Сделай Сам Свою Работу на 5

Теория сурдоперевода (перевода на жестовый язык)

Для межличностной коммуникации между глухими людьми, а так же между глухими и слышащими людьми, используются два вида жестовой речи: РЖЯ – русский жестовый язык и КЖР – калькирующая жестовая речь. Следует остановиться более подробно на данных видах жестовой речи.

Калькирующая жестовая речь (КЖР), представляет собой систему межличностного общения, отличительной особенностью которой является сопровождение жестами устной речи говорящего и использование при этом грамматики русского языка. Построение предложения происходит по строгим правилам следованию особенностям национального языка, т.е. у калькирующей жестовой речи нет своей собственной грамматики, и поэтому она называется «калькирующей», т.к. повторяет структуру грамматики русского языка. И, как утверждает Г. Л. Зайцева, КЖР является вторичной формой организации сурдокоммуникаций.

Что касается лексического исполнения КЖР, то оно представляется двумя видами жестов:

1) смежные жесты, которые используются как в КЖР, так и в РЖЯ. Такие жесты Г.Л. Зайцева определяет как заимствованные из РЖЯ;

2) жесты принадлежащие только к КЖР. В свою очередь они делятся на три группы:

А) непосредственно жесты;

Б) дактилируемые слова;

В) жест в совокупности с дактилемой[1].

Калькирующую жестовую речь «следует рассматривать как результат взаимодействия систем словесного и разговорного (русского) жестового языков. Уровень владения глухими калькирующей жестовой речью определяется степенью усвоения словесного языка, знанием лексики КЖР и формированием прочных связей между знанием слов и соответствующим им жестовым аналогом»[2].

Следует отметить то, что КЖР используется в официальной обстановке – конференции, выступления и т.п.

В свою очередь русский жестовый язык (РЖЯ) устроен иначе и используется в иных жизненных обстановках. Русский жестовый язык имеет свою лексику и грамматику до сих пор до конца не изученную. Он используется в повседневной жизни, в неофициальной обстановке (См. Приложение 2. КЖР и РЖЯ). Образ мышления и порядок изложения мысли в РЖЯ у людей с нарушениями слуха несколько отличается от КЖР. Это касается и структуры предложения, и отсутствия различных служебных частей речи, и некоторых других особенностей[3].

В своей монографии «Анафора на языке жестов», член Координационного центра по работе с глухими и слабослышащими при Отделе по церковной благотворительности и социальному служению Санкт-Петербургской митрополии Д. А. Заварицкий, даёт следующее определение русскому жестовому языку: «Русский жестовый язык – своеобразная, сложная лингвистическая система со своей (отличной от словесной речи) фонетикой, лексикой, морфологией и синтаксисом»[4].

В Русском жестовом языке элементы жеста воспроизводятся и принимаются одновременно, в то время как в звучащей речи, фонемы идут в строгой последовательности.

Необходимо отметить некоторые грамматические особенности в русском жестовом языке.

Сурдопедагог-дефектолог Заварицкий Д. А. в своей выше указанной монографии, дает очень лаконичную апробацию некоторых особенностей порядка слов в русском жестовом языке, которая послужит хорошим ориентиром в освещаемой теме: «Порядок жестов в РЖЯ зависит от многих факторов. Но можно с уверенностью сказать, что в сложных предложениях он никогда не совпадает с порядком слов в русском языке. Например, характерной особенностью РЖЯ является то, что вопросительные жесты практически всегда ставятся в конце предложения, а отрицание всегда следует после глагола. Некоторые жесты могут изменять направление движения, в зависимости от того, как расположены участники действия (в реальной или воображаемой ситуации). Кроме того, речь глухих насыщена жестами, не имеющими словесного эквивалента, когда для перевода жеста на русский язык необходимо использование нескольких слов. То есть, один жест может нести в себе информацию соответствующую, например, восьми словам русского языка»[5].

Подробнее об особенностях:

· В первую очередь показывается предмет, а лишь затем показываются его признаки;

Пример:

Предложение: Перевод:
Это зеленое яблоко кислое. «ЭТО[6]» + «ЯБЛОКО» (Рис.1) + «ЗЕЛЕНЫЙ» (Рис.2) + «КИСЛЫЙ» (Рис.3).

 

 

· Глагол часто употребляется в конце фразы;

Предложение: Перевод:
У мужчины есть сын. «МУЖЧИНА» (Рис.4) + «СЫН» (Рис.5) + «ЕСТЬ» (Рис.6).

 

Рис. 4 Рис. 5 Рис. 6

 

· Частица «не» употребляется вслед за глаголом;

Предложение: Перевод:
Он в теннис не играет. «ОН» + «ТЕННИС» (Рис.7) + «ИГРАТЬ» (Рис.8) + «НЕ» (Рис.9).

 

 

Рис. 7 Рис. 8

 

Рис. 9

· Вопросительное слово ставится в конце предложения;

Предложение: Перевод:
Ты когда будешь отдыхать? «ТЫ» + «ОТДЫХ» (Рис.10) + «БУДЕШЬ» (Рис.11) + «КОГДА» (Рис.12)?

 

Рис.10 Рис. 11

Рис. 12

· Наречие в большинстве случаев предшествует глаголу[7];

Предложение: Перевод:
Он вычистил до блеска пол. «ОН» + «ПОЛ» (Рис.13) + «БЛЕСК» (Рис.14) + «ЧИСТО» (Рис.15).

 

Рис. 13 Рис.14

Рис. 15

· А) Во многих случаях дополнение предшествует сказуемому[8];

Б) Так же часто дополнение идет вслед за сказуемым;

 

Предложение: Перевод:
А) Официант принес еще и чай. «ОФИЦИАНТ» (Рис.16) + «ЕЩЁ» (Рис.17) + «ЧАЙ» (Рис.18) + «ПРИНЕС» (Рис.19).
Б) Парикмахер предложил причёску. «ПАРИКМАХЕР» (Рис.20) + «ПРЕДЛОЖЕНИЕ» (Рис.21) + «ПРИЧЁСКА» (Рис.22).

 

Рис. 16 Рис. 17 Рис. 18

Рис. 19

Рис. 20 Рис. 21

Рис. 22

В работе прот. Александра Братолюбова «Пантомима молитв или описание мимических молитвенных знаков», автор говорит об нанесении пантомимы на текст церковных молитвословий: «Вообще при составлении пантомимы молитв, мы старались сближать, как можно более, выражение знаков с значением письменных слов, или переводить слова на знаки. Но касательно этого предмета должно заметить:

1) знаки вообще заимствуют своё значение от сопровождающих его движений лица, без которых нет никакой пантомимы, и потому описанием знаков мы только указали орудие, сила которого зависит единственно от того, как его употребляют;

2) пантомимный или мимический язык имеет свои обороты и изменения в расстановке или порядке знаков;

В нем много сокращений, иначе сказать, словосочинение мимического языка различествует от словосочинения нашего – словесного языка, и потому знаки могут быть более или менее свободным переводом письменных слов. А если бы мы стали точь-в-точь переводить наши слова на знаки, то превратили бы мимику в пользу нашего словесного или письменного словорасположения и не представили бы свойственного ей духа, и мимика, потеряв от того свой характер, сделается и будет непонятною. Вот почему собственно пантомимные рассказы и мимические объяснения после прочитанного в книге, отрешаясь от письма, всегда бывают и выразительнее и вразумительнее для глухонемых, нежели книжные, переводные, что называется буква в букву»[9].

 

 


[1] См. Зайцева Г. Л. Жестовая речь. Дактилология: Учеб. для студ. высш. учеб. заведений. [Текст] – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2004. С. 32

[2] Чернова Н. Функционирование русского жестового языка в образовательной сфере, а так же в сферах активности жестового общения и религиозного просвещения глухих в России. Курсовая работа 1 курса, МГУ. [Электрон. ресурс] – URL: http://signlang.ru/science/read/chernova1/ (Дата обращения: 01.12.14)

[3] Иващенко И. В. Опыт работы с глухими людьми студентов духовных учебных заведений в настоящее время // Проповедь Православия глухим людям. Сборник материалов учебно-методического семинара. [PDF] - Екатеринбург, 2011. С. 17

[4] Заварицкий Д. А. Анафора на языке жестов. [Текст] – Спб.: Издательство Политехнического университета, 2015. С. 8

[5] Там же. С. 11

[6] Здесь и в остальных случаях прописными буквами обозначается название жеста.

[7] Киммельман В. И. Базовый порядок слов в русском жестовом языке. Дипломная работа. РГГУ. [PDF] – М.: 2010. – 163 с.

[8] См. там же.

[9] Братолюбов А., прот. Пантомима молитв или описание мимических молитвенных знаков. [PDF] - СПб, 1872.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.