия – Мать Богиня – Мать Макошь. Анатолия географически срединная часть Турции, выступающая в море на юге мысом Анамур и горами Тавра, на севере – Западно-понтийскими горами. Что при соответствующем воображении позволяет соотнести эту местность с пышными формами беременной женщины, а в соответствии с существовавшей в то время традицией производить гидронимы и топонимы от имён славянских богов топоним, произведённый от богини Матери счастливой судьбы Доли, выглядит вполне уместным и естественным.

Расселяясь в восточном направлении, славянские племена отмечали местные варианты культур общеславянским культом Макоши.

В культуре Намазга-Тепе 2-й половины 5-го – начала 4-го тыс. до н.э., расположенной на территории Туркмении [35], найдены фигурки женщин, аналогичные славянским палеолитическим изображением Макоши. Причём у статуэтки времени Намазга V отчетливо виден на животе колос, очевидно, символизирующий плодородие-беременность, и две косы, спускающиеся от головы на шею и грудь. Напомним, косы – часть символизма Макоши. Колос, изображённый на животе фигурки из Намазга, идентичен колосу, изображённому на животе трипольской Макоши.


Рис. 6.5.3.3.1.3.6. Макоши из Намазга-Тепе (Туркмения). Слева вверху – Макошь из слоя 2-й половины 5-го – начала 4-го тыс. до н. э. [35]. В центре – Макошь времени Намазга V с изображением Дерева жизни на животе [35, Бронзовый век]. Справа – статуэтка богини-матери (Туркмения) [35, ст. Туркмения]. Слева внизу – Макошь из Триполья с таким же изображением Дерева жизни на животе. Цветом дан славянский свастический символ «Дерево жизни».

Отметим, что наивысший расцвет культуры Намазга-Тепе пришёлся на конец 3-го – начало 2-го тыс. до н.э. – как раз того времени, когда сюда добрались славянские переселенцы из районов Триполья [1472]. Поэтому статуэтки богини-матери Макоши трипольцев и туркмен времени 3 – 2 тыс. до н.э. так схожи. В середине и 2-й половине 2-го тыс. до н.э. наблюдается упадок культуры, который учёные связывают с перемещениями племён [1831]. Что подтверждается и данными языков [1704]: через Парфию, Бактрию, Согд славяне европеоиды (туркмены – европеоиды с незначительной монголоидной примесью [35]) пришли в Иран и принесли авестийский язык [35].

«По предположению многих советских, польских, чехословацких археологов, древние славяне были потомками скотоводческо-земледельческих племён шнуровой керамики культуры, расселившихся на рубеже 3-го и 2-го тыс. до н.э. из Северного Причерноморья и Прикарпатья по Центральной, Северной и Восточной Европе» [35, ст. Славяне].

На основе которой в 15 – 12 вв. до н.э. предки славян создали комаровскую культуру, существовавшую в Прикарпатье, Западной Подолии, на Волыни, в Среднем Побужье, частично на правобережье Среднего Приднепровья, в Западном Прикарпатье – до 8-начала 7 вв. до н.э. [1824].

С 13-го в. до н.э. на основе шнуровой керамики культуры образовалась лужицкая культура, распространённая на обширной территории от побережья Балтийского моря до Дуная и Словацких гор и от реки Шпре до Волыни [116]. В изображениях предметов лужицкой культуры мы находим символ, идентичный двойной спирали, выгравированной точками на амулете из зуба мамонта со стоянки Сунгирь (ок. 27 тыс. до н.э.).


Рис. 6.5.3.3.1.3.7. Сосуды с четырьмя грудями и спиральные символы в славянских культурах. Слева верху – лужицкая культура. Справа вверху (цв.) – фатьяновская культура. Слева внизу – тшинецкая культура. Справа внизу – трипольская культура. Скульптурное изображение – девочка с поселения Сунгирь (30 тыс. лет), использующая заколку, аналогичную лужицкой и тшинецкой культурам.

Очевидна полная тождественность этого символа аналогичным символам трипольских, лужицких и др. славян. В лужицкой и трипольской культурах находим и сосуды с грудями рожениц. И лужицкие заколки идентичны заколам со стоянки Сунгирь. Этот же символ находим в фатьяновской культуре 2-го тыс. до н.э., распространённой в Ярославской области.

Интересен погребальный обряд, который предусматривал захоронения в ямах со скоплениями угля и иногда охры. Что также аналогично захоронениям в Сунгири.

Фатьяновская культура, по мнению большинства учёных, принадлежит к общности культур шнуровой керамики и боевых топоров и распространяется на территории, занятой волосовскими племенами – конца 3-го – 1-й половины 2-го тыс. до н.э., распространённой в бассейне реки Ока, ниже города Рязань и в низовьях реки Клязьма [1826]. Костяные и каменные статуэтки волосовской культуры имеют сходные черты со статуэтками Макоши.


Рис. 6.5.3.3.1.3.8. Волосовская культура. Предметы: костяные и каменные фигурки, изображения утки. Человек волосовской культуры (реконструкция М.М. Герасимова) [35].

Волосовская культура принадлежит к кругу ямочно-гребенчатой керамики культуры (конец 4 – середина 2-го тыс. до н.э.), распространённой в лесной полосе Восточной Европы из Волго-Окского междуречья на север до Финляндии и Белого моря, на юг – до рек Воронеж и Дон.

Весьма показательны находки статуэток Макоши из Караново (Южная Болгария) и Трои.


Рис. 6.5.3.3.1.3.9. В левой половине таблицы – предметы из Караново и родственных памятников Нижнего Подунавья, в правой – их аналоги из Трои и других памятников Эгейского мира (Крит, Киклады, Эллада). Нижний «этаж» – соответствует периоду Караново I – II, второй – Караново III, третий – Караново V, четвертый – Караново VI [1836]. Увеличено представлены фигурки Макошей.

Нижний слой Караново датирован 6 – 5 тыс. до н.э. и содержит керамику с белой росписью по красному фону, а также остатки больших прямоугольных жилищ с печами (культура Караново I). Третий слой оставлен культурой Веселиново середины 5-го тыс. до н.э.) и характеризуется чёрной и серой лощёной керамикой и сосудами на 4 ножках. Пятый слой оставлен культурой Марица начала 4-го тыс. до н.э. и имеет серую керамику с углублённым орнаментом, заполненным белой пастой. Шестой слой принадлежит к болгарскому варианту культуры Гумельница середины 4-го тыс. до н.э. и представлен домами с печами, запасами зерна и керамикой, украшенной графитной росписью. Седьмой слой относится к 3-ему тыс. до н.э. и содержит дома с апсидами, чёрную и коричневую керамику со шнуровым орнаментом [1837].

Среди находок слоёв Караново III (сер. 5-го тыс. до н.э.) и Караново VI (сер. 4-го тыс. до н.э.), как и в Трое, мы отмечаем присутствие женских статуэток, полностью идентичных палеолитическим фигурками Макоши, найденным на Русской равнине, и трипольским статуэткам Макоши. Видим также соответствующий славянский орнамент.

Как и всё славянское, Караново поименовано просто – «холм с остатками древних поселений» [35, Титов В.С., ст. Караново]. Однако практически полная идентичность находок со всеми воспетой Троей должна была заставить археологов дать «холму» более достойное наименование – Караново возраста 5 тыс. до н.э. аналогично по уровню мастерства с Троей возраста 3 – 2-го тыс. до н.э.!

Статуэтки Макоши и грузики от ткацких станков (культ Макоши-пряхи) найдены также в старчево культуре 5 – 4-го тыс. до н.э. близ Белграда [574].

Можно ещё подробнее представить археологические данные, свидетельствующие о широчайшем распространении общеславянского культа Великой матери Макоши, и все они будут говорить о зарождении и становлении этого культа на территории Русской равнины и последующем его распространении славянскими переселенцами в территории их расселений – Месопотамию, Азию, Египет.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.