Сделай Сам Свою Работу на 5

Возникновение Королевского общества

Переход от республики к монархии обернулся благом как для самого Ашмола, так и для созданного благодаря его участию “невидимого колледжа”. В 1662 г. король Карл II сначала взял это содружество ученых под свое покровительство, а затем учредил на его основе Королевское общество - первое в мире объединение ученых и инженеров, посвятивших себя изучению чудес, созданных “Великим Архитектором Вселенной”. Стремление к духовной свободе, столь присущее масонству, сначала привело к основанию республики, а когда республика пала, на ее обломках родилась организация, которой предстояло раздвинуть границы человеческого знания, создать эпоху Просвещения и заложить основы индустриального общества девятнадцатого и двадцатого веков.

То короткое время, которое Англия пробыла республикой, не пропало даром; оно заставило монархов отказаться от слепой веры в свое божественное право царствовать и приучило их к мысли, что это право дает только воля народа, демократически выражаемая через палату общин. Много лет назад человек по имени Иисус мечтал о том времени, когда этим правом будут обладать бедняки и даже женщины.

В этот момент мы перестали сомневаться, что масонство действительно несет в себе зерно духа назореев и в частности Иисуса. Кроме того, мы уверились, что Королевское общество выросло из горячего стремления к знанию, которое благодаря Бэкону нашло выход во Второй Степени масонства задолго до того, как люди типа Ашмола и Уилкинса сумели по кусочкам сложить новое государство, измученное гражданской войной. Джон Уоллис, выдающийся математик семнадцатого века, оставивший воспоминания об основании и первых годах работы Королевского общества, писал:

“Мне кажется, что впервые это сообщество сформировалось в Лондоне в 1645 г., если не раньше, когда доктор Уилкинс (в ту пору духовник принца-электора Палатинского [тогдашний титул Оливера Кромвеля - Е.К.]) и другие каждую неделю встречались в определенный день и час под угрозой наказания и делали еженедельный взнос в общий фонд для финансирования экспериментов, соблюдая при этом совместно выработанные правила. В это время (чтобы не отвлекаться, а также по некоторым другим причинам) запрещалось беседовать о божественном, о государственных делах, о новостях и всем том, что не относилось к нашим занятиям Философией”.



Это описание первых встреч кружка новых вольнодумцев неопровержимо свидетельствует о его масонском характере. Еженедельные встречи в точно назначенный час “под угрозой наказания” и ярко выраженный отказ от обсуждения религиозных и политических тем до сих пор являются главными отличительными признаками масонской ложи.

Уоллис проявил беспечность и проболтался о том, что было строжайше запрещено масонским руководством тогдашнего Королевского общества, поручившим Спратту составить официальную историю Общества таким образом, чтобы там не было ни одного упоминания о масонских ритуалах.

Ашмол привлек одного из виднейших ученых своего времени Роберта Гука (1635-1703), ставшего первым куратором Королевского общества, ответственным за проведение экспериментов. Его яркие опыты, демонстрации и лекции пятнадцать лет привлекали к себе внимание и, несомненно, помогли Обществу выжить. Гук, один из трех городских инспекторов, назначенных после Великого лондонского пожара 1666 г., был одним из первых ученых, использовавших микроскоп для биологических исследований; именно он предложил ныне широко использующийся научный термин “клетка”.

Все великие люди той эпохи мечтали стать членами Королевского общества. Возможно, величайшим из них был сэр Исаак Ньютон (1643-1727), который сделал множество открытий включая поразительную по глубине анализа теорию всемирного тяготения. Ньютон был избран членом Общества в 1672 г. и в том же году опубликовал в “Философских записках Лондонского королевского общества” свою первую научную работу, посвященную новой теории света и цвета. Через четверть века после получения Обществом королевской поддержки Ньютон опубликовал “Philosophiae Naturalis Principia Mathematica” (“Математические начала натуральной философии”), известные всему миру как просто “Начала”. Этот труд, по всеобщему мнению, является величайшей из когда-либо опубликованных научных работ.

Хотя, по-видимому, все первые члены Королевского общества были масонами, со временем они ушли в тень, поскольку собрания ученых перестали быть тайными и надобность в помощи Ремесла, помогавшего интеллигенции преодолевать религиозные и политические барьеры, отпала.

Новое Общество было в основном делом рук Элиаса Ашмола, Роберта Мори (документы свидетельствуют, что он был первым человеком, принятым в масоны в Англии, и произошло это в 1641 г.), Джона Уилкинса, Роберта Гука и Кристофера Рена, который стал президентом в 1681 г. Благодаря протокольным данным становится ясно, что Лондонское королевское общество создали масоны и что вновь созданная Вторая Степень хорошо послужила своей цели, позволив миру приблизить наступление индустриальной эры. Когда в 1703 г. президентом стал сэр Исаак Ньютон, в члены Общества был принят известный французский масон высокой степени шевалье Рамсей (Ramsey), не имевший никаких научных заслуг. Похоже, что среди тогдашних лондонских масонов наряду с лучшими умами современности присутствовало определенное количество невежд.

 

Масонство встает на ноги

К 1717 г. лондонское масонство было в глубоком упадке. Регулярные встречи проводили всего четыре ложи, существовавшие при трактирах:

“Гусь и рашпер” - во дворе собора святого Павла;

“Корона” - на Паркер-лейн, неподалеку от Друри-лейн;

“Яблоня” - на Чарльз-стрит, Ковент-Гарден;

“Кубок и гроздь” - в Ченнел-роу, Вестминстер.

Не приходится сомневаться в том, что лондонское масонство потеряло свое лицо. Странно, что оно существовало вообще. Как ни странно, масонство пало жертвой собственного успеха; оно победило долго угрожавшую ему Римскую церковь, создало демократию и моральный климат, способствовавший занятиям наукой. Масонские ложи стали создаваться по всей стране; популярность их быстро росла. Великая Ложа, созданная в некую неизвестную эпоху до 1705 г., регулярно собиралась в Йорке. Именно она, существовавшая на средства своих знатных членов, объявила себя “Великой Ложей Всей Англии”. Лондон должен был что-то противопоставить провинциальным выскочкам; поэтому представители четырех перечисленных лож в феврале 1717 г. собрались в трактире “Яблоня” и выбрали главой собрания самого старшего из своей среды, имени которого история не сохранила. На встрече было решено созвать съезд всех членов четырех лож в “Гусе и рашпере” 24 июня и выбрать Великого Мастера, который будет править всем Орденом. Съезд с соответствующим банкетом состоялся точно в Иванов день (то есть день святого Иоанна Крестителя, или Ивана Купала), первым Великим Мастером на предстоящий год был избран мистер Энтони Сейер (Anthony Sayer). Любопытно, что эти люди выбрали Великого Мастера из своей среды с оговоркой “до тех пор, пока они не будут иметь честь сделать своим главой Благородного Брата”. Это явно указывает на прецедент, созданный шотландскими масонами, Великим Мастером которых со времен “Первой Хартии Сент-Клера” (1601 г.) неизменно был какой-нибудь знатный вельможа. (Year Book of the Grand Lodge of Ancient and Accepted Masons of Scotland, 1995). Только что возникшая Великая Ложа Англии разработала несколько новых правил.

“Право проводить встречи масонов, которое до сих пор никак не ограничивалось, теперь предоставлялось только известным ложам или собраниям масонов, имевшим собственное помещение; отныне каждая новая ложа за исключением четырех старых, существовавших к тому моменту, должна была подавать подписанное конкретным лицом прошение на имя Великого Мастера, избранного на данный период; это прошение удовлетворялось только с согласия и одобрения всей Великой Ложи; без такого одобрения ни одна ложа не могла считаться законной и иметь право на регулярные собрания.

Все права, которыми пользовались масоны с незапамятных времен, оставались за ними; ни один закон, правило или распоряжение, исходящее от Великой Ложи, не могло лишить их этих прав или отменить важнейшие установления, принятые прежним масонским руководством.

Необходимость соблюдать первоначальные уставы как стандарт, которому должны были соответствовать все последующие законы Общества, сознавалась всеми тогдашними собратьями столь четко, что отныне стало нерушимым правилом избирать в каждой ложе Великого Мастера, Мастеров и Надзирателей, обязанностью которых было поддержание ритуалов в неизменности; при этом каждый вновь принимаемый масон во время церемонии давал нерушимую клятву делать то же самое”. (Preston. Illustrations to Freemasonry).

После создания Великой Ложи, во главе которой стоял избираемый Великий Мастер, четыре ложи создали эффективную систему управления, согласно которой только они были свободны от диктата, в то время как все остальные масоны обязаны были подчиняться их указам. Они могли зарегистрировать новую ложу и исключить старую из числа действующих. Это правило яростно оспаривали другие ложи (в частности, йоркская), которые не соглашались с тем, что Лондон самовольно взял на себя миссию спасения масонов от проникновения в их ряды еретиков, выступающих против установленных свыше правил. Похоже, стремясь зарекомендовать себя серьезной организацией, лондонцы перегнули палку. Однако после долгой борьбы новой Великой Ложе все же удалось свести концы с концами; высшие посты в Ордене постепенно стали занимать члены королевской династии, которая стремилась распространить свое влияние на самую демократическую организацию в мире. По нашему мнению, именно связь масонства и королевской фамилии позволила выжить британской монархии.

Из составленного нами перечня бывших Великих Мастеров Англии видно стремление к росту среди них числа аристократов и членов королевской фамилии (см. Приложение 3). При сравнении его с аналогичным перечнем для Шотландии становится ясно, что для раннего шотландского масонства была характерна более тесная связь пэров королевства с самыми скромными из масонов-практиков; этой традицией шотландские масоны гордятся по сей день. Вскоре Ремесло распространилось по всему миру.

Масонство оказало сильнейшее влияние на Американскую и Французскую революции; при этом шотландские масоны ухитрялись оказывать поддержку якобитам [сторонникам Якова II (1633-1701), английского короля в 1685-1688 гг., пытавшегося восстановить католичество и свергнутого в ходе государственного переворота 1688-1689 гг. (так называемой “Славной революции”) - Е.К.]. Кончилось это тем, что Ганноверская династия английских королей, правившая с 1714 по 1901 гг., окончательно подчинила себе масонство. В 1782 г., через шесть лет после принятия Декларации независимости Соединенных Штатов, Великим Мастером стал брат Георга II герцог Кларенс. В 1789 году, году Великой Французской революции, масонами стали принц Уэльский и два его брата. Через год принц Уэльский был избран Великим Мастером и получил приветственные адреса от масонов всего мира включая Джорджа Вашингтона (в то время мастера ложи “Александрия”, числившейся под № 22 в перечне Великой Ложи Нью-Йорка) и многих руководителей масонских лож Франции. Короли из Ганноверской династии умело пользовались демократическим масонским движением, демонстрировавшим преданность своим руководителям. К тому времени английские масонские ложи уже начинали становиться тем мужским клубом для развлечений и обедов, которым они являются в наши дни. Масонство стремительно теряло остатки своего древнего наследства. “Подлинным секретам Ордена” грозила опасность быть утраченными не фигурально, а буквально.

 

 



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.