Сделай Сам Свою Работу на 5

Энергетические затраты освоения зоны

Краткий обзор литературы

У биоэкологического подхода к истории долгая и сложная биография. Одним из первых пропонентов был небезызвестный Томас Мальтус, чей радикализм объясним временем. В 1798 г. после десяти лет революционного кровопролития трудно было поверить в безграничное совершенствование человека по Руссо и Дидро. Мальтус выдвинул мрачную идею самокоррекции населения - резкий рост смертности на фоне добровольного снижения рождаемости более благополучной части, стремящейся сохранить классовый статус. С тех пор население Земли увеличилось многократно, недвусмысленно доказав, что Мальтус был неправ. Периоды вымирания сменялись процветанием и всегда находились методы прокормить "лишнее" население планеты, вроде бы давно перехлестнувшее пределы выносливости ее экологии.

Казалось бы, по Мальтусу плачет мусорная корзина истории. Не стоит, впрочем, выплескивать ребенка с водой. Оба автора эволюционной теории, Чарльз Дарвин и Альфред Уоллес, возводят свои идеи к Мальтусу - подмеченная им принципиальная неэластичность каждого отдельного ресурса не опровергнута до сих пор. Потому, несмотря на неудачную ассоциацию с нацизмом, биологизм в истории продолжал развиваться. Раймонд Пирл один из первых нашел, что население природных и человеческих сообществ растет по логистической кривой, зависящей от пищевых ресурсов. Фриц Гребнер ввел концепцию фундаментального открытия, типа агрикультуры или колесницы, утверждая, что оно возникает только раз в одной географической точке и быстро распространяется, по-крывая ойкумену концентрическими кругами. Вильгельм Абель и Майкл Постан заметили существование демографических циклов в истории, где размер популяции - функция от наличных ресурсов. В 1920-е гг. русский экономист Н.Д. Кондратьев обнаружил 3 "длинные" К-волны цен, удивительные своей регулярностью - по 50+ лет. Он объяснил их самокоррекцией капитализма в процессе построения инфраструктуры, хоть не вполне был уверен какой. За свои идеи он погиб в ГУЛАГе, а циклы продолжились. Инфляционные пики регулярно следовали за дефляционными спадами, вызывая войны (Вторую мировую и вьетнамскую) и рецессии на фоне ускорения технологического развития. В арсенал западной экономики К-волны были введены Йозефом Шумпетером. Независимо от него наличие циклов в истории было подтверждено исследованиями известных историков Фернана Броделя, Эммануэля Леруа Ладюри и Рондо Камерона. Дэвид Фишер проследил так называемые большие волны от XII в. до 1980-х гг. Биоэкологический подход был значительно усилен исследованиями известного географа Джареда Даймонда. Принципиальная неэластичность доминантного ресурса общества была показана геологом Мэрионом Кингом Хаббертом и его учеником Кеннетом Деффейсом на примере нефти, запасы которой подчинены колоколообразному распределению. В работе 1950-х гг. Хабберт предсказал истощение ресурсов нефти в США в 1970-х гг., что, как известно, и произошло. Исчерпание в ближайшем будущем ресурсов роста мировой колоколообразной кривой предсказано Деффейсом. Хоть с 1980-х гг. К-волны размылись на фоне усиления госманипуляции учетной ставкой доллара, нефтяные кривые Деффейса отслеживают модель освоения зоны.

Недавний рост цен на нефть, синергетичный с усилением глобальных конфликтов, ростом народонаселения и размыванием массовой занятости - высшего завоевания ХХ в., свидетельствует о выходе на пределы неэластичности основного ресурса современности - нефти. Истощение нефтяной экономики ХХ в. указывает на необходимость выхода в новую зону освоения с девственным ресурсом. Дело в том, что после перегиба колоколообразной кривой рост добычи ресурса нельзя обеспечить по старой, комфортабельной для ценоза цене. В поисках нефти люди осваивают все более неблагополучные и опасные места, от Арктики до Африки. Методы добычи и доставки дорожают, включая накладные расходы на поддержание глобальной инфраструктуры и борьбу с терроризмом. Это ставит общество под удар - аналогичный выход на неудобья после сведения лесов в Европе связывают, например, с Великой чумой 1348 г. При этом рост цен ведет к взрывному росту технологий производства заменителей - от угля до сжиженного газа, метана, водорода, солнца, ветра и атома - и подрыву старых индустрий. Одной из этих технологий суждено вырваться на первое место, открыв для использования неэластичный ресурс следующей ниши в рамках ее уникальной экономики.

История как освоение последовательности геоклиматических зон

Мальтузианский парадокс не-эластичности каждого конкретного ресурса на фоне непрерывного роста численности населения Земли разрешается взглядом на карту. 7 тыс. лет ареал цивилизации расширялся за счет освоения новых геоклиматических зон, каковых в Европе ровно 6. Передача технологий и ресурсов в новую зону вела к аккумуляции богатства, объясняя телеологию истории, подмеченную многими и не объясненную никем. Социальное развитие шло на манер ветвления биологического дерева видов, где высшие виды возникают как вариации низших (2).

1. Первые цивилизации расцвели на интенсивном поливном земледелии с урожайностью порой выше современной. Ресурс - аллювиально-лессовая почва дельт великих рек.

2. Античность в условиях засушливого Средиземноморья выросла на оливке и винограде. Ресурс - сады и огороды товарного земледелия. Зерно шло из старой зоны Египта.

3. В Западной Европе свели леса и распахали тяжелые глинистые почвы, ресурс натурального хозяйства Средневековья. Пищей служили смесь зерновых (maislin) и бобы. С падением роли собирательства по мере распашки неудобий продукты леса, включая мясо, дрова и рыбу, превращались в предмет торговли.

4. С появлением рынка и спроса на широкий набор товаров, от рыбы до древесины, выросли товарное животноводство и рыболовство как альтернатива земледелию. В Северной Атлантике построили каравеллу, вооруженную пушками. Выйдя в океан, европейцы смогли "взять" ресурсы Америки.

5. Англия была небогата лесом - неэластичным ресурсом кораблестроения и плавки пушечного железа, критичными для ее обороноспособности. С освоением угля и пара как заменителей в стране началась промышленная революция. Колонизация мировых зон умеренного климата шла на основе технологий коммерческой агрикультуры, хорошо отработанных дома.

6. Родина массового автомобиля, США, от прерий до Флориды и Аризоны, находилась за пределами умеренного пояса традиционной агрикультуры. Зона осваивалась с использованием энергетически затратных технологий, включая массированное внесение искусственных удобрений, гербицидов и пестицидов, артезианский полив и скоростную транспортировку на рынок.

Переход в новую геоклиматическую зону означал рождение новой экономики, не обязательно предполагая физическое исчезновение бывшего лидера, как это было с майя. Более популярен сценарий консервации старой зоны и ее институтов как базы новой иерархии пищевых цепочек. Экономика нового лидера располагается этажом выше, как властно-контрольная надстройка над старым производством.

Энергетические затраты освоения зоны

В течение всей S (супер)-волны 7 тыс. лет земледелия (длиной в 6 техноценозов) человечество выживало за счет монокультурной экономики - культивации узкого набора растений и животных. Переход в следующую, более трудную для освоения нишу шел за счет роста энергетических затрат. Новый энергетический ресурс входил в оборот на периферии в конце предыдущего этапа.

1. Суперпродуктивное зерновое хозяйство первых цивилизаций в дельтах великих рек зависело от каналов, появившихся благодаря использованию мускульной силы больших организованных коллективов. Социальное нововведение скученного проживания в городах оплатили сверхвысоким урожаем (3).

2. Территорий для такого интенсивного хозяйства немного - поэтому в намного более аридной зоне античных Греции и Рима налицо недостаток рабсилы, восполненный за счет механики и тягловой силы волов. Хоть в целом труд был свободен, товарные хозяйства, нацеленные на прибыль, держались на высококвалифицированных рабах.

3. Германцы пришли в Европу в IV в. со своим набором животных и растений. Особо важна была пара - лошадь и овес. Последний являлся экономной пищей для содержания мощного и производительного животного, ранее доступного только аристократии (4). С Х в. изобретение конской упряжи, подков и колесного плуга сделало возможным массовую расчистку лесов и пахоту тяжелых, но плодородных глинистых почв. Постепенное исчезновение лесов привело к росту рыночной экономики. Отныне надо было покупать продукты, ранее доступные даром - хворост, рыбу, мясо.

4. После Великой чумы 1348 г., связываемой со сведением лесов Европы и выходом на неудобья, ресурс расчисток был исчерпан. Сведенные леса не восстановились, они превратились в луга, основу пастбищного животноводства, ориентированного на рынок. В новом ценозе Атлантики тепловую энергию получали в основном от древесины - неэластичного ресурса эпохи (плавка железа, построение кораблей; 5). Поскольку рынок требовал надежных поставок по морю и коммерческого рыболовства, критичным стало покорение стихий: ветра и воды. Океанский корабль типа каравеллы был прочен (6), выдерживал бурю, отдачу своих пушек и огонь чужих. Вооруженный прямыми (европейскими) парусами для попутного ветра, и косыми (от арабского дхоу) для плаванья галсами, он стал орудием экспансии европейцев. Появление приводов для водяных и ветряных мельниц привело к созданию мануфактуры, в том числе металлургической, что стало основой могущества лидера ценоза, Франции, выросшей на сети рукотворных каналов (7).

5. Британия не могла конкурировать с Францией на старой основе. Недостаток леса и рек был более чем восполнен за счет местного коксующегося угля для варки железа и разработки технологии пара. Страна покрылась железными дорогами, заменившими реки. В процессе так называемого аграрного и просто колониализма, ставшего возможным благодаря паровозу и пароходу, были колонизованы территории с умеренным климатом во всем мире. Это стало возможно за счет распространения методов терраформинга с культивированием привозных растений - продуктов Аграрной революции ХVII в. в Британии, внедрившей дренаж, четырехполье, специализированное животноводство и земледелие. Среди товарных культур, что оплатили колонизацию, особо важны были табак, сахарный тростник и хлопок.

6. США, ранее крупнейший поставщик, а ныне потребитель нефти, вошли в век нефти почти непосредственно из века дерева. Массовый дешевый автомобиль сделал возможным экономичное освоение регионов страны с экстремальным климатом. Американцы трактором вспахали залежные земли прерий, вызвав поначалу экологическую катастрофу - пыльные бури. Значительное увеличение урожайности базировалось на резком повышении энергозатрат для массового применения удобрений, пестицидов и гербицидов, а также орошения артезианскими скважинами. Скоростной автомобильный транспорт уменьшил потери (8).

Если прирост производства продуктов питания за счет роста энергетических затрат в более ранние времена оценивается только косвенно, через рост территории и энергоемкость основного энергетического ресурса эпохи, то для последних двух ценозов возможны более точные оценки. Считается, что к 1850-1860 гг. многополье, введенное во время Английской аграрной революции ХVII в. (позаимствовано из Нидерландов), позволило удвоить урожай до 16-17 ц с га. В течение следующего века урожай был удвоен еще раз, дойдя до 35-45 ц с га. По оценкам, следующее удвоение урожая в развитых странах потребует увеличения энергозатрат как минимум на порядок, а скорее - на два или три (9). Аналогичный прирост в развивающемся мире потребует не меньшего увеличения энергозатрат. Можно предположить, что энергозатратный путь обеспечения продовольствием растущего населения Земли в настоящее время исчерпан.

Оставаясь в рамках S-волны, начатой первыми цивилизациями, современная агрикультура продолжает зависеть от орошения. С сокращением глобальных ресурсов пресной воды это ведет к конфликтам и засолению огромных участков, например в Африке и Австралии. Экологическая программа ООН (2002 г.) предсказывает, что в условиях господства рыночных сил с нехваткой воды через 30 лет столкнется 55% мирового населения. В Западной Азии, включая Аравийский полуостров, это может затронуть 95% населения.

Похоже, что реалии глобального потепления указывают на достижение пределов роста всей S-волны массового монокультурного земледелия и необходимость перехода к принципиально новой экономике малых серий. Менее затратная с точки зрения воды и энергии, она представляется переходной, ресурсосберегающей и трудоемкой с точки зрения использования обильного ресурса - человеческого труда. Аналогичный переход к малым сериям имел место также в XII-X тыс. до н.э. Перед голоценом, под напором тысячелетней засухи так называемого молодого дриаса, последней атаки ледников, вероятно, не без помощи человека, вымерли крупные животные. От массовой охоты пришлось перейти к малым сериям собирательства и охоты на мелкую дичь, что, в конечном итоге, привело к возникновению агрикультуры.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.