Сделай Сам Свою Работу на 5

Социальная обусловленность установления уголовной ответственности за доведение до самоубийства.

В настоящее время общепринятым является суждение о праве как о разностороннем понятии, выражающее мировые, национальные, человеческие требования к образцам касающихся свободы и личности. На этом месте права человека являются общесоциальным понятием, а не государственно-правовой категорией. Немецкие философы придерживались мнения о том, что государство должно обеспечить защиту человека, путем создания условий для безопасной и достойной жизни граждан. Опосредованный итог невозможности государства предоставить социально-первичные потребности человека- самоубийство. Данное явление приобрело колоссальное значение национальной проблемы. Лидирующее место по самоубийству занимают Казахстан и Шри-Ланка, затем уже идет Россия. Но по самоубийству несовершеннолетних первое место занимает Россия[24]. Доведение до самоубийства представляет значительную опасность для любого общества, так как это деяния может затронуть практически каждого человека. Помимо того, что само деяние посягает на жизнь другого человека, рассматриваемое преступление характеризуется безнравственностью поведения лица совершающего его, которое можно оценить как один из самых аморальных составов, предусмотренных Особенной частью Уголовного кодекса. Процентный показатель самоубийств зависит только от социологических причин и что группа добровольных смертей определяется моральной структурой общества. У каждого народа существует известная коллективная сила определенной интенсивности, толкающая человека на самоубийство. Поступки совершаемые самоубийцей и которые на первый взгляд выглядят проявлением личного темперамента, оказываются на самом деле следствием и продолжением некоторого социального состояния, которое находит себе в них внешнее обнаружение.

Обратим свое внимание на обычаи народов, которые существовали и о которых мы знаем. Для примера рассмотрим Харакири- ритуальное самоубийство. Смысл этого ритуала является в вспарывание живота кинжалом в целях показать свою чистоту и незапятнанность своих мыслей, личных и истинных намерений, мужества, отсутствия страха и боли, как доказательство своей правоты, крайняя мера оправдания себя перед небом, людьми и правителем. Ведь харакири было распространено среди воинов, попавших в недоверие правителя и общества в целом. Разве это не есть доведения до самоубийства, когда общество нагнетает обстановку, ждет доказательств, для того чтобы к тебе относились как к честному человеку, считая харакири почетным поступком для воина поставившего свое поведение под сомнение. Альтруистическое самоубийство в основном характерно для японской культуры, культуры стыда, как определяют ее исследователи. Основными чертами являются: полное спокойствие, и никаких следов самопринуждения[25]. Если это не самопринуждение, то по логике - чужое принуждение, человек поступает так, как хотят от него другие. Личность в этой стране находится в наибольшей зависимости от общества, и принесение себя в жертву ради других отличает именно японского человека.



В разных культурах существовала традиция - «самоумирание». Под самоумиранием понимали, самовольный уход из жизни в день похорон мужчины. Самоумирание совершали люди находящиеся в зависимости от данного мужчины (смерды, но в основном жена умершего). Считалось, что девушка вступившая брак обязана сопровождать своего мужа как в жизни, так и после смерти, т.е умереть вслед за свои мужем даже если это ранняя смерть. Если это самовольное решение, то вопросов не возникает. Как же относится к другой стороне данной монеты, что уходом из жизни послужили обычаи, правила народа, которые влияли, обязывали и можно сказать требовали совершить самоумирание. Вдруг лицо, от которого ждали таких действий, не желало уходить из жизни по многим причинам (молодой возраст, дети и т.д). Человек обречен, у него нет права выбора. Такие обычаи, по существующему мнению, и есть доведение до самоубийства. Суицид- это высшая степень подчинения.

Церковные взгляды и права по поводу самоубийства, почти до реформ Петра I находилось в ведении церковных законов. Католическая и православная церковь осуждали самоубийство, но понятия, которые были закреплены в различных источниках и практика имели свои характерные особенности и отличия. Со времен Фомы Аквинского данному вопросу уделялось пристальное внимание, множество церковных соборов заповедей самоубийство приравнивали к убийство, считали его актом дьявола, запрещали молиться за душу самоубийцы и проводить заупокойную службу, а так же формально лишали самоубийц погребения. В Каноническом Ответе Тимофея Александрийского, а именно в 14 каноне говорится: «…если самоубийство совершено от обиды человеческой, или по какому иному случаю от малодушия, то приношению молитв не бывать, ибо он самоубийца». Данная формулировка сохраняется в православной церкви и по настоящее время. Многие историки не придавали этим предписаниям большое значение. Например, правовед Н.С. Суворов говорил о том, что в практики жизни народа действуют не церковные законы, а издавна сложившиеся обычаи[26]. Инструкция патриарха Адриана поповским старостам или благочинным смотрителям от 26 декабря 1697, содержала правила, явно языческих представителей о самоубийстве. Инструкция гласила, что если человек утонет, зарежется, и причинит себе смерть своими руками, церковному погребению и отпеванию не бывать, в таком случае тело его подлежит захоронению в лесу[27]. По содержанию можно сделать вывод о том, что идет смешение христианских и языческих предписаний, церковной и светской власти, авторитета закона и силы обычая. Увеличение самоубийств усиливается на момент возникновения и существования атеизма. Выше упоминались ритуальное самоубийство (харакири) и самоубивание в силу языческого обычая. До сих пор многие философы, историки не могут дать точного ответа на вопрос, является ли обряды, ритуалы, обычаи приношения себя в жертву самовольным решением или же давлением народа в целом.

Говоря уже о современности, то в теории уголовного права отсутствует единообразное понимание природы общественной опасности деяния[28]. Ряд ученых ссылаются на зависимость общественной опасности от внешних деяний[29], другие ссылаются на свойства лица[30], а третьи на вредные последствия деяния[31], но все они сходятся на том, что общественная опасность это основополагающий признак любого преступного деяния.

Так, заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор А.И. Рарог дает следующее определение: «Общественная опасность – материальный признак преступления, выражающий социальную сущность данного юридического понятия … это имманентное объективное свойство (качество) преступления, означающее способность причинять существенный вред общественным отношениям, поставленным под охрану уголовного закона»[32].

И как любое уголовно – правовое явление общественная безопасность содержит в себе качественную (характер общественной опасности) и количественную (степень общественной опасности) сторону, которые необходимо учитывать при уяснении более полного понимания преступного деяния[33]. Таким образом, общественную опасность мы можем определить как явление, характеризующее преступление как деяние, представляющее угрозу для нормального функционирование общественных отношений, которые подлежат защите государством.

Перейдем к непосредственной характеристике общественной опасности преступного деяния предусмотренного статьей 110 УК РФ «Доведение до самоубийства».

Самоубийство на сегодняшний день не является преступным деянием, а относится к нарушениям норм нравственности и морали. Так же, как и определение понятия «общественная опасность», так и определение «самоубийство» не закреплено в законодательстве. Однако под самоубийством или суицидом принято понимать: «целенаправленное, осознанное лишение себя жизни, как правило, добровольное (хотя бывают и случаи вынужденного самоубийства) и самостоятельное (в некоторых случаях осуществляется с помощью других людей)»[34].

Уголовно – наказуемым согласно действующему уголовному закону является только доведение до самоубийства, ответственность за которое установлена в статье 110 Уголовного кодекса Российской Федерации и определяющееся как: «Доведение лица до самоубийства или до покушения на самоубийство путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего»[35].

В юридической литературе можно найти следующее определение: «действия виновного, вынуждающего потерпевшего совершить убийство»[36].

В отношении общественной опасности доведения до самоубийства, то нам оно представляется крайне значительным, так как деяние посягает на жизнь другого человека, которая гарантируется каждому человеку в соответствии со статьей 20 Конституции РФ[37]. Общественная опасность доведения и покушения на самоубийство может проявляться и в иных характерных чертах данного преступления, например:

- особенности взаимоотношений преступника и жертвы (в частности, нахождение потерпевшего в какой-либо зависимости от виновного);

- особенности обстановки совершения преступления, когда потерпевший не может уклониться от посягательства на свои права (например, в связи со службой в армии, обучением в военном училище, нахождением в детском доме, школе).

Доведение до самоубийства как общественное явление опасно, по следующим причинам: латентность, необратимость последствий.

- Латентность.

Сложность в доказывании причинной связи между деянием и наступившими последствиями приводит к ситуации, когда преступные деяния признают актом суицида, который не является уголовно наказуемым, и как итог, виновный избегает наказания. Регистрация совершенных преступлений осуществляется правоохранительными органами, на основе зарегистрированных данных составляются статистические отчеты о преступности. К сожалению, уголовную статистику о преступности, исходящую из названных отчетов, нельзя считать верной без учета латентной преступности. В этой причине на тот момент действующий Президент РФ Д.А. Медведев на заседании коллегии Генеральной прокуратуры РФ отметил: "Уголовная статистика, как и статистика в целом, довольно хитрая вещь. Как она осуществляется, мы сами знаем: сначала записали, потом подумали, потом выслушали пожелания вышестоящих начальников - и нет ничего. Не предлагаю сейчас конкретных мер по первичной регистрации, но эти меры должны включать в себя и процедурные элементы, и технологические решения. Только в этом случае мы будем с вами оперировать более или менее точными цифрами. Иначе у нас миллион преступлений - туда, миллион - сюда, непонятно, что вообще происходит"[38]. Для установления объема реальной, фактической преступности крайне важно исследовать и выявлять латентные преступления, в т.ч. на флоте и в армии. Высокую латентность в армии в большинстве случаев считают:

1. Вымогательство и хищение денег или материальных ценностей.

2. Неуставные взаимоотношения.

3 Преступления связанные с применением насилия.

4 Оскорбление сослуживцем или начальником.

5. Превышение должностных полномочий.

Латентными остаются неуставные отношения это около 30,7% , военнослужащие заявляющие о насильственных действиях совершенных по отношению к ним составляет лишь 8%[39]. По мнению некоторых авторов, нарушения связанные с уставными правилами взаимоотношений между военнослужащими, происходящими в воинских частях регистрируются в том случае, когда командование не может их скрыть в связи с последствиями деяний: когда неуставными отношениями военнослужащего доводят до отчаяния, и он пытается покончить жизнь самоубийством[40].

Без внимания нельзя оставить доведение до самоубийства в местах лишения свободы, которое так же носит латентный характер. По характеру, степени общественной опасности и тяжести последствий насильственные преступления превосходят другие преступные деяния, поскольку способны нанести неисправимый ущерб личности, ее важнейшим благам. За счет места совершения преступления и содержания преступного деяния образуется самостоятельная разновидность преступлений. Преступность в местах лишения свободы делится на

1. Преступные деяния, совершаемые администрацией учреждения.

2. Преступные деяния, совершаемые лицами отбывающими наказания в виде лишения свободы.

Суицид и доведение до самоубийства в местах лишения свободы в большей мере определяется тем, что осужденным свойственна: повышенная тревожность, беспокойство, боязнь общественного порицания и угрозы со стороны окружающего мира, который, как они считают, бывает к ним жесток, несправедлив и унижает их, страхи, большой срок наказания и долгое время пребывания в замкнутом пространстве. Вследствие этого они постоянно находятся в напряжении и готовы к обороне путем насилия. Для осужденных проявляющих лидерские качества физическое насилие является доступным способом снятия стрессов и напряженности, особенно если оно направлено на обидчика, а зачастую на слабого по физическим и моральным составляющем человека, в которым так просто можно манипулировать и видеть в нем концентрацию своих бед[41]. Так по мнению М.Ф. Костюка[42] и М.Н. Жарких[43] одним из примеров преступности осужденных в исправительных учреждениях являются преступления против личности, а именно убийства и доведение до самоубийства.

В течение 2013 года в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы проведены мероприятия, направленные на профилактику суицидального поведения среди подозреваемых, обвиняемых и осужденных. Осуществлен перевод психологов на двухсменный график работы, обеспечена психодиагностика подозреваемых и обвиняемых в карантинных отделениях следственных изоляторов (далее – СИЗО), организованы занятия по обучению сотрудников выявлению признаков поведения, указывающих на наличие высокого риска самоубийства. Благодаря указанным мерам уровень суицидов среди подозреваемых, обвиняемых и осужденных в расчете на 1 тыс. человек в 2013 году снизился на 0,03 и составил 0,61 (в 2012 году - 0,64). В 36 территориальных органах ФСИН России уровень самоубийств среди лиц, содержащихся в следственных изоляторах и отбывающих наказание в исправительных учреждениях, находится ниже среднего показателя по УИС. В отчетном периоде не допущено случаев суицидов в учреждениях республик Карелия, Хакасия, Чеченской Республики, Амурской области, Еврейской автономной области и Ямало – Ненецкого автономного округа. Значительное сокращение уровня суицидов отмечено в республиках Адыгея и Башкортостан, Ставропольском крае, Астраханской, Волгоградской, Ростовской и Пензенской областях. Вместе с тем, в 41 территориальном органе ФСИН России средний уровень суицидов превышен. Так, значение данного показателя в учреждениях УИС Республики Алтай составляет 3,03, Северной Осетии (Алании) - 1,85, Тывы - 1,70, Марий Эл - 1,22, Бурятии - 1,12, Камчатского края - 2,91, Новгородской области - 1,48, Калининградской области - 1,03, Тульской области - 1,08, Самарской области - 1,07, Челябинской области - 1,10, Тюменской области - 1,10. При этом в республиках Бурятия и Марий Эл, Липецкой, Курганской, Челябинской, Иркутской и Томской областях стабильно высокий уровень суицидов также отмечался в 2012 году. Наибольшее количество случаев самоубийств допущено в Челябинской (23), Свердловской (19), Нижегородской (17) и Самарской (14) областях. Из зарегистрированных в учреждениях УИС 454 суицидов среди подозреваемых, обвиняемых и осужденных 283 (62,3 %) совершены в исправительных учреждениях, 171 (37,7%) – в следственных изоляторах. Наиболее часто (51%) акты аутоагрессии совершались в камерных помещениях следственных изоляторов, а также в карцерах, штрафных изоляторах, помещениях камерного типа и единых помещениях камерного типа исправительных учреждений. Из общего количества суицидов 17% совершено в помещениях отрядов, 17% - в производственных мастерских и подсобных помещениях, 15% - в помещениях медицинских частей - 15%. В дневное время суток зафиксировано 36% самоубийств, в вечернее – 18%, в ночное – 24%, в утренние часы – 22%. 14% подозреваемых, обвиняемых и осужденных совершили самоубийство, находясь в возрасте до 25 лет, 54% - от 25 до 40 лет, 16% - от 40 до 50 лет, 16 % старше 50 лет. Убийство или умышленное причинение тяжкого вреда здоровью совершили 33% самоубийц, грабеж или кражу - 40%, преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков – 12%, преступления против половой свободы и половой неприкосновенности – 11%, мошенничество – 4%. Ранее были судимы 57% суицидентов. Таким образом, исходя из социально-демографической и криминологической характеристик суицидентов, особого внимания требуют лица, повторно осужденные за совершение преступлений корыстно-насильственной и насильственной направленности, в возрасте от 25 до 40 лет. Анализ данных о времени и месте совершения самоубийств свидетельствует о необходимости организации постоянного надзора. Причины совершения суицидов среди подозреваемых, обвиняемых и осужденных в учреждениях УИС сопоставимы с причинами, указанными Всемирной организацией здравоохранения: разрыв (утрата) социальных связей (негативная информация, полученная из семьи, утрата смысла жизни или внутренний конфликт, вызванный разрывом отношений с близкими людьми, их смертью или тяжелой болезнью) – 28%; страх перед наказанием – 21 %; обострение физических и психических заболеваний – 12 %; участие в азартных играх, наличие долгов, боязнь давления со стороны осужденных (2 %). Не удалось установить причины суицидов в 37 % случаев. Как правило, это аффективные самоубийства, совершенные в состоянии повышенной эмоциональной возбудимости вследствие острых психотравмирующих событий. Одной из основных причин, способствующих возможности совершения суицидальных действий, является формальное исполнение указаний ФСИН России об организации своевременной передачи информации, в частности, при получении осужденными негативных известий из семьи, имеющих для них большое значение, при отказе в условно-досрочном освобождении, возникающих в среде осужденных конфликтах и т.п. Также совершение суицидов становится возможным в результате халатности, проявляемой сотрудниками исправительных учреждений и следственных изоляторов. За недостатки и упущения, допущенные в организации работы по профилактике суицидов, в 2013 году к дисциплинарной ответственности были привлечены более 300 сотрудников, из них: сотрудников отделов безопасности – 43%, воспитательной службы – 17%, оперативных отделов – 9%, производственной службы – 3%, медицинской службы – 5%, психологической службы – 16%. Из начальников учреждений и их заместителей привлечено только 7%. Наличие психических отклонений, в том числе осложненных наркотической или алкогольной абстиненцией, не позволяет подозреваемым, обвиняемым и осужденным адаптироваться к условиям изоляции, что приводит к появлению у них отрицательных психических состояний, глубоких депрессий и зачастую является причиной совершения аффективных самоубийств. В 2013 году в учреждениях УИС содержалось более 130 тыс. человек, имеющих психические заболевания, наркотическую или алкогольную зависимость. Такие осужденные нуждаются в организации усиленного надзора за ними, особенно при водворении в карцер, ШИЗО, СУОН, ПКТ, ЕПКТ, камеры одиночного содержания. Например, осужденный М. (УФСИН России по Мурманской области) состоял на учете психиатра с диагнозом Органическое бредовое шизофреноподобное расстройство, депрессивно-параноидный синдром. По результатам психологической диагностики психологом был поставлен на профилактический учет как склонный к совершению суицида и членовредительства. Перед водворением в штрафной изолятор психолог отметил повышенную тревожность и эмоциональную неустойчивость, в связи с чем в письменной форме не рекомендовал его содержание в одиночной камере. Тем не менее, М. был помещен в одиночную камеру, где совершил суицид. В нарушение указания ФСИН России от 07.06.2010 № 10/15/2-117 продолжается практика содержания лиц, склонных к суициду, в одиночных камерах СИЗО, не оборудованных системами видеонаблюдения. Например, в СИЗО-1 УФСИН России по Удмуртской Республике совершил акт самоубийства осужденный М., состоявший на профилактическом учете в учреждении как склонный к суициду, а также на учете психиатра с диагнозом Олигофрения. Расстройство личности и поведения. В анамнезе имел многочисленные попытки самоубийства. Был водворен в карцер, не оборудованный системой видеонаблюдения, где и совершил суицид. В отдельных учреждениях Вологодской, Иркутской, Московской и Свердловской областей, г. Москвы не выполнено указание ФСИН России о переводе психологов на двухсменный график работы. В ряде случаев это привело к тому, что своевременное психодиагностическое обследование не прошли лица с высоким риском суицидального поведения, и профилактические меры не были предприняты. Обвиняемый К. поступил в СИЗО-4 ГУФСИН России по Челябинской области в 16.30, имея в личном деле рапорт сотрудников ИВС о том, что высказывал суицидальные намерения. Данный рапорт ДПНСИ замечен не был, установленный график двухсменной работы психологов не соблюдался. Обвиняемый был помещен в одиночную камеру, где через несколько часов совершил суицид.ФСИН России неоднократно указывалось на необходимость диагностики риска самоубийств специализированными методиками. Однако в отдельных территориальных органах УИС продолжается использование неэффективных методов или проведение психокоррекционных бесед, что недопустимо. Осужденный П. (ГУФСИН России по Челябинской области) страдал алкогольной и наркотической зависимостью и состоял на учете психиатра с диагнозом Синдром зависимости от опиатов, психокоррекционная работа с ним осуществлялась в виде бесед о вреде употребления наркотиков. В Орловской области в качестве методики выявления суицидального риска используется тест Люшера, который позволяет выявить только актуальное состояние осужденного, не давая возможности прогнозировать его поведение. Проведение таких мероприятий неэффективно, не дает положительного результата и свидетельствует о формализме в деятельности психологов. Отмечены случаи поверхностного проведения служебных проверок по фактам суицидов, когда истинные причины самоубийства и обстоятельства, повлекшие гибель человека, не устанавливались. Такие заключения выносились в 2013 году в Республике Адыгея, Московской, Новосибирской, Оренбургской, Тульской и Челябинской областях. Так, заключение служебной проверки по факту совершения самоубийства осужденного У. ГУФСИН России по Челябинской области оформлено на трех листах, из которых 2,5 листа – описание времени, места и обстоятельств суицида, а также предложения о наказании виновных лиц.Аппаратами территориальных управлений ФСИН России не в полной мере осуществляется контроль за проведением и результатами проверок по фактам суицидов, не обращается внимание на выводы и отсутствие принципиальной оценки начальникам учреждений и их заместителям. Так, в ИК-7 УФСИН России по Республике Дагестан совершил суицид осужденный Г. Информация о готовящемся самоубийстве рапортом была доведена до начальника учреждения. Одновременно произведена запись в Журнале обмена информацией оперативных дежурных по исправительной колонии. Однако мер по постановке осужденного Г. на профилактический учет принято не было[44].

Исходя из изложенного, с целью профилактики суицидов в учреждениях УИС необходимо:

1. В кратчайшие сроки проводить психодиагностическое обследование всех вновь прибывающих в учреждения подозреваемых, обвиняемых и осужденных.

2. При обнаружении суицидального потенциала осуществлять закрепление отдельных осужденных за сотрудниками администрации, проверку их на рабочем месте, визуальный контроль во время ночного сна.

3. Вести строгий учет всех суицидальных проявлений и случаев членовредительства. К работе с осужденными, имевшими попытки суицида, немедленно привлекать сотрудников психологической и медицинской служб.

4. Своевременно вмешиваться в деструктивные процессы, происходящие в среде осужденных, принимать меры по разрешению конфликтов, пресекать факты глумления и издевательства над отдельными осужденными.

3. Оперативно реагировать на жалобы и заявления осужденных, немедленно - при возникновении условий негативного характера, имеющих особое значение (развод, известие о смерти близких, отказ в условно-досрочном освобождении, конфликтная ситуация с осужденными и др.). В таких случаях необходимо постоянное скрытое наблюдение, проведение психокоррекционных мероприятий, индивидуального консультирования, в отдельных случаях – направление в ЛИУ с обеспечением круглосуточного наблюдения. Своевременно разрешать вопросы трудового и бытового устройства осужденных.

4. Осуществлять документальное закрепление сотрудников, планирование индивидуальных профилактических мероприятий по работе с осужденными, склонными к совершению суицида.

5. Повышать психологическую компетентность сотрудников посредством проведения специального курса «Суициды осужденных и их профилактика».

Указанные меры будут способствовать предотвращению проявлений суицидального поведения, позволят организовать действенную систему его профилактики, способствуя сохранению жизни и здоровья осужденных.

Не мало важным остается латентность и большой показатель самоубийств несовершеннолетних. В романе Ф.М. Достоевского «Подросток», главным героем становится мальчик – самоубийца восьми лет. В силу этого описывается проблема детской виктимности, защиты ребенка от насилия в семье. По словам автора ответственности за самоубийство подлежит лицо, доведшее невинную душу до самоубийства. Суицидальное поведение у подростков отличается возрастным своеобразием. При переходе к подростковому возрасту характерна повышенная эмоциональность. В настоящее время процент самоубийств несовершеннолетних растет, причиной тому постоянный конфликты в семье, непонимание, власть, борьба за авторитет, столкновение современности и старых устоев, вопросы воспитания, низкий уровень внимания родителей, неполноценный состав семьи. Некоторые из проблем так же хорошо упоминалось в романе Тургенева И.В. «Отцы и дети». В нашей стране психическое состояние детей с девиантным поведением существенно ухудшается педагогической запущенностью, недостаточным вниманием к профилактике нарушений их здоровья и развития. Актуальной причиной можно считать и самоубийства совершенные из - за учебы, большая нагрузка, требовательность, напряженность, переутомление, конфликты взрослых и детей в роли преподавателей и учеников, страх не сдать выпускные экзамены. Жизненные трудности зачастую воспринимаются ими как безвыходные в силу ограниченности жизненного опыта. На фоне острой реакции, малозначительные причины могут спровоцировать суицид. Из покон веков данная проблема вызывает недоумение и острое обсуждение, как в художественной, так и в научной литературе.

Исключительной компетенцией следственных органов на основании проверки, продолжительностью до десяти суток - это определение характера смерти. При наличии установленных достаточных данных, которые указывают на признаки преступления, в том числе убийства, возбуждается уголовное дело. Часто на практике после проведения судебно-медицинского исследования, если оно проходит на третьи сутки после обнаружения трупа, то эксперт до принятия решения следственными органами в свидетельстве о смерти указывает, что род смерти не установлен. Эксперту очень сложно, а порой невозможно при наступлении насильственной смерти установить, в результате убийства или самоубийства она произошла. Достаточно часто в таких ситуациях эксперт, руководствуется внутренним убеждением, и делает вывод о самоубийстве. Так же при облегчении себе трудовой деятельности правоохранительные органы зачастую доведение до самоубийства списывают на самоубийство, дабы не проводить массу оперативно - розыскных мероприятий с заполнением соответствующих документов и установления настоящей причины смерти. Ведь таких случаев очень много, когда есть труп с явными признаками насильственной смерти и негативной предсмертной обстановкой в обществе длящейся на протяжении долгого промежутка времени. Таким путем сделанные выводы и попадают в статистические данные о количестве самоубийств, совершенных на территории Российской Федерации, исходя из этого, правильным будет то, что реальное число самоубийств в нашей стране значительно выше. Подсчет числа самоубийств не должен полностью ориентироваться на результаты судебно-медицинского исследования трупа, и результатам проверок, проведенных следственными органами и оканчивающейся принятием решения об отказе в возбуждении уголовного дела либо о его возбуждении по ст. 110 УК. Из за этого число доведений до самоубийств, не зарегистрированных правоохранительными органами, значительно выше официальной статистики возбужденных уголовных дел по данной статье. Статистические данные будут более реальными лишь в том случае, когда будет точное установление смерти экспертами проводящими судебно-медицинское исследование трупа строящими свое решение не на внутренних убеждениях, а на реальных фактах и множестве экспертиз, а так же проводя правоохранительными органами более мелкой, четкой, усидчивой, кропотливой, внимательной и ответственной работы на месте происшествия, опроса лиц находящихся в близком контакте с «самоубийцей», о его мотивах и обстоятельствах произошедшего, сбора данных характеризующих «самоубийцу». Основными причинами могут быть постоянные конфликты и непонимание в семье, школе, высшем учебном заведении, на работе, потеря близкого человека, измена любимого человека, обиды, горе, предательство, обман, физические и морально-духовное переживание, плохое финансовое положение, множество сект зомбирующих людей и подталкивающих на самоубийство. Ведь это и есть тонкое, незаметное, долго длящееся негативное воздействие на человека, подводящее его к осознанию, что все это тупик из которого не выбраться и выходом остается лишь самоубийство, но по сути человека довели до этого через причины указанные выше. Поведение окружающего социума является первоисточником вынуждающим совершить наложения на себя рук. Все остальное как дни недели, месяца, время года являются вторичными факторами. разумеется, не все, кто переживает что-то похожее, совершает самоубийство. Ведь каждый человек по-разному воспринимает негативную ситуацию.

– Необратимость последствий.

На протяжении долгого времени в России крайне редко использовалась норма об ответственности за доведение до самоубийства. Беря 1993 - 1996 гг. количество доведений до самоубийства от общего числа преступлений против личности составляло 0,3%. Начиная с середины 90-х годов, количество зарегистрированных преступлений настойчиво увеличивалось. Уже в 2000 г. было зарегистрировано 90 преступлений, 59 дел по которым были окончены расследования; выявили 56 лиц, совершивших преступление. В 2003 г. зарегистрировали 142 преступление, а в 2005 г. - 176. Так почти за десятилетие число зарегистрированных преступлений, выросло почти в два раза[45]. Если провести сравнительный анализ этих данных с общим числом самоубийств, совершенных на территории России за тот же период, можно смело говорить о росте зарегистрированных преступлений связанных с доведением до самоубийства. Такой рост объясняется улучшением качества работы правоохранительных органов, и увеличением количества доведений до самоубийства в общей структуре самоубийств. Фактически доведение до самоубийства это дело публичного обвинения, без наличия заявления потерпевшего (при покушении на самоубийство) или его родственников выявить его довольно сложно. Россия уже давно является страной, входящей в десятку стран с высоким показателем суицидов. В некоторых районах России (Волго-Вятский, Западно-Сибирский, Восточно-Сибирский, Дальневосточный, Уральский) этот показатель достигает 65-81 случай, в Республиках Коми, Удмуртия — 150-180 случаев на 100 тыс. населения, а в 2003 год Россия занимала первое место по количеству самоубийств на 100 тысяч населения[46]. На примере города Санкт-Петербург положение с доведениями до самоубийства за последнее пятилетие выглядело следующим образом: в 2012 году – 13 уголовных дел, их них 9 - прекратили на основании ч.4. ст.146 и ч.1 ст. 24 УПК РФ, 4 - не учли; в 2013 году -16 уголовных дел, из них 15- прекратили по тем же основаниям, 1 - не учли; в 2014 году – 9 уголовных дел, из них 6 дел так же были прекращены, 3 не учтены[47]. Эти показатели негативно сказываются на демографическом состоянии в Российской Федерации, что приводит к кризисным ситуациям не только в экономической, но и социальной, включая правовую сферу жизнедеятельности общества.

Общество критикует наше законодательств за отсутствие в уголовном законе ответственности за подстрекательство к самоубийству т.к. это образует высокую степень общественной опасности. Многие считают, что отсутствие состава подстрекательство к самоубийству в УК РФ и уголовных законах стран СНГ является пробелом законодательства. Решение видят в дополнении ст. 110 УК РФ недостающим признаком указанного выше. Проводя анализ источников научной литературы по уголовному праву, показывает, что обязательный признак объективной стороны «доведение до самоубийства» объясняется через способы его совершения (угрозы, жестокое обращение или систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего), не раскрывая сущности доведения, допуская при этом доведение до самоубийства через подстрекательство. Лексическое значение глаголов «подстрекательство» и «доводить» равнозначно.

В юридической литературе, относительно исследуемого деяния, сложилось мнение, что оно характеризуется «исключительной безнравственностью, тяжестью последствий…»[48], «коварством, циничным отношением к достоинству и душевному состоянию человека»[49].

Таким образом, рассмотрев социальную обусловленность доведения до самоубийства, позволяет нам сделать следующие выводы:

· суицид считается высшей степенью подчинения: человек не может выдержать угрызение совести и страданий из-за нарушения моральных норм и видит искупление вины - в прекращении жизни.

· доведение до самоубийства представляет собой деяние с высокой общественной опасностью, которая состоит в том, что данное негативное явление обладает высокой латентностью, сложно - доказуемо, а так же несет в себе необратимые последствия, негативно сказывающиеся на жизни общества.

· в связи с небольшим количеством преступлений, регистрируемых по ст. 110 УК РФ, в совокупности всех преступлений против личности (менее процента), этот состав актуален в современной уголовно-правовой системе и его использование на практике не является чем-то исключительным.

· имеется необходимость дополнить ст. 110 УК РФ дополнительным признаком, как «подстрекательство»

Такого же мнения придерживаются лица, опрошенные в ходе социологического опроса. 68% респондентов считают, что имеется необходимость в законодательном закреплении признака «подстрекательство» в ст. 110 УК РФ.

На основании вышеизложенных выводов предлагается:

1. Дополнить конструкцию составов преступлений, предусмотренных ст. 110 УК РФ, путем уточнения его с помощью нового квалифицирующего признака.

2. Изложить текст редакции ч.2 ст. 110 следующим образом:

«Подстрекательство к самоубийству –

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до 7 лет».

 

Глава 2. Ответственность за доведение до самоубийства в российском и зарубежном уголовном законодательстве.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.