Сделай Сам Свою Работу на 5

Перелом в войне. Наполеон занимает москву. Тарутинский маневр.

Русская армия, оставив Бородино отошла к Москве. За ней медленно двигались полки Наполеона. 1 сентября русские войска расположились в предместьях Москвы, около деревни Фили. Здесь главнокомандующий Кутузов должен был решить: оборонять Москву или отступить.

Казалось, все требовало обороны деревней столицы. Солдаты да и сами москвичи были готовы скорее умереть чем пустить неприятеля в город. Потеря Москвы могла подорвать дух русской армии, отрицательно сказаться на дисциплине, породить пораженческие настроения. Защищать Москву требовали Александр I и многие генералы. Кутузов понимал, что его могут обвинить в сдаче Москвы и изгнать из армии.

С военной точки зрения оборона Москвы была невозможна. Во-первых, под Москвой не было удобной для обороны позиции. Во-вторых, русская армия не получила свежих подкреплений после кровопролитного Бородинского сражения. Таким образом, под Москвой для русских могло бы повториться Аустерлицкое поражение. Русской армии требовалось время, в течении которого можно было, сдав Москву вопреки желанию царя, настроению армии и народа. Кутузову предстояло принять тяжелое решение, и он созвал военный совет, в котором приняли участие самые опытные русские генералы: Барклай де Толли, Беннигсен, Дохтуров, Уваров, Остерман-Толстой, Коновницын, Раевский и Ермолов.

Барклай де Толли, объехавший предполагаемую позицию заявил, что она совершенно не приспособлена к обороне, и предложил немедленно отступать по дороге на Владимир и Нижний Новгород. Барклай имел ввиду таким образом сохранить связи с Петербургом и другими областями России. В этом случае Наполеону открывалась дорога на Тулу и Брянск, где находились запасы продовольствия и боеприпасов. Наполеон сохранил бы связь со своими резервами на западе. Главные силы Русской армии были бы отрезаны от войск Александра Петровича Тарасова и Павла Васильевича Чичагово, воевавших на юго-западе России.

Генералы Бенниксен, Коновницын, и Ермолов высказывались за то, чтобы дать бой Наполеону. Но когда Кутузов спросил их, уверены ли они в успехе, ответом было молчание. Генералы Дохтуров, Раевский, Уваров и Остерман-Толстой предложили отступать. Выслушав мнение генералов, Кутузов заявил: «С потерею Москвы не потеряна Россия. Первою обязанностью поставляю сохранить армию и сблизиться с войсками, идущими к нам на подкрепление. Самим уступлением Москвы приготовим мы гибель неприятелю. Из Москвы я намерен идти по рязанской дороге. Знаю, ответственность обрушится на меня. Но, жертвую собой на благо Отечества, приказываю отступать.»



Печальная весть о решении Кутузова сдать Москву разнеслась по всей России. Многие не поняли замысла полководца и гневно осуждали его. Царь потребовал объяснение от главнокомандующего. Тяжело раненный Багратион, эвакуированный во Владимирскую губернию, узнав о сдачи Москвы, не пережил этого страшного для него известия. Но старый умудренный опытом полководец Кутузов был уверен в правильности своего решения.

Почему Кутузов приказал отступать по Рязанской дороге? Ведь таким образом он оставлял открытыми все важнейшие направления: на Петербург, Брянск, Калугу и Тулу. В действительности Кутузов и не собирался идти на Рязань. Он задумал обманный маневр. Пройдя некоторое расстояние по Рязанской дороге Русская армия по приказу Кутузова не заметно повернула на запад, на Калужскую дорогу и расположилась лагерем у села Тарутино. Командир Французского авангарда маршал Мюрат, который должен был следить за передвижением русской армии, не заметил этого маневра. Он принял не большой казачий отряд полковника Ефремова продолжавшего движение на Рязань специально для того, что бы ввести французов в заблуждение, за арьергард русской армии. Когда ошибка Мюрата выяснилась, драгоценное время было потеряно и Кутузов сумел благополучно отойти.

В это время Наполеон с главными силами французской армии вошел в Москву и поселился в Кремле. Он долго ждал делегацию «бояр», которые принесли бы ему ключи от города, как это много раз было в захваченных городах. Ключи от Москвы Наполеон не получил. Почти все население предпочло покинуть город вслед за армией, но не оставаться под властью оккупантов. Остались только больные и раненые, и те у кого не было возможности уехать. Почти сразу начались пожары в Москве.

Пожар Москвы.14 сентября, оставляя город, Кутузов приказал сжечь склады и магазины с продовольствием, фуражом, частью боеприпасов. Кутузов и Растопчин не зависимо друг от друга распорядились вывести из Москвы «весь огнегасительный снаряд». Придав такое значение вывозу «огнегасительного снаряда», они заняли на него и время, и транспорт, Бросив при этом огромное количество оружия (156 орудий,74974 ружья и др.) и 22,5 тыс. раненных, обреченных на гибель. Поджечь по приказу Ростопчина и Кутузова избранные объекты Москвы, значило обречь деревянную, по преимуществу, Москву на грандиозный пожар. Но кроме того Москву жгли тогда сами жители - из патриотических побуждений. Кутузов и другие герои 1812 года понимали смысл пожара Москвы как патриотическую жертву.

Наполеон не мог понять такого самопожертвования. Его рациональный ум не постигал бескорыстности характера русских людей.

Тяжело ударив по экономике, финансам и культуре России, пожар Москвы с политической и военной точки зрения поставил Наполеона прямо-таки в безвыходное положение. Французы не просто лишились в те дни удобств, достатка, покоя - они попали в западню.

Наполеон не мог остановить грабежей в городе, ставшими стихийными. Пожар Москвы был не выгоден французам ни с экономической, ни с политической, ни с военной, ни даже с мародерско - грабительской точки зрения: « Вместо всех благ им досталась лишь часть, остальное было уничтожено огнем

Пожар Москвы был ужасен. Он полыхал целую неделю. От большей части Москвы, застроенной в то время деревянными домами, осталось лишь пепелище. В огне погибли прекраснейшие дворцы и церкви, сгорели многие библиотеки . Пострадали оставшиеся в городе мирные жители. Наполеон вынужден был покинуть Кремль к которому подбирался огонь, и переехать в пригородный Петровский дворец, откуда он смотрел на пылающую Москву.

Вступив в Москву, французская армия, как и предвидел Кутузов, оказалась в своеобразной западне. Несмотря на не прекращающиеся пожары французские солдаты и офицеры занимались мародерством, разбредались по городу грабили винные склады. Дисциплина - основа боеспособности армии - была в значительной степени утрачена. Попытки навести порядки оказались без результатны. В городе кончились запасы продовольствия. Интендант Лессепс, ответственный за снабжение «Великой армии», жаловался Наполеону, что у него не хватает хлеба и муки. Наполеону стало ясно, что захват Москвы не только не привел к победе, но грозил полной деморализацией армии.

В тарутинском лагере.Тем временем Русские войска накапливали силы в Тарутинском Лагере. Сюда стекались свежие подкрепления со всей России, здесь опытные солдаты и офицеры обучали военному делу новобранцев. Из Тарутино Кутузов поддерживал связь с войсками Чичагово на юге и корпусом Витгенштейна, оборонявшим Санкт-Петербург, рассылал летучие партизанские отряды, наносившие чувствительные удары по врагу.

В октябре на реке Чернишне русская армия неожиданно атаковала французский авангард маршала Мюрата. Французы были опрокинуты и спешно отступили, потеряв 2500 человек. Русские захватили и личный обоз маршала Мюрата. Это поражение еще больше встревожило Наполеона, и он отправил в ставку Кутузова опытного дипломата Лористона с предложением заключить мир. Кутузов вежливо принял посланника, однако все предложения о мире отверг. «Война только начинается» - заявил полководец.

Партизанская война. Во время переговоров французский посланник Лористон жаловался Кутузову, что против наполеоновской армии ведется война «не по правилам.» Действительно в России разгоралась настоящая народная, отечественная война, не признававшая никаких «правил». Война 1812 года называется «Отечественной» именно потому, что в ней участвовала на только регулярная армия, но и весь народ. Ярче всего народный характер войны проявился в партизанском движении. В 1812 году было два партизанских движения - армейское и крестьянское. Развернулись они почти одновременно и развивались параллельно, взаимодействуя друг с другом. Командирами армейских отрядов были Денис Давыдов, Александр Фигнер, Александр Сеславин; крестьянских - старостиха Василиса Кожина, Герасим Курин.

Еще до Бородинского сражения к генералу Багратиону обратился его адъютант, подполковник Ахтырского гусарского полка Денис Васильевич Давыдов (1784 - 1839) и предложил выделить ему небольшой кавалерийский отряд для партизанских действий в тылу врага. Храбрый офицер-гусар Денис Давыдов был талантливым поэтом, пользовался большим авторитетом и любовью в армии, его уважали и ценил сам Багратион.

Давыдов заметил, что Смоленская дорога, по которой шли наполеоновские войска от западных границ России к Москве, охраняются лишь несколькими гарнизонами в городах и всякое движение по ней неприятеля представляет собой удобную мишень для летучего партизанского отряда.

Багратион немедленно доложил об этом Кутузову и тот выделил отряд из 50 гусар и 80 казаков для действий в тылу Наполеона.

Отряд Дениса Давыдова начал активные боевые действия между городами Смоленском и Гжатском. Он нападал на обозы , следующие из Франции в расположение Великой армии, перехватывал курьеров с важными сообщениями для Наполеона, уничтожал шайки мародеров, грабившие подмосковные деревни.

Однажды партизанам Давыдова удалось разгромить два крупных отряда фуражиров ( специальные части занимающиеся поиском продовольствия в деревнях) и взять в плен более 150 человек... После этого Кутузов стал регулярно отправлять из Тарутинского лагеря летучие партизанские отряды в тыл неприятельской армии. Партизаны неожиданно нападали на противника, а затем стремительно исчезали. Действуя таким образом, они наносили большой урон французам, а сами несли незначительные потери. Кроме того, им помогало местное население - крестьяне.

Партизанский отряд капитана Сеславина из 250 казаков и гусаров с помощью крестьян, хорошо знавших местность, по глухим лесным тропам пробрался к Старой Калужской дороге и у села Бекасова стремительно атаковал крупный неприятельский обоз. При этом Сеславин пропустил два батальона пехоты и основную часть кавалерии, прикрывавшие обоз, и лишь затем ринулся в бой . В результате жаркой схватки французы потеряли почти весь обоз, 300 солдат, несколько офицеров и одного генерала. Как только подоспели основные силы неприятеля во главе с генералом Орнана, партизаны моментально скрылись в лесу. Потери отряда Сословина составили 40 человек убитыми и ранеными.

Между Вереей и Гжатском действовал крупный партизанский отряд генерала Дорохова . Он истреблял разрозненные шайки мародеров и нападал на целые полки. А однажды генерал решился на штурм города Вереи, в котором находился сильный французский гарнизон. Партизанам помогли местные жители. Ночью они открыли городские ворота, и в темноте партизаны уничтожили почти всех французов. Потеря Вереи затруднила Наполеону сообщение с корпусами Шварценберга, Удино и Макдональда, которые вели тяжелые бои на западе страны.

На всю Россию прославился храбрый и находчивый командир партизанского отряда капитан Фигнер, действовавший в непосредственной близости от Москвы. Это был прекрасно образованный человек. Он владел несколькими языками: французским, немецким, итальянским и польским. Пользуясь этим, Фигнер выдавал себя за иностранца, пробирался в Москву, нанимался лакеем к французским офицерам и выведывал военные секреты. По ночам же он со своим отрядом уничтожал разрозненные шайки мародеров, хозяйничавших в окрестностях Москвы. Несколько раз Фигнер пытался даже организовать убийство Наполеона, но этот замысел не удался, так как французского императора прекрасно охраняли.

В конце концов Фигнеру пришлось покинуть Москву. Тогда он начал со своим отрядом громить прибывавшие в город французские резервы. Часто Фигнер выдавал себя за представителя французского командования, вел резервные колонны на «привал», где на них обрушивались партизаны.

Был случай, когда Фигнера, покидавшего французский военный лагерь остановил часовой. Но тот не растерялся, отругал часового за плохое знание французского устава и беспрепятственно вернулся в свой отряд.

В тылу французов действовали не только армейские партизанские отряды. На борьбу с врагом поднялись русские крестьяне. Они увидели, что французы несут им не освобождение от крепостного права, а лишь разорение и смерть, и поднялись на защиту родной земли. Часто организаторами крестьянских партизанских отрядов были отслужившие свой срок солдаты. Они обучали односельчан военному делу, обращению с оружием, нередко на борьбу поднималась вся крестьянская община, и тогда вожаком такого отряда становился сельский староста.

На борьбу поднимались даже женщина. Тогда же прославилась старостиха Василиса Кожина, возглавившая крестьянский партизанский отряд.

Из-за действий партизан Наполеон чувствовал себя очень не уютно. Никакие, пусть самые жестокие меры не могли положить конец партизанскому движению. Напротив, оно разгоралось все с большей силой. В войне с партизанами Великая армия потеряла около 30 тыс. человек убитыми, раненым и плененными.



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.