Сделай Сам Свою Работу на 5

Формы (виды) криминалистической идентификации

В

опрос о формах (видах) криминалистической идентификации относится в теории к числу классификационных и решается по-разному. Ранее мы уже упоминали о классификациях, предложенных С. М. Потаповым и Н. В. Терзиевым. Однако они не являются ни единственными, ни, тем более, бесспорными.

Классификация А. И. Винберга. Автор различает три вида идентификации: следственную, экспертную и с помощью материалов (данных) криминалистической регистрации (“учетно-регистрационную”)[696].

Классификация В. П. Колмакова. По этой классификации существует две формы идентификации — следственно-оперативная и экспертная. К первой В. П. Колмаков отнес и идентификацию по учетным данным[697].

Классификация В. Я. Колдина. Основанием для классификации, по его мнению, является вид отображений, по которым устанавливаются свой­ства отождествленных объектов. Таких видов существует два: материально-фиксированные отображения и чувственно-конкретные отображения в памяти человека[698]. Соответственно различаются научно-техни­ческая идентификация (по материальным отображениям) и опознание (идентификация по мысленному образу). Разновидностью последнего считается опознание по демографическим и прочим описаниям (за исключением опознания по словесному портрету, которое признается самостоятельной разновидностью опознания)[699].

В 1970 г. В. Я. Колдин ввел понятие “отрасли идентификации”, в ос­нове классификации которых лежит тип отражения и характер изучаемой информации. Он указал следующие отрасли идентификации: предметную (идентификация лиц, животных, предметов по их внешнему строению); вещественную (идентификацию веществ по признакам состава и структуры); предметно-вещественную (идентификация по определенной части целого); идентификацию лиц по навыку; идентификацию предметов и веществ по принакам технологических и прочих процессов[700].

Классификация М. Я. Сегая. Первоначально в основе его классификации лежал способ отражения свойств отождествляемого объекта: а) на иных предметах или в сознании людей и б) взаимное отражение свойств объектов в результате их разделения (расчленения)[701].

В последующем он положил в основу классификации доказательственное значение ее выводов и разделил ее на две основные формы: непроцессуальную и процессуальную. Первая подразделяется на оперативную, включающую в себя регистрацию, административно-правовую и прикладную, эпизодически осуществляемую криминалистическими учреждениями в различных областях науки, техники, литературы и искусства. Вторая делится на следственную (судебную) и экспертную[702]. В своей докторской диссертации он приводит обе указанные классификации, дополняя их классификацией идентификационных связей[703].

Классификация В. С. Митричева основывается на характере отображения признаков отождествляемого объекта и насчитывает пять видов или форм: по мысленному образу; по описанию, составленному другим лицом; по материально зафиксированным на других объектах следам и иным вещественным отображениям; по особенностям деятельности, работы; путем сравнительного изучения свойств материального объекта в его различных частях[704]. Не отказываясь от этой классификации, В. С. Митричев описывает ее иногда в других терминах[705].

Классификация В. А. Снеткова. Различаются три формы идентификации: оперативная, экспертная и судебно-следственная[706].

Иные классификации представляют собой различные варианты приведенных. Назовем две из них — М. И. Розанова и С. П. Зеленковского.

М. И. Розанов считал, что существуют два вида идентификации: по следам-отображениям и установление целого по частям[707]. Это фактически лишь слегка измененная классификация М. Я. Сегая.

С. П. Зеленковский, положив в основание классификации необходимость специальных знаний, различает идентификацию экспертную и опе­ративно-следственную. Последняя, по его мнению, включает в себя иден­тификацию: а) с помощью свидетелей (опознание); б) с помощью экспертизы; в) по документным данным (описаниям); г) с помощью уголовной регистрации; д) путем изучения объектов следователем (осмотр)[708].

Ставить вопрос о том, какая из приведенных и иных классификаций вернее, полнее и точнее, какой из них отдать предпочтение, какую из них сделать общепринятой, чтобы пользоваться только ею, — неправомерно. Наличие в большинстве случаев различных оснований делает классификации несопоставимыми. Поэтому следует полностью согласиться с Н. А. Селивановым, что “для полного описания видов отождествления в уголовном процессе требуется несколько классификаций”[709].

Обобщая взгляды перечисленных выше авторов и внося в них некоторые коррективы, можно предложить следующую систему классификаций видов или форм идентификации в уголовном судопроизводстве:

1.По правовой природе — процессуальная и непроцессуальная.

2.По субъекту идентификации — оперативная, следственная, судебная, экспертная.

3.По виду идентифицируемых объектов — идентификация вещей (предметов), живых существ, явлений и процессов.

4.По характеру отображений, используемых для отождествления, — идентификация по материально-фиксированным отображениям, по мысленному обзору, по описанию (во всех его видах, в том числе и по кодированному описанию)[710].

5.По состоянию отождествляемого объекта — идентификация нерасчлененного целого, идентификация целого по его частям.

Ни одна из этих классификаций не является “лучшей” или абсолютной, исключающей использование других классификаций. Все они носят функциональный характер и используются в зависимости от того, какая сторона процесса идентификации классифицируется в данном конкретном случае. Как правильно отмечает Н. А. Селиванов, “нередко одна форма идентификации предваряет другую форму, создавая предпосылки для наиболее эффективного ее осуществления”[711].

В приведенных классификациях фигурирует оперативная идентификация, хотя этот термин обычно не комментируется. Выделяется она по субъекту идентификации, характеризуется как непроцессуальная, но о ее содержании и ситуациях осуществления говорится мимоходом и глухо. Между тем, процесс идентификации, осуществляемой в процессе опе­ративно-розыскной и, частично, административной деятельности заслужи­вает более внимательного рассмотрения. И хотя идея выделения такой формы идентификации, как оперативная, получила поддержку ряда ведущих криминалистов (В. П. Колмакова, В. А. Снеткова, Н. А. Селиванова и др), значительных работ в этой области так и не появилось.

Нам известно лишь одно определение оперативной идентификации, предложенное П. С. Кузнецовым: “Оперативная идентификация — это активная поисковая деятельность компетентных государственных органов (должностных лиц) на базе сравнения отображений по их наиболее ярким, доминирующим признакам непосредственно в “полевых” условиях в целях быстрого получения ориентирующей информации и раскрытия преступлений”[712]. Из текста статьи, в которой опубликовано это определение, следует, что автор имеет в виду идентификацию следообразующего объекта по следам на месте происшествия: обуви по следам на грунте, копыт животных по их следам на дороге и т. п. Он приводит и пример обнаружения подделки в водительском удостоверении при проверке личных документов сотрудником ГАИ, хотя в этом случае речь идет явно о диагностическом исследовании, а не об идентификации.

Субъектами оперативной идентификации могут являться:

1) следователь — при производстве следственных действий, когда результаты идентификации играют не доказательственную, а ориентирующую роль и выступают в виде выводов следователя, не получающих отражения в процессуальных документах (в протоколах осмотра места происшествия, обыска и др.); идентификация в этих случаях осуществляется по материально-фиксированным признакам следа, по описанию или мысленному образу;

2) следователь — при осуществлении розыскных действий (по описани­ям, фотоизображениям, синтетическим портретам, мысленному образу);

3) оперативныйработник — при производстве оперативно-розыск­ных и розыскных мероприятий (по мысленному образу, описанию, синтетическим портретам, реже по материально-фиксированным признакам);

4) специалист — в двух вариантах: при его участии в производстве следственных действий (когда он осуществляет идентификацию по тем же объектам, что и следователь) и при производстве предварительных исследований (по методике соответствующих экспертиз);

5) должностные лица административных служб органов внутренних дел — работники ГАИ, паспорных аппаратов и ОВИР и др. — по фотоизображениям, описаниям (в том числе кодированным), синтетическим портретам; объекты идентификации — люди, предметы (включая транспортные средства), документы; обычная ситуация, в которой возникает необходимость в идентификации, — проверка лич­ных документов.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.