Сделай Сам Свою Работу на 5

Геноцид мусульман Анатолии и Закавказья в 1914-1923 гг: эпоха террора и крови - Часть 5

В предыдущих частях была раскрыта картина геноцидального процесса конца ХIХ – начала ХХ веков, развивавшегося под руководством хайских национал-политических партий на базе расистской идеологии «превосходства» и «исключительности» хайев.

 

 

Интенсивная пропаганда идеологии «превосходства» хайев, проводившаяся хайской национальной церковью, была многократно усилена целенаправленной деятельностью национал-политических партий, планы и программы которых произрастали из агрессивной смеси расовой и религиозной нетерпимости, радикального национализма и сепаратизма.

При этом программы хайских политических партий и террористических организаций с первых дней своего существования в конкретных официальных формулировках с предельной ясностью и откровенностью четко обозначали этническую природу народов, которые идеология радикального хайского национализма обрекала на полное или частичное уничтожение.

Данное обстоятельство, безусловно, подтверждает тот факт, что тщательно спланированное и целенаправленное массовое уничтожение мусульманского населения Анатолии и Закавказья, вне всяких сомнений, было подлинным геноцидом в полном соответствии с юридическим определением понятия геноцид, принятым на международном уровне.

Вспомним еще раз резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН, принятую в 1948 году, в которой отмечается, что «под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

а) убийство членов такой группы;

b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

с) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

e) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую».

Возможно, несоответствие наблюдалось лишь в последнем пункте юридического определения относительно «насильственной передачи детей», по той простой причине, что вооруженные формирования хайских националистов, никогда не имевшие намерений передавать детей турков, курдов и азербайджанцев в какие-либо другие человеческие группы, уничтожали их с особой жестокостью и пристрастием.

Подобно тому, как спустя всего два десятилетия после совершения первого геноцида ХХ столетия – геноцида мусульман Анатолии и Закавказья – нацистская Германия, движимая расистской идеологией «превосходства» и «исключительности» германцев, истребляя евреев, грезила маниакальной идеей создания великой германской империи глобального масштаба – точно так же, движимые аналогичной идеологией «превосходства» и «исключительности» хайев, идеологи и лидеры хайского национал-политического руководства, истребляя мусульманское население Турции и Азербайджана, грезили о создании империи «Великого Хаястана».

Эта крайне радикальная, граничащая с расизмом, националистическая идеология стала движущей силой (и остается таковой поныне) в деятельности хайских национал-политических партий, определяя содержание их политических программ и стратегических планов.

Естественным результатом развития подобной идеологии и политики стали агрессия и террор, управлявшиеся хайскими политическими партиями и террористическими организациями, нараставшие в Османской империи в период с середины ХIХ века до начала Первой мировой войны и направленные преимущественно против мирного населения. С начала ХХ века вооруженный хайский террор стал активно проявлять себя и на территории Южного Кавказа, охватив в конечном итоге огромный географический регион Малой Азии и Закавказья.

Разумеется, нараставший и набиравший силу на протяжении десятилетий хайский национализм, опиравшийся на военную силу национальных вооруженных формирований, планомерно и целенаправленно создававшихся под строгим и жестким политическим руководством национал-политических партий, никогда не смог бы достичь подобных масштабов без наличия еще одного важнейшего фактора развития геноцидального процесса – мощного финансового обеспечения.

В указанный период времени хайским политическим руководством была создана надежная система извлечения и накопления финансовых средств, включавшая как добровольные взносы, поступавшие от всех хайских общин, так и насильственные методы выбивания денежных средств, шантаж, грабежи и разбойные нападения. Не иссякающие финансовые потоки предоставляли политическому руководству практически неограниченные возможности для приобретения самых современных и дорогостоящих видов оружия, боеприпасов и амуниции, для вооружения, экипировки и обучения десятков тысяч хайских боевиков, подготовив, таким образом, военизированный смертоносный механизм огромной разрушительной силы.

Десятки кровопролитных мятежей хайских националистов, организованных в пределах Османской империи, начиная с середины XVIII века, преподносятся сегодня хайскими историками, как некая героическая эпопея, движущей силой которой, якобы, была борьба за идеалы свободы, гуманизма и равноправия. При этом, нигде, ни в одном из хайских источников подобного толка, ни единым словом не упоминается (по настоящее время), что мятеж и террор, который героизируется современными идеологами «Великого Хаястана», в действительности выражался в массовых убийствах и разорении среди мирного мусульманского населения.

У нарождающихся поколений хайев формируют, таким образом, представление о том, будто этого населения вовсе не было, а если оно и было, то не стоит беспокоиться по поводу того, какая его постигла судьба – ведь оно состояло из существ низшего порядка. Это и есть ярчайшее свидетельство того, что в рамках расистской идеологии хайского национализма в действительности нет ни малейшего места ни гуманизму, ни милосердию в отношении не только мусульман региона, но и всех тех, кто не является хайем.

Основной груз войны с Османской империей на Южном фронте, разумеется, несла царская Россия, но в Кавказкой армии, вступившей в войну с Турцией, находились многотысячные этнические хайские подразделения и дружины, состоявшие из десятков тысяч отлично вооруженных и экипированных хайев, которые видели перед собой только свою, особенную задачу по кровавой перекройке границ и истории региона – им предстояло «очистить» (т.е. физически уничтожить) оккупированные российской армией территории от коренного мусульманского населения, создавая географическое пространство, на котором должна была возникнуть этнически однородная «страна хайев».

Этим и объясняется тот исторический факт, что хайские вооруженные формирования, ополчения, дружины и примкнувшие к ним банды незамедлительно приступили к массовому уничтожению и изгнанию мусульманского населения, едва только российские войска оккупировали территории восточной Анатолии.

 

 

Потерпевшая поражение в первые годы войны на востоке империи турецкая армия отступала, оставляя практически на произвол судьбы безоружных жителей сотен городов и селений. Их судьба была предрешена еще и потому, что почти одновременно с началом наступления царской армии и оккупацией восточной Анатолии, хайские формирования, создававшиеся внутри Османского государства, стали атаковать населенные пункты в глубине турецкой территории, совершая массовые убийства мирных жителей. Трагичность ситуации усугублялась так же тем, что практически все взрослое мужское население, годное к военной службе, было призвано в турецкую армию и находилось на фронтах Первой мировой войны.

Оборонявшие отдельные города и населенные пункты небольшие отряды турецкой жандармерии были неспособны противостоять многократно превосходящим их по численности и вооружению ордам хайских ополчений.

Генерал царской Кавказской армии E.M. Macловский, непосредственный участник войны 1914 года, в своей книге «Мировая война на Кавказском фронте 1914-1917 гг.», изданной в Париже в 1933 г., рассказывает в своих воспоминаниях о том впечатлении, которое на него как на профессионального военного, произвело вооружение так называемых «дружин» хайских боевиков на территории Турции: «Дружинники были отлично экипированы. Они носили защитного цвета длинные кители с большими карманами, брюки. Все — добротного качества. Говорилось, что все это «американское». Вооружены были российскими винтовками (т.е. новейшими винтовками Мосина – АИ), и очень у многих длинные револьверы системы «Маузер» с деревянными кобурами-футлярами к ним, как ложа винтовки для стрельбы на дальнюю дистанцию. Целая броня перекрестных патронташей на груди и поясе придавала дружинникам очень воинственный вид».

Именно такими и были эти жаждущие крови безоружного и беззащитного населения, многотысячные банды, составленные из вооруженных новейшими видами дорогостоящего, многозарядного и скорострельного оружия представителей «стенающего в нужде» хайского народа, почти беспрепятственно приступившие к осуществлению кровавых планов по физическому уничтожению мусульманского населения восточной Анатолии.

 

 

Геноциду подверглось население крупнейших городов и областей восточной Турции - Диярбекира, Битлиса, Муша, Вана, Эрзурума, Карса, Эрзинджана, Ардабана, Игдира, Трабзона, Искендеруна, Аданы, Байбурда, Мараша. В результате многолетних расследований, проводившихся на международном уровне с участием исследователей из различных стран, были восстановлены поименные списки погибших людей, которые неопровержимо подтвердили факт чудовищного геноцида, совершенного хайскими националистами. Было установлено, что только в этих, перечисленных выше населенных пунктах и прилегающих к ним деревнях и селах, было уничтожено более полумиллиона мусульман Турции! И при этом бòльшую часть истребленного хайскими вооруженными формированиями беззащитного мусульманского населения составляли женщины и дети, подростки и старики – поскольку все взрослое мужское население было призвано на войну.

Несмотря на тяжелейше положение на фронтах, чудовищные масштабы и жестокость преступлений, совершаемых хайскими вооруженными формированиями, уничтожавшими мусульманское население Анатолии, вынудили турецкое правительство перебрасывать дополнительные воинские подразделения с западного театра войны на восток. Ценой больших потерь турецкие войска, уступавшие оккупантам в вооружении и численности, сумели остановить продвижение царской армии и к началу 1918 года перешли в контрнаступление, освобождая свою территорию от вражеской оккупации и восстанавливая государственные границы.

Взорам турецких солдат, возвращавшихся на родные земли, открывались страшные картины опустошения и массовых убийств, совершенных хайскими ополчениями.

Отступление царских войск (несмотря на большевистский переворот в России в 1917 году, они все еще оставались царскими войсками) раскрыло подлинную сущность и предназначение хайских вооруженных формирований – в результате целенаправленной и многолетней деятельности национал-политических структур, произраставших из расистской идеологии «превосходства» хайев, с вовлечением колоссальных финансовых ресурсов, был создан военный механизм огромной разрушительной силы для того, чтобы с первых же дней оккупации турецких территорий, в как можно более краткие сроки осуществить быстрое и тотальное уничтожение всего безоружного и беззащитного мирного мусульманского населения.

Но прекрасно понимая, что за совершенные зверства им придется расплачиваться своими жизнями, многотысячные хайские орды, несмотря на все богатство и изобилие своего вооружения, перед лицом неумолимо приближающегося справедливого возмездия, в подавляющем большинстве оказались бегущими впереди отступающей российской армии и опережая её, несколькими потоками вторглись на территорию Закавказья.

 

 

Понимая, что планы по созданию Хаястана на территории Турции провалились, хайское национал-политическое руководство направило всю имеющуюся в наличии военную силу на подготовку теперь уже на территории Закавказья новой площадки для «страны хайев», применяя все тот же метод выжженной земли и вырезанных народов. Набравшиеся в Турции опыта по массовому уничтожению мирного населения многотысячные орды хайских головорезов, как носящих униформу царской армии (хайские подразделения царской армии вышли к этому времени из подчинения российскому командованию), так и действовавших под видом добровольных дружин, незамедлительно приступили к истреблению местного мусульманского населения, представленного в основном азербайджанцами.

Хайская пропаганда, героизирующая сегодня палачей, совершавших массовые убийства мирного населения, пытается создать впечатление, будто происходившие события были некими боевыми операциями против каких-то регулярных армий. Но чтобы составить представление о том, что именно подразумевалось под этими «операциями», достаточно обратиться к официальному документу, отправленному из Тифлиса 20 июля 1920 года в МИД Франции послом этой страны на Кавказе Дамиеном де Мартелем. В этом документе посол Франции сообщает именно том, как проводилась одна из подобных «операций» в Закавказье, когда хайские войска «…на юге Иревани взяли в окружение 25 татарских (азербайджанских) сел, где проживает более 40 тысяч мусульман (азербайджанцев). Здешнее население, которое проживает на близкой к столице территории, не претендует на независимость и всегда вело спокойный и мирный образ жизни. Изгнав пушечными выстрелами из сел, их сбросили в реку Араз». По сообщению посла, опустевшие села тут же занимались приезжими хайами. Дамиен де Мартель передал в МИД также страшные подробности проведенной «операции», о том, как хайские банды «…сбросили и уничтожили в водах Араза четыре тысячи человек, включая женщин и детей».

 

 

Подобных примеров можно привести сотни, и не на основе преданий и легенд, а по протокольным материалам следственных комиссий, работавших в те самые годы в Азербайджане, собранным в десятках томов, хранящихся в государственных архивах и содержащих неопровержимую и ужасающую в подробностях информацию о беспрецедентной, чудовищной жестокости массового уничтожения мусульман, совершенного в Закавказье многотысячными и вооруженными до зубов бандами хайских националистов, все действия которых управлялись централизованным идейно-политическим руководством – хайской национал-политической партией «Дашнакцутюн».

Продолжая начатое на территории Османской Турции орды хайских вооружённых формирований продвигались по территории Закавказья, оставляя за собой сожженные города и села, десятки тысяч замученных и убитых в нечеловеческих пытках людей. А за хайскими войсками двигались обозы с награбленным из азербайджанских селений имуществом, которое раздавалось переселявшимся на эти земли хайам.

 

Так, на крови и костях истребляемого от мала до велика мусульманского населения, закладывалось основание будущей советской республики Хаястан, которой, в полном соответствии с расистской идеологией «превосходства», предстояло стать эталонным образцом моноэтнической «страны хайев».

Агрессивный национализм, замешанный на мании «Великого Хаястана» и нисколько не изменившийся за прошедшие десятилетия, в начале 1990-х обрушился на азербайджанцев новой трагедией, когда банды хайских боевиков, расширяя пределы «расово чистой» территории обитания хайев, точно так же, как и в начале прошлого столетия, уничтожая и изгоняя коренное мусульманское население Карабаха, караванами груженых доверху грузовиков, вывозили имущество, награбленное в азербайджанских городах и селениях.

По оценкам историков, общее число мирных жителей, уничтоженных хайскими вооруженными формированиями в период времени с начала ХХ века до 1923 года на территории Закавказья, включая тысячи пропавших без вести людей, приближается к миллиону. Следы чудовищной трагедии, унесшей жизни более двух миллионов мусульман Анатолии и Закавказья во время геноцида, осуществленного вооруженными силами хайских националистов, продолжают выявляться по настоящее время.

 

 

Останки десятков тысяч человек, с сохранившимися следами жестоких пыток и садистских методов умерщвления, извлекаемые из массовых захоронений, как на территории Турции, так и Азербайджана, уже невозможно называть «немыми свидетельствами». Это свидетельства, вопиющие ко всему миру о той кровавой катастрофе и беспредельном горе, которые обрушились на наши народы по вине разработчиков безумной идеологии «превосходства», «исключительности», «чистой расы» и великой «страны хайев», бредовую карту которой хайский национализм до настоящего момента продолжает упрямо размещать прямо на головах многочисленных коренных народов региона, закрашивая национальным кòлером жизни и судьбы десятков миллионов человек, словно они вообще не существуют на белом свете.

Но народы живут, и будут жить на своих тысячелетних землях, как бы этот факт ни раздражал носителей идеологии, не признающей их права на жизнь. И народы эти не утратили памяти, и не желают забывать, и никогда не забудут о трагической судьбе своих предков. В Турции и Азербайджане существуют десятки мемориалов, сооруженных в память о миллионах наших единоверцев, соплеменников и соотечественников, ставших жертвами идейно подготовленного, политически руководимого, обильно финансированного и хорошо вооруженного хайского террора. Жертвами первого геноцида 20-го века.

 

 

Сегодня политики европейских стран, России и Америки, старательно игнорируя факт геноцида мусульман Анатолии и Закавказья, предпочитают не замечать эти мемориалы, изолируя внимание общественности в своих странах от информации о памятниках жертвам кровавого хайского национализма. Намеренно или нет, но эта позиция демонстративного и циничного безразличия продолжает сеять ядовитые семена антитурецкой и антиазербайджанской политики. Возможно, истинная причина данной позиции имеет более сложные очертания и устойчивый синдром слепо-глухо-немоты со стороны ведущих держав современного мира, проявляющийся при каждой встрече с вопросом геноцида мусульманского населения, указывает на то, что руководства этих стран даже 100 лет спустя опасаются оглашения фактов их активного участия в подготовке совершенного преступления.

В подобной атмосфере теряется восприятие оттенков политической реальности и, в частности, понимание того, что откровенное безразличие, которое правительства этих стран демонстрируют в отношении факта массовых убийств мирного мусульманского населения, тяжело оскорбляет наши народы. Торжественная риторика политиков, утверждающих, что каждая человеческая жизнь является наивысшей и непреходящей ценностью, но отказывающихся при этом признать факт уничтожения миллионов мусульман хайскими вооруженными формированиями, тускнеет и покрывается налетом фальши и лицемерия.

Сегодня наши народы воочию наблюдают эту политику двойных стандартов стран, самолично взявших на себя роль глобальных арбитров и установивших запрет на признание геноцидом массовое убийство мусульман Турции и Азербайджана в начале 20-го века. Это они решили, к каким народам можно относиться с состраданием, а к каким - нет. И если речь заходит о нас, то можно не обращать внимания на факты, архивы, протоколы, документы, свидетельства и заключения, и можно демонстрировать высокомерное пренебрежение к трагедии наших народов.

Но история свидетельствует – невозможно опровергнуть тот факт, что насквозь пропитанный расистской идеологией «превосходства» агрессивный хайский национализм на протяжении десятилетий, задолго до 1914 года, уже заливавший Анатолию и Закавказье кровью ни в чем неповинных людей, собрав под знаменами хайских национал-политических партий сотни тысяч вооруженных до зубов хайев, вступила в Первую мировую войну в качестве стороны, воюющей против Османской Турции. Равно как невозможно опровергнуть и сам факт геноцида мусульман Анатолии и Закавказья – первого геноцида 20-го века.

 

Аббас Исламов



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.