Сделай Сам Свою Работу на 5

Кластеры и технологические пакеты Третьей производственной революции

При всем различии позиций авторы упомяну- тых выше книг едины в том, что производственная ре- волюция означает глубокие, быстрые в исторической перспективе, скачкообразные (фазовые) изменения в самих основах техники и технологий, используемых в ключевых отраслях хозяйства. Эти изменения ведут к необратимым и качественным сдвигам в организации труда и производства, системах логистики, маркетин- га и продаж. Производственная революция изменяет базовые структуры экономической жизни. Полностью перестраивает социум и привычные способы его регу- лирования. Преобразует политические институты. Лю- бая производственная революция имеет неоспоримые положительные эффекты и неизбежно связана с целым рядом негативных социальных последствий и проблем для широких масс населения.

Третья производственная революция по своим мас- штабам, последствиям и сдвигам стоит не только нарав- не, а возможно и превосходит Первую и Вторую про- изводственные революции. Первая производственная революция конца XVIII – начала XIX века была связана с текстильной отраслью, энергией пара, углем, железны- ми дорогами и т.п. Вторая производственная революция конца XIX – первой половины XX века стала детищем электричества, двигателей внутреннего сгорания, триум-


Елена Ларина, Владимир Овчинский

КИБЕРВОЙНЫ XXI ВЕКА. ВОЗМОЖНОСТИ И РИСКИ ДЛЯ РОССИИ

 

фом машиностроения и конвейера, как метода органи- зации производства.

Уже на начальных стадиях Третьей производствен- ной революции можно выделить несколько определяю- щих ее черт:

• во-первых, одновременное широкое производ- ственное применение различных независимых кла- стеров технологий. Прежде всего, робототехники, 3D- печати, новых материалов со спроектированными свой- ствами, биотехнологии, новых информационных техно- логий и, конечно же, диверсификация энергетического потенциала производства и общества;

• во-вторых, постоянно возрастающее взаимодей- ствие между отдельными технологическими кластерами, их своеобразное «слипание», взаимное коммулятивное и резонансное воздействие друга на друга;



• в-третьих, появление на границах технологических кластеров принципиально новых, не существовавших ранее технологий и семейств технологий, в которых кла- стеры взаимодействуют между собой.

Основой основ превращения отдельных технологи- ческих кластеров или паттернов в единый технологиче- ский пакет играют информационные технологии, кото- рые проникают буквально во все стороны технологиче- ской, производственной и социальной жизни, связывая между собой отдельные технологические блоки. Наи- более яркими примерами этого являются такие техноло- гические паттерны, как биотехнологии, робототехника, управляемая на основе больших данных и т.п. По сути, уже на начальном этапе индустриальной революции можно говорить о формировании единого технологиче- ского пакета Третьей производственной революции.

В сфере организации производства и труда отличи- тельной чертой Третьей производственной революции является миниатюризация производства в сочетании с сетевой логистикой и персонификацией потребления


Глава 8 РУССКОЕ ЧУДО XXI ВЕКА

 

продукции. Как отмечал в своей работе К. Андерсон:

«Если раньше эффективные производства и действенные сети маркетинга и продаж были под силу только боль- шим заводам, крупным ритейловым сетям и транснаци- ональным корпорациям, то в самое ближайшее время это будет доступно всем». Правда, при всей миниатюри- зации и демократизации производства одновременно будет возрастать зависимость мелкого производителя от поставщиков Больших Данных, программных продуктов и интеллектуальных услуг, которыми останутся, по мне- нию Дж. Рифкина, крупнейшие информационные ком- пании, типа IBM, Google, Amazon и проч.

Иными словами, децентрализация производства, переход к прямым связям в сфере распределения и пер- сонификации потребления будет происходить в условиях сохранения господства цифровых гигантов, контролиру- ющих ключевую технологию Третьей производственной революции – системы сбора, хранения, интеллектуаль- ной обработки и распределенной доставки цифровых данных и знаний, а также компьютерных программ и сервисов всех типов и конфигураций.

Первым ключевым направлением Третьей произ- водственной революции является стремительная авто- матизация и роботизация производства. Как отмечают эксперты, принципиально многие элементы автоматиза- ции и роботизации могли быть внедрены в промышлен- ное производство еще в 80-90-е годы. Однако в те вре- мена экономически выгоднее оказалось использовать вместо роботов практически дармовой труд рабочих из Китая и других азиатских стран. Но по прошествии поч- ти четверти века ситуация изменилась. С одной сторо- ны труд в Азии заметно подорожал. С другой стороны деиндустриализация Америки, многих стран Европы и частично Японии нанесла сильнейший удар по экономи- ке этих стран. Наконец, за этот период появились прин- ципиально новые программные и микроэлектронные


Елена Ларина, Владимир Овчинский

КИБЕРВОЙНЫ XXI ВЕКА. ВОЗМОЖНОСТИ И РИСКИ ДЛЯ РОССИИ

 

решения, позволяющие в разы повысить эффективность и функционал роботов при снижении себестоимости их производства. Сегодня, например, типовой американ- ский робот на конвейере окупается в течение полутора, максимум двух лет.

Уже сейчас в Америке действует или готовится к пу- ску в ближайшие годы более 9 тыс. полностью автомати- зированных производств. И это только начало. В Соеди- ненных Штатах на 10 000 рабочих мест в производстве приходится 870 комплексно-автоматизированных ра- бочих мест, в Японии – 400, в Корее – 270, Китае – 32. Не менее впечатляющая статистика имеется по так на- зываемым человекоподобным индустриальным робо- там всех типов. В 2012 году по данным Международной федерации робототехники шире всего применялись че- ловекоподобные роботы в Южной Корее. Там на 10 000 занятых приходилось 400 таких роботов, в Японии – при- мерно 320, в Германии – 250, в США – 150.

В настоящее время безусловным лидером по произ- водству промышленных, высокотехнологичных роботов являются Соединенные Штаты Америки. В 2013 году на предприятия США поставлено чуть менее 20 тыс. единиц высокотехнологичных антропоморфных роботов. В на- шей стране в 2012 году имелось всего 307 роботов. Из них 65 поступило из-за рубежа. Для сравнения в крошеч- ной Чехии подобных роботов тысяча.

Ради справедливости надо сказать, что США не яв- ляются лидером по уже установленным промышленным роботам. Первое место уверенно держит Япония. Второе место занимает Китай. И лишь на третьем месте – Соеди- ненные Штаты. Лидирующую пятерку замыкают Южная Корея и Германия. При этом по оценкам специалистов китайские роботы менее технологичны и применяются в основном на элементарных сборочных работах, свя- занных с выпуском традиционных гаджетов и бытовой техники.


Глава 8 РУССКОЕ ЧУДО XXI ВЕКА

 

Вторым направлением Третьей производственной революции, а по мнению, Криса Андерсона, даже глав- ной ее движущей силой является 3D-печать. В основе 3D-печати лежит технология под названием Additive Manufacturing, то есть аддитивное (впору сказать «поэ- тапное») изготовление. Метод подразумевает, что прин- тер послойно формирует изделие, пока оно не примет окончательный вид. 3D-принтеры не наносят на бумагу краску, а «выращивают» объект из пластмассы, металла или других материалов.

Методы трехмерной печати также заметно разнят- ся. 3D-принтер может слой за слоем наносить жидкий материал (например, керамику или пластик), который сразу же застывает. Широко используется более техно- логичный метод, где сырьем служит порошковый ме- талл (например, сталь, титан, алюминий). В этом случае лазерный луч скользит по отдельным слоям и, согласно заданной программе, плавит и склеивает те или иные крупицы друг с другом. Существует еще множество раз- личных типов 3D-печати. На конец 2013 года выпущено уже более тысячи моделей различных 3D-принтеров, рассчитанных как на принципиально различные мето- ды печати и используемого материала, так и на совер- шенно различный бюджет. В настоящее время ряд круп- ных производителей 3D-принтеров выступили вместе с интернет-гигантами, типа Google и Amazon с предло- жением к правительству США бесплатно поставить 3D- принтеры сначала в подавляющее большинство, а затем и во все школы. А в последующем наладить обязатель- ное обучение на уроках труда работе с 3D-принтерами.

Если на первом этапе 3D-принтеры в основном ис- пользовали гики и продвинутые дизайнеры, то затем наступила очередь инженеров и конструкторов. Веду- щие компании стали активно использовать 3D-печать для моделирования. Затем 3D-печать пошла в массы. Например, выпускник Принстона Марчин Якубовски


Елена Ларина, Владимир Овчинский

КИБЕРВОЙНЫ XXI ВЕКА. ВОЗМОЖНОСТИ И РИСКИ ДЛЯ РОССИИ

 

создал целую социальную сеть, объединяющую инже- неров, конструкторов, энтузиастов 3D-печати, которые совместными усилиями разрабатывают Global Village Construction Set – все, что вам нужно в «глобальной деревне». В сети публикуются в открытом доступе 3D- чертежи, схемы, видеоинструкции, бюджеты и пользо- вательские инструкции. В результате появляется то, что К. Андерсон называет «индустрией облака» или «облач- ным производством». По его словам: «Вы загружаете в глобальное сетевое облако заказ на продукт, который вас интересует, где дальше это задание находит своего оптимального исполнителя, который может произвести это максимально быстро, качественно и дешево».

В текущем году произошел прорыв в области про- мышленного использования 3D-печати крупнейшими корпорациями. Линии 3D-печати в настоящее время строят Boing, Samsung, Siemens, Canon, General Electric и т.п. Из стадий опытных образцов и экспериментов на уровень массовой строительной технологии постепен- но выходит использование 3D-печати для строительства коттеджей, небольших домов и других сооружений. В на- стоящее время мировой рынок продажи 3D-принтеров оценивался от 3 до 3,5 млрд. долларов и в среднем удва- ивается в течение полутора лет, т.е. следует знаменито- му компьютерному Закону Мура.

Бесспорным лидером как в производстве 3D- принтеров, так и в их использовании являются Соеди- ненные Штаты. На них приходится почти 40% мирового производства 3D-принтеров. Около 10% – доля Японии. Практически столько же приходится на Германию и Китай. Пятерку лидеров с 6% замыкает Великобритания. Россия в сфере промышленного применения 3D-принтеров за- нимает десятое место. Что же касается применения 3D- принтеров, как основы минифабрик, то в России вместе с Африкой таких производств, по данным ведущего ми- рового эксперта в сфере 3D-печати, нет вообще, за ис- ключением нескольких учебных лабораторий.


Глава 8 РУССКОЕ ЧУДО XXI ВЕКА

 

Третьим направлением новой производственной революции является производство новых материалов, включая материалы с заранее спроектированными свой- ствами, композитные материалы и т.п. Необходимость появления широчайшей гаммы новых материалов дик- туется с одной стороны требованиями широкого внедре- ния экономичной, эффективной 3D-печати, а с другой – развитием микроэлектроники, биотехнологий и т.п.

В свое время новое материаловедение связывали исключительно с наноматериалами, т.е. с новыми мате- риалами, производимыми на основе миниатюризации. Однако действительность оказалась несколько иной. При всей важности нанотехнологий на сегодняшний день ключевое место заняло производство материалов с наперед заданными характеристиками, требуемыми с одной стороны для наилучшего выполнения изделием своих функций, а с другой – возможности использования для производства изделий новых технологических мето- дов типа 3D-печати. Лидерами в новом материаловеде- нии и производстве принципиально новых материалов являются опять же Соединенные Штаты, Япония и Гер- мания. Россия, несмотря на колоссальный научный, и частично технический задел, созданный еще в советские годы, благодаря достижениям институтов АН СССР и дея- тельности композитной промышленности, в настоящий момент не входит в число лидеров. Хотя отдельные раз- работки у российских ученых имеются. Ярким подтверж- дением этого стал факт присуждения Нобелевской пре- мии по физике за 2010 год А. Гейму и К. Новоселову за новаторские эксперименты с графеном. Нобелевскую премию они получили, будучи уже гражданами Нидер- ландов и Великобритании, но работу проводили еще как сотрудники Научного центра РАН в Черноголовке.

Ключевым направлением Третьей производствен- ной революции являются без сомнения биотехнологии в широком смысле этого слова. По сути, сюда входит инду-


Елена Ларина, Владимир Овчинский

КИБЕРВОЙНЫ XXI ВЕКА. ВОЗМОЖНОСТИ И РИСКИ ДЛЯ РОССИИ

 

стрия индивидуализированных лекарств, на которые де- лают ставку и фармацевтические гиганты, и новые, мо- лодые, быстроразвивающиеся компании в этой сфере. Сюда же относятся различные виды регенеративной ме- дицины. Широко используются возможности 3D-печати для производства донорских органов. Сегодня это уже не фантастика, а прошедшая клинические испытания обыденность, которую взяли на вооружение, например, медицинские учреждения Франции, Германии, Соеди- ненных Штатов и т.п.

Особым направлением является биоинформатика. Четыре года назад группе исследователей во главе с Джоном Крейгом Вентерем удалось впервые в истории создать искусственную жизнь, используя ДНК одного из вирусов. Теперь эта команда может, что называется, производить новые виды бактерий и живых организмов прямо из компьютера. Дж. Вентер так и заявил, что им удалось сделать «первый самовоспроизводящийся био- логический вид на планете, родителем которого являет- ся компьютер». В 2009 году, после приема у Б. Обамы исследования хотели засекретить. Но в итоге приняли решение открыть разработки миру. Сегодня, по мнению Дж. Вентера, синтетическая биология – это «мощней- ший набор инструментов, который в ближайшие годы приведет к созданию эффективных вакцин против самых различных заболеваний, начиная от гриппа, заканчивая СПИДом». Правда, он же предупредил о страшной опас- ности, попади эти инструменты в руки террористов и экс- тремистов.

Нельзя не отметить, что вплоть до 1991 года совет- ская микробиология и биоинженерия занимали лиди- рующие позиции в мире. По оценкам американских экс- пертов, благодаря существованию специализированного российского комитета – Главмикробиопрома, с большой сетью подведомственных научно-исследовательских и производственных центров и учебных институтов, Со-


Глава 8 РУССКОЕ ЧУДО XXI ВЕКА

 

ветский Союз заметно опережал другие страны мира по многим направлениям биотехнологий и генной инжене- рии. Однако затем, под флагом борьбы с биологическим оружием и в условиях погрома высокотехнологичных от- раслей отечественной промышленности, значительная доля потенциала оказалась утерянной. Хотя, по оценкам зарубежных экспертов, при должной мобилизации сил Россия может, базируясь на имеющихся разработках и достижениях действующих научных школах, диаспоре российских биотехнологов, работающих за рубежом, на- верстать упущенное.

Первая и Вторая производственные революции в корне меняли основной энергетический источник. Если первая промышленная революция была реализована на угле, то вторая производственная революция стала дети- щем нефти и электричества. В отличие от других направ- лений, относительно энергетического базиса Третьей производственной революции единодушия среди спе- циалистов нет. В частности, автор первой и самой попу- лярной в свое время книги о Третьей производственной революции, Дж. Рифкин являлся убежденным сторонни- ком «зеленой», возобновляемой энергетики. Более того, он стал одним из инициаторов разработки принятого в ЕС плана, связанного с закрытием АЭС, сокращением использования, по его мнению, экологически вредных электростанций на угле, нефти и т.п. Сегодня европей- ские промышленники, отдавая должное Дж. Рифкину в других областях, часто и недобрым словом поминают его в части «озеленения» энергетики, а также продвиже- ния бредовых идей замены газа ветряками и подобны- ми шалостями «зеленых».

Без излишнего шума большинство теоретиков, а главное – практиков на высоких правительственных постах, отвечающих на Третью производственную рево- люцию, считают, что будущее принадлежит не возобнов- ляемым источникам энергии, а принципиально новым


Елена Ларина, Владимир Овчинский

КИБЕРВОЙНЫ XXI ВЕКА. ВОЗМОЖНОСТИ И РИСКИ ДЛЯ РОССИИ

 

видам ядерной энергетики, прогрессивным технологи- ям добычи газа и нефтесодержащих элементов, а также совершенно новым типам энергетики.

Стержневой составляющей, пронизывающей все технологические кластеры Третьей производственной революции и превращающей их в единый технологиче- ский пакет, являются без сомнения, информационные технологии. Применительно к теме Третьей производ- ственной революции в структуре информационных тех- нологий выделяются три ключевые составляющие.

Первая. Это – Большие Данные. Большие Данные – это сбор, хранение, оцифровка, обработка и предостав- ление в удобном для пользователя виде в любое время и в любой точке всей совокупности сведений о тех или иных событиях, процессах, явлениях и т.п. Ключевым в Больших Данных является то, что они позволяют рабо- тать именно со всей информацией в режиме онлайн. Главным является слово «всей». У пользователя Больших Данных имеется вся картина, не зависящая как раньше от каких-либо выборок, ограничений по источникам, времени предоставления данных и т.п. Большие Данные могут включать в себя любые форматы – от таблиц до потокового видео, от оцифровки старых отчетов, до тек- стовой записи, сделанной теми или иными источниками. Никогда раньше в истории человечества у лиц, занима- ющихся анализом, прогнозированием, конструкторско- инженерной деятельностью, принятием решений не было возможности оперировать со всей информацией. Причем, не просто оперировать, а получать эту инфор- мацию в удобном и доступном для восприятия виде. Се- годня безусловными лидерами в сфере Больших Данных являются США, Великобритания, Япония и Китай. В этих странах имеется большое количество платформ, обеспе- чивающих работу с Большими Данными, специальные курсы подготовки, множество центров, где компании могут получить консультации или услуги, связаннее с Большими Данными.


Глава 8 РУССКОЕ ЧУДО XXI ВЕКА

 

В России, надо прямо сказать, ситуация плачевная. Притом, что в нашей стране разработана мощнейшая алгоритмическая и математическая база для интеллек- туального анализа Больших Данных, самих Данных по большому счету нет. То, что у нас называют Большими Данными в подавляющей части – это уже много лет при- меняемая за рубежом традиционная бизнес-аналитика. Специалисты по Большим Данным в стране пока не го- товятся. Нет ускоренных центров переподготовки. У нас издана на сегодняшний день единственная книга, посвя- щенная этой теме, которая носит скорее не учебный, а научно-популярный характер ( В. Майер-Шенбергер и К. Кукьер «Большие Данные. Революция, которая изменит то, как мы живем, работаем и мыслим»).

Сами по себе Большие Данные являются важней- шим государственным и корпоративным активом, кото- рый при должном использовании обеспечивает их вла- дельцам устрашающее интеллектуальное превосходство и деловое доминирование.

Вторая. Это – когнитивные вычисления и эксперт- ные системы. За последние два-три года Соединенным Штатам и частично Великобритании удалось осуществить подлинный прорыв в области создания экспертных си- стем, базирующихся на так называемых когнитивных вы- числениях. В основу когнитивных вычислений заложены программы, в определенной степени моделирующие и имитирующие некоторые известные психофизиоло- гические процессы. За счет этого созданы программы, которые облают возможностями самодописываться и совершенствоваться, учитывая допущенные ими при ре- шении тех или иных задач ошибки. Наиболее известной экспертной системой, базирующейся на когнитивных вычислениях, стал знаменитый компьютер Watson кор- порации IBM, победивший во вполне человеческой игре

«Своя игра». После победы на игровом поле Watson по- казал высокие результаты как экспертная система в ме-


Елена Ларина, Владимир Овчинский

КИБЕРВОЙНЫ XXI ВЕКА. ВОЗМОЖНОСТИ И РИСКИ ДЛЯ РОССИИ

 

дицинской онкологии, фармацевтике, полицейских рас- следованиях, биржевом деле. По оценкам различных экспертов в ближайшие 7–12 лет он может вытеснить до 70% работников, занимающихся рутинным умственным трудом в самых различных сферах деятельности. Глав- ное даже не в этом. Экспертные системы дают их обла- дателям и пользователям огромную интеллектуальную мощь, ставя на службу богатство человеческого знания, помноженного на мощь вычислительных алгоритмов. При этом надо отметить, что IBM уже не является моно- полистом. Об активной работе в этом направлении объ- явили Google, Facebook, Amazon.com и проч.

Третья. Это – облачные и распределенные вычисле- ния. Как нетрудно заметить, огромные мощности и про- граммные ресурсы, потребные для работы с Большими Данными, когнитивными вычислениями, созданием мощных экспертных систем класса Watson по карману только крупнейшим корпорациям. В этих условиях раз- витие облачных распределенных вычислений, т.е. созда- ние платформ, которыми одновременно могут пользо- ваться десятки, сотни, а то и миллионы пользователей, делает Большие Данные, когнитивные вычисления и мощнейшие экспертные системы доступными для само- го маленького бизнеса и отдельных граждан. Уже сегод- ня компания IBM открыла для сторонних разработчиков облачный Watson, и они делают программы под заказ для небольшого бизнеса.

Иными словами, три составляющих информацион- ных технологий позволяют наделить децентрализован- ные маленькие и сверхмаленькие производства на осно- ве робототехники, 3D-печати, биотехнологий и проч. мощнейшими интеллектуальными ресурсами, которыми сегодня располагают только крупнейшие корпорации.

Правда, ценой такого наделения и вообще широко- го использования интеллектуальных облачных техноло- гий является отказ от прокламируемой рядом пионеров


Глава 8 РУССКОЕ ЧУДО XXI ВЕКА

 

Третьей индустриальной революции, типа Дж. Рифкина и К. Андерсона, исключительно демократического, пол- ностью сетевого характера Третьей индустриальной ре- волюции, где не будет места иерархии. Это, конечно же, иллюзия. Но она ни в коей мере не отменяет будущее, которое наступает в странах, где разворачивается Третья индустриальная революция буквально не по дням, а по часам.

В настоящее время информационные технологии являются своего рода платформой технологического развития, точно так же как во время Второй производ- ственной революции такой платформой выступало ма- шиностроение. Наступает эра цифрового производства.

Цифровое производство приобретает самые нео- жиданные формы. В настоящее время несколько аме- риканских компаний, занятых производством роботов и 3D-принтеров, включая Google, заняты реализацией проекта Factory-in-a-Day. Первые такого рода миниза- воды предполагается запустить уже в 2015 году. Проект должен позволить разворачивать автоматизированное производство не только на крупных предприятиях, но и на средних, мелких и сверхмелких не более чем за 24 часа. Эти заводы комплектуются гибкими многофунк- циональными роботами, 3D-принтерами, лазерными резаками и т.п. Роботы, принтеры и другое оборудова- ние поставляются с уже загруженными в них наиболее популярными программами, обеспечивающими их эф- фективную работу. Т.е. завод поставляется примерно так, как сегодня продается смартфон или планшетник с предустановленным ПО. Все необходимое в течение дня можно получить из облака. Заблаговременно, до постав- ки предприятия, его владельцы и персонал получают учебный курс работы на предприятии с компьютерной игрой, эмулирующей и обучающей реальной деятель- ности. В ходе эксплуатации завода 24 часа в сутки его пользователям обеспечивается техническая поддержка


Елена Ларина, Владимир Овчинский

КИБЕРВОЙНЫ XXI ВЕКА. ВОЗМОЖНОСТИ И РИСКИ ДЛЯ РОССИИ

 

и консультации со стороны изготовителя оборудования и софта. Плюс из облака имеется возможность подгружать необходимые дополнительные программы, получать экспертные советы, обрабатывать Большие Данные.

Еще дальше пошли производители фаблабов. Эти производственные лаборатории оснащаются много- функциональными станками, 3D-принтерами, другими необходимыми приспособлениями. Особенность этих лабораторий состоит в том, что они не только позволя- ют произвести в натуре ту или иную разработку или изо- бретение, но и обладают потенциалом для собственного расширенного производства. Т.е. фаблаб спроектирован таким образом, что, используя имеющееся оборудо- вание, способен достраивать и расширять имеющийся функционал. Никогда раньше такого не предусматрива- лось. Хорошо известно, что всегда существовали пред- приятия по производству средств производства для про- изводства средств производства и т.п. Теперь же в рамках одного предприятия можно расширять и само предпри- ятие и производить средства производства, и предметы для конечного персонифицированного пользователя.

Идеолог фаблабов – преподаватель Массачусетско- го технологического института Нил Гершенфельд доказы- вал, что производственная революция уже произошла, только она находится в латентной стадии: «Охват сети интернет каждый год удваивался в течение примерно десяти лет. Казалось, что интернет возник из ниоткуда, но на самом деле он просто долгое время развивался и мало кто его замечал. То же сейчас происходит с фа- блабами. Или другая параллель: когда только стали по- являться персональные компьютеры, почти все произво- дители больших компьютеров решили, что это игрушки, что-то несерьезное. И все они потерпели крах, кроме IBM. То же и с новыми машинами для цифрового про- изводства: они замещают привычную промышленность и создают новую, подрывая сложившийся порядок».


Глава 8 РУССКОЕ ЧУДО XXI ВЕКА

 

В мире насчитываются уже сотни, а в следующем году будут созданы и тысячи фаблабов. В 2013 году первый фаблаб в России был открыт в Москве на базе МИСИС Н. Гершенфельдом.

Одним из первых плодов ранней стадии Третьей производственной революции становится возврат про- изводства в Америку и Европу. В 2013 году более поло- вины компаний с оборотом миллиард долларов, объя- вило, что в ближайшие несколько лет полностью вернет производство из Китая и других азиатских стран в Соеди- ненные Штаты. В США за последнее время темпы роста промышленности превышают динамику многих других секторов экономики. Создано более 500 тыс. несезон- ных рабочих мест. Это, конечно, не идет ни в какое срав- нение с 6 млн. рабочих мест, потерянных промышлен- ностью США. Но это места в своей массе, отвечающие требованиям Третьей производственной революции с соответствующими показателями производительности и эффективности.

Следует также иметь в виду, что 75% новых разрабо- ток и технологий и почти 90% новых, зарегистрирован- ных патентов создаются в США именно в сфере промыш- ленного производства. Нельзя также не отметить, что в настоящее время Соединенные Штаты контролируют более 65% высокотехнологичных разработок и 55% вы- сокотехнологичных патентов в мире.

Подобные процессы активно разворачивается в Южной Корее, Японии. Началась реиндустриализация Великобритании. Спохватилась Германия, длительное время почивавшая на лаврах самой успешной высокоин- дустриальной экономики XXI века. Пытается развернуть у себя Третью производственную революцию и Китай. Хотя именно в Китае в силу чрезвычайно высокой из- быточной доли сельского работоспособного населения, и занятости традиционным индустриальным трудом основной части городского населения реализовать до-


Елена Ларина, Владимир Овчинский

КИБЕРВОЙНЫ XXI ВЕКА. ВОЗМОЖНОСТИ И РИСКИ ДЛЯ РОССИИ

 

стижения Третьей индустриальной революции очень и очень тяжело. А что же Россия?

 



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.