Сделай Сам Свою Работу на 5

Первое и второе спряжение глаголов

Термин спряжение имеет два употребления. В узком смысле слова
спряжением называют изменение глагола по лицам в единственном и во
множественном числе. В широком смысле спряжением называют изме-
нение глагола по лицам, числам, роду, наклонениям и временам.

Когда речь идет о первом и втором спряжении имеется в виду пер-
вое употребление слова.

В зависимости от того, какими окончаниями образуются формы
лица, глаголы относятся к 1-му или ко 2-му спряжению.

В 1-м спряжении глаголы имеют следующие окончания (в орфогра-
фической записи): в ед. ч. — 1л. -у. -ю; 2 л. -ешь, -ешь; 3 л. -ёт, -ет; во
мн. ч. — 1л. -ем, -ем; 2 л. -ёте, -ете; 3 л. -ут. ют.

Основа наст. вр. глаголов первого спряжения оканчивается на -j, на
парно-твердую согласную, шипящую, мягкие -р'и -л'.

При образовании форм 2 и 3 л. ед. ч., 1 и 2 л. мн. ч. конечные твер-
дые согласные основы, кроме шипящих, чередуются: парно-твердые
с соответствующей мягкой, задненебные с шипящими. Исключением яв-
ляется глагол ткать (тку, ткёшь, ткёт, ткём. ткёте, ткут).


Образцы 1-го спряжения
читать толкнуть печь вести

единственное число

1л.   читаю   толкну   пеку   веду  
2л.   читаешь   толкнёшь   печёшь   ведёшь  
Зл.   читает   толкнет   печёт   ведёт  

 

множественное число

1л.   читаем   толкнём   печём   ведём  
2л.   читаете   толкнёте   печёте   ведёшь  
Зл.   читают   толкнут   пекут   ведёт  

 

К первому спряжению относятся глаголы всех классов, кроме 4-го
и 5-го (бомбить, видеть, дрожать),

Во втором спряжении глаголы имеют следующие личные оконча-
ния: в ед. ч. — 1л. -у, -ю; 2 л. -ишь, 3 л. -ит; во мн. ч. —1л. -им, 2 л. -ите,
3
л. -am, -ят.

Основа наст. вр. глаголов 2-го спряжения оканчивается на парно-
мягкую согласную, шипящую и -j. При образовании формы 1 л. ед. ч.
согласные чередуются; б7бл', n'lwi', м'1мл', в'1вл', ф'1фл', т'1ч, т'1щ, д'1ж,
з'1ж, c'lm, c'm'/щ.

Образцы 2-го спряжения
белить кормить зависеть дышать



единственное число

1 л.   белю   кормлю   завишу   дышу  
2л.   белишь   кормишь   зависишь   дышишь  
Зл.   белит   кормит   зависит   дышит  

 

множественное число

1л,   белим   кормим   зависим   дышим  
2л.   белите   кормите   зависите   дышите  
Зл.   белят   кормят   зависят   дышат  

 


Ко 2-му спряжению относятся глаголы 4-го и 5-го классов.

Образование форм глагола может сопровождаться перемещением
ударения, что подробно описано А. А. Зализняком (см. «Грамматиче-
ский словарь русского языка»), а также в «Русской грамматике-80». Су-
ществуют три основные схемы ударения для личных форм и три схемы
для инфинитива и форм прошедшего времени.

В личных формах (т. е. в формах первого, второго, третьего лица
изъявительного наклонения и второго лица повелительного наклоне-
ния) ударение может быть: 1) постоянно на окончании (веду, ведешь, ве-
дет, ведем, ведёте, ведут, веди, ведите),
2) постоянно на основе (читаю,
читаешь, читает, читаем, читаете, читают, читай, читайте),
3) в фор-
мах 1 -го лица единственного числа и повелительного наклонения — на
окончании. В остальных формах — на основе (пишу, пиши, пишите, пи-
шешь, пишет, пишем, пишете, пишут).

В инфинитиве и формах прошедшего времени ударение может
быть: 1) постоянно на окончании (ползти, полз. ползла, ползло, ползли),
1)
постоянно на основе (читать, читал, читала, читало, читали),
3) в форме женского рода — ударение на окончании, в остальных фор-
мах — на основе (брать, брал, брала, брало, брали).

У большинства русских глаголов в личных формах, инфинитиве
и формах прошедшего времени бывает постоянное ударение на основе,
но в принципе возможны комбинации разных схем ударения: 1) беру.
берёшь, берёт, берём, берёте, бери, берите —
постоянное ударение на
окончании. В формах прошедшего времени ударение подвижное.
2) Люблю, люби, любите, любишь, любит, любим, любите, любят — уда-
рение подвижное. В прошедшем времени постоянное ударение на осно-
ве. 3) Боюсь, боишься, боится, боимся, боитесь, боятся, бойся, бойтесь
(при нулевой флексии ударение падает на предыдущий гласный) — по-
стоянное ударение на окончании. Бояться, боялся, боялась, боялось, боя-
лись —
постоянное ударение на основе.

Образование причастий

Действительные причастия настоящего времени образуются от ос-
новы настоящего времени (необходимый вариант основы определяется
по 3-му л. мн. ч.) глаголов НСВ при помощи суффикса -ущ-(-ющ-) у гла-
голов 1-го спряжения и суффикса -ащ-(-яш-) у глаголов 2-го спряжения:

читающий, пишущий, дрожащий, белящий.

Действительные причастия настоящего времени не образуются
к глаголам многократного способа действия и собственно безличным
(сказывать, говаривать, спится, смеркается).

Если глагол входит в два класса, у него могут быть образованы два
причастия наст. вр. (колышущий к колыхающий, машущий и махающий,

13 Зак. 4163193


брызжущий и брызгающий). Причастия движущий (фактор) и двигающий
(человек) не совпадают по значению.

Встречающиеся иногда причастия настоящего времени к глаголам
СВ
(предсказующая синтаксическая связь)ненормативны.

Действительные причастия прошедшего времени образуются от ос-
новы инфинитива (иногда от основы прошедшего времени) при помо-
щи суф. -еш-(-ий-), если основа оканчивается гласным, и суф. -ш-(-ий-),
если основа оканчивается на согласный: читавший, беливший, несший,
шедший, приберегший.

Когда основа инфинитива не совпадает с основой прош. вр., в от-
дельных глаголах образуются 2 причастия прош. вр. (замерзший и за-
мерзнувший, воскресший
и воскреснувший, охрипший и охрипнувший).

Действительные причастия прош. вр. в целом регулярны. Не обра-
зуются они от глаголов на -честь: вычесть, зачесть, счесть.

Страдательные причастия настоящего времени образуются от ос-
новы настоящего времени переходных глаголов НСВ при помощи суф.
-ом-1-ем- у глаголов 1-го спряжения и суф. -им- у глаголов 2-го спряже-
ния: ведомый, читаемый, гонимый.

Страдательные причастия прош. вр. образуются от основы инфи-
нитива переходных глаголов при помощи суффиксов -нн-, если основа
на -ать (обещать -> обещанный, прочитать -> прочитанный), -ённ-1-енн-,
если основа на -итъ, -етъ и согласную (побежденный, спрошенный, уви-
денный, принесённый, сбережённый), -т,
если основа на -ну, -о, корневой
гласный (вытолкнутый, расколотый, перелитый, вырытый, сжатый).

При образовании страдательных причастий происходят чередова-
ния согласных: дЧжд', т'1щ, зд'1жд', з'/ж, с'1ш, к/ч, г/ж, с/с', з/з', мягкий
губной / губной + л' (разграбить -> разграбленный, привезти -> привезён-
ный, принести -> принесённый, спросить -> спрошенный, поразить -> по-
раженный).

Страдательные причастия, как уже отмечалось, образуются далеко
не от всех переходных глаголов. Регулярными в употреблении являются
только страдательные причастия СВ.

Значение страдательного причастия могут иметь возвратные дейст-
вительные причастия, соотносительные со страдательным залогом
спрягаемого глагола: дома, строящиеся молодежью..., письма, пишущие-
ся больными людьми...

Действительные и страдательные причастия склоняются по адъек-
тивным образцам.

Краткие формы страдательных причастий (об их образовании го-
ворилось в (§) 104) не склоняются и изменяются только по родам и чис-
лам. Форма среднего рода (подобно среднему роду в глаголе) может
употребляться безлично: в избе натоплено, здесь накурено, у них не при-
брано.
В таких случаях она выражает статальное значение.


Образование деепричастий

Деепричастия НСВ образуются от основы настоящего времени при
помощи суффикса -д/-я, при этом парные твердые согласные чередуются
с мягкими: читая, прощая, везя, ведя, лежа, вороша. От многих беспри-
ставочных глаголов непродуктивных классов деепричастия НСВ не
употребляются (см. тереть, переть, вить, шить, лизать, пахать, глох-
нуть).

От глаголов 13-го класса деепричастия образуются от основы ин-
финитива, к которой прибавляется -j: давать - давая (не дая), узнавать -
узнавая, переставать - переставая.

Деепричастием глагола быть является форма будучи (у некоторых
глаголов форма на -учи употребляется в разговорном языке параллель-
но со стилистически нейтральной, образованной регулярным суффик-
сом: играя и играючи, жалея и жалеючи. идя и идучи).

От некоторых глаголов образуются вариантные формы- пиша
и писав 1 писавши, зная и знав 1 знавши, имея и имев 1 имевши.

Вариантные формы деепричастий НСВ могут образовываться
в связи с отнесенностью глагола к разным классам, например,
курлыкать —> курлыкая (по 1 -му кл.) -> курлыча (по 6-му кл.), мурлыкать

-> мурлыкая -> мурлыча, щипать -> щипая -> щипля.

Деепричастия СВ образуются от основы инфинитива при помощи
суффикса -el-вши, если основа оканчивается на гласный, и суф. -ши, если
основа на согласный: прочитать -> прочитав 1 прочитавши, нарисовать

—> нарисовав 1 нарисовавши, подтолкнуть —> подтолкнув 1 подтолкнувши,
покрасить -> покрасив 1 покрасивши, принести -> принесши.
Это правило
строго действует только в первых трех продуктивных классах. Что ка-
сается глаголов на -итъ, то многие из них имеют также форму на -а1-я:

полюбив 1 полюбивши 1 полюбя, возвратив 1 возвративши 1 возвратя. воз-
вратившись 1 возвратись.

От возвратных глаголов деепричастия образуются морфом -вши:

обувшись, причесавшись, улыбнувшись, побоявшись.

У непродуктивных глаголов с основой на согласный форма на -я
употребляется регулярнее, чем форма на -ши, которая нередко воспри-
нимается как книжная и архаичная (ср. приведя 1 приведши, подметя 1
подметши, привезя 1 привезши, принеся 1 принесши).
У некоторых глаго-
лов она вообще является единственной: прочесть -> прочтя.

Вариантные формы деепричастий семантически не различаются.

Если два деепричастия образуются от двувидового глагола, они
различаются видом: атакуя (НСВ), атаковав 1 атаковавши (СВ).

Деепричастия СВ образуются регулярно.

13*195


литература

Бондарко А В, Буланин Л Л Русский глагол Л , 1967
Бондарко А В Вид и время русского глагола (значение и употребление) М ,

Буланин Л Л Трудные вопросы морфологии М , 1976 (§) 26
Виноградова В Русский язык М, 1972 (§) 11-23 Категория лица (а также чис-
ла и рода)
Гловинская М Я Семантические типы видовых противопоставлений русского

глагола М,1982 С 71-104

Зализняк А А Грамматический словарь русского языка М , 1977 С 77-142
Краткая русская грамматика М , 1989 С 263-318
Пешковский А М Русский синтаксис в научном освещении С 128-133
Современный русский язык Морфология / Под ред акад В В Виноградова

М,1952 С 333-349
Современный русский язык / Под ред В А Белошапковой М , 1989 С 505-

508
Современный русский язык Ч 2 Под ред Е И Дибровой М, 1995 С 53-72,

108-120
Храковский В С, Володин А П Семантика и типология императива Русский

императив Л , 1986 С 108-131
Шату невский И Б Семантика предложения и нереферентные слова М , 1996

С 309-333

§ 122. Аналитические явления в самостоятельных частях речи

В морфологической классификации языков русский язык относится
к тем флективным языкам, которые, по выражению О. С. Широкова,
«несколько упростили флективность своего строя (развили аналитиче-
ские конструкции)» 95.

Основные приемы выражения грамматических (морфологических)
свойств слов в русском языке относятся к синтетическим языковым
средствам. Синтетические средства — это компоненты самого слова
(словоформы): аффикс, чередование, ударение.

Аналитические средства выражения грамматического значения на-
ходятся не внутри слова, а вне его. Аналитические приемы — это выра-
жение грамматических свойств слова посредством сочетания.

Изучение истории развития морфологического (и в целом грамма-
тического) строя привело исследователей к выводу о том, что в русском
языке является продуктивной тенденция к выражению грамматического
в слове аналитическим способом.

^ О С Широков Введение в языкознание М , 1985 С 232


Аналитические явления в самостоятельных частях речи неоднород-
ны. Условно их можно свести к четырем типам.

1) Прежде всего необходимо назвать аналитические морфологиче-
ские формы как члены словоизменительных парадигм: формы будущего
времени глаголов несовершенного вида и сослагательного наклонения,
формы степеней сравнения в прилагательном В этих аналитических со-
четаниях служебное слово функционально не противопоставляется мор-
феме.

2) Второй тип аналитических единиц представлен предложно-па-
дежными формами. В этих сочетаниях грамматическое значение одно-
временно выражается флексией и служебным словом При этом в одних
случаях предлог является средством конкретизации (дифференциации)
значения, выражаемого флексией: на море, в море, при море, на стол.
в стол, за стол, под стол;
в других предложно-падежное сочетание ока-
зывается единственным способом выразить падежное значение:

вспомнить о родителях, отговорить от поездки, походить на обман
и т. п. Предлог сохраняет статус слова, хотя и неполнозначного, прежде
всего потому, что между ним и падежной формой вставляется определе-
ние. По этой же причине преддожно-падежные сочетания не являются
особыми словоизменительными формами существительного.

3) К третьему типу относятся те случаи, когда грамматическое зна-
чение, не будучи выраженным в самом слове, передается посредством
синтаксической связи. Это наблюдается, как мы видели, в первую оче-
редь у несклоняемых существительных, которые в предложении «обра-
стают» значениями, выражаемыми в изменяемых лексемах в структуре
словоформы. К этому типу относится также выражение лица в глаголь-
ных формах прошедшего времени и сослагательного наклонения (я при-
шел, ты пришел, он пришел),
рода в местоимениях Я, ТЫ (я пришел, я
пришла),
рода и числа в местоимениях КТО, ЧТО (кто сказал, что упа-
ло),
а также значение мужского и женского рода в двуродовых словах
(наш 1 наша староста).

Аналитические структуры второго и третьего типа объясняются су-
ществующей избыточностью выражения грамматической информации.
Когда одно и то же обозначается дважды (я пишу, ты пишешь, он пи-
шет. рассказать о походе)
или трижды (новая шуба упала) появляется
возможность функционального перераспределения языковых средств,
передающих грамматические значения.

4) Наконец, четвертый тип. Он связан с очень продуктивным
и сравнительно новым явлением в русской грамматике. Речь идет о зна-
менательных словах, частеречная принадлежность которых не может
быть определена вне синтаксической функции. Чаще всего они называ-
ются аналитическими прилагательными. Но подобная интерпретация
их условна. Если неизменяемое слово называет признак и предмет, на-


деленный этим признаком, оно может быть и прилагательным, и суще-
ствительным. Вне предложения дано только его лексическое значение:

плиссе, хинди, мини, макси, шоу, цунами, суахили. трико, сопрано и т. д.

К четвертому типу можно отнести выражение значений НСВ и СВ
в двувидовых глаголах посредством высказывания и контекста.

ЛИТЕРАТУРА

Виноградов В. В. Русский язык. М., 1972. С. 544-548.
Костомаров В. Г. «Изафет» в русском синтаксисе словосочетания? // Словарь.

Грамматика. Текст. М., 1996. С. 212-217.
Морфология и синтаксис современного русского литературного языка / Под

ред. М. В. Панова. М., 1968. С. 42-105.

МОДАЛЬНЫЕ СЛОВА

§ 123. Морфологический, синтаксический и семантический
признаки модальных слов

Модальные слова как часть речи — это класс незнаменательных,
неизменяемых, не имеющих единых морфемных признаков лексем, зани-
мающих синтаксическую позицию вводного слова и служащих для вы-
ражения субъективно-модального отношения говорящего к тому, о чем
и как он говорит.

Модальное слово может относиться к содержанию предложения
в целом (Наверное, он любит читать исторические романы) или к от-
дельному члену предложения (Он любит читать, наверное, исторические
романы).
В диалогический речи модальные слова могут формировать
ответные реплики-высказывания: — Вы поедете на экскурсию?— Веро-
ятно.
Но в структуре предложения они не являются членом предложе-
ния и не соединяются с компонентами предложения синтаксической свя-
зью. Поэтому их не следует относить к разряду самостоятельных частей
речи 96. В то же время модальные слова отличаются и от служебных
слов. В общей системе частей речи их чаще всего помещают между зна-
менательными и служебными словами.

К модальным словам относятся такие лексемы, как разумеется, ко-
нечно, очевидно, видимо, по-видимому, вероятно, например, к примеру,
кстати, итак, следовательно, во-первых, во-вторых, стало быть, может
быть, видите ли, знать
и др.

Противоположная точка зрения высказана И. Г. Милославским. См. Современный рус-
ский язык/Подред. В. А. Белошапковой. М., 1989. С. 521-523.


Некоторые лингвисты (Е. М. Галкина-Федорук, А. И. Тихонов),
опираясь на слово «модальный», к части речи «модальные слова» отно-
сят не все лексемы, обособившиеся в результате регулярного употребле-
ния в роли вводного слова, а только те, которые связаны с реальной
или гипотетической модальностью. Такое сужение части речи вряд ли
рационально. В современной синтаксической литературе в содержании
предложения выделяется так называемая модусная часть. Модус вклю-
чает в себя модальные смыслы, но не только их. В него входят самые
разнообразные компоненты значения, отражающие позицию субъекта
речи (оценка, эмоциональность, временная локализация высказывания,
отношение к структуре своего высказывания, указание на источник вы-
сказывания идр). Особенностью модальных слов является то, что они
всегда сориентированы на говорящее лицо и выражают значения, вхо-
дящие в модус высказывания. Модальные слова надо бы называть мо-
дусными словами, но термин «модусный» закрепился в литературе, ко-
гда модальные слова как часть речи уже были выделены.

Модальные слова как особые единицы в словарном составе языка
были замечены давно, но в отдельную часть речи они не выделялись.
В трудах А. X. Востокова, Н. И. Греча, И. И. Давыдова, А. А. Шахма-
това, В. А. Богородицкого они включались в наречия. И в настоящее
время некоторые лингвисты такие слова, как во-первых, во-вторых, на-
зывают наречиями. Л. В. Щерба склонялся к тому, чтобы не относить
их ни к одной части речи. Модальные слова стали выделяться в качест-
ве отдельного частеречного разряда прежде всего под влиянием работ
И. И. Мещанинова и особенно В. В. Виноградова, подробно охаракте-
ризовавшего их в связи с категорией модальности. Такой части речи
нет в академических грамматиках русского языка, не упомянута она ни
в «Лингвистическом энциклопедическом словаре» 1990 г., ни в энцикло-
педии «Русский язык» 1979 г., хотя в учебной литературе выделение мо-
дальных слов, можно сказать, стало традицией.

Отрицательное отношение к выделению модальных слов как части
речи объясняется в первую очередь тем, что у них нет ни структурного,
ни функционального единства. Их объединяет позиция вводного слова,
которая при этом открыта для словоформ различных частей речи, суще-
ствительных, прилагательных, глаголов и наречий: Говорят, гречанки
на Босфоре хороши...
(Бунин); Я, признаюсь, рад. что вы одного мнения
со мною
(Гоголь); По счастью, близко тут журавль случился (Крылов);

В деревнях, слышно, постреливают.

В. В. Виноградов, впервые выделивший модальные слова как часть
речи, при описании фактического материала не установил границы ме-
жду модальными словами и модальными частицами. Напротив,
В. В. Виноградов писал о том, что такой границы в языке просто не су-
ществует, что модальные слова и частицы одинаково используется как

 

деленный этим признаком, оно может быть и прилагательным, и суще-
ствительным. Вне предложения дано только его лексическое значение:

плиссе, хинди, мини, макси, шоу, цунами, суахили, трико, сопрано и т. д.

К четвертому типу можно выражение значотнестиений НСВ и СВ
в двувидовых глаголах посредством высказывания и контекста.

литература

Виноградов В. В. Русский язык. М., 1972. С. 544-548.
Костомаров В. Г. «Изафет» в русском синтаксисе словосочетания? // Словарь.

Грамматика. Текст. М., 1996. С. 212-217.
Морфология и синтаксис современного русского литературного языка / Под

ред. М. В. Панова. М., 1968. С. 42-105.

МОДАЛЬНЫЕ СЛОВА

§ 123. Морфологический, синтаксический и семантический
признаки модальных слов

Модальные слова как часть речи — это класс незнаменательных,
неизменяемых, не имеющих единых морфемных признаков лексем, зани-
мающих синтаксическую позицию вводного слова и служащих для вы-
ражения субъективно-модального отношения говорящего к тому, о чем
и как он говорит.

Модальное слово может относиться к содержанию предложения
в целом (Наверное, он любит читать исторические романы) или к от-
дельному члену предложения (Он любит читать, наверное, исторические
романы).
В диалогический речи модальные слова могут формировать
ответные реплики-высказывания: — Вы поедете на экскурсию?— Веро-
ятно.
Но в структуре предложения они не являются членом предложе-
ния и не соединяются с компонентами предложения синтаксической свя-
зью. Поэтому их не следует относить к разряду самостоятельных частей
речи 96. В то же время модальные слова отличаются и от служебных
слов. В общей системе частей речи их чаще всего помещают между зна-
менательными и служебными словами.

К модальным словам относятся такие лексемы, как разумеется, ко-
нечно, очевидно, видимо, по-видимому, вероятно, например, к примеру,
кстати, итак, следовательно, во-первых, во-вторых, стало быть, может
быть, видите ли, знать
и др.

Противоположная точка зрения высказана И. Г. Милославским. См. Современный рус-
ский язых/Подред.В.А.Белошапковой. М., 1989. С. 521-523.


Некоторые лингвисты (Е. М. Галкина-Федорук, А. Н. Тихонов),
опираясь на слово «модальный», к части речи «модальные слова» отно-
сят не все лексемы, обособившиеся в результате регулярного употребле-
ния в роли вводного слова, а только те, которые связаны с реальной
или гипотетической модальностью. Такое сужение части речи вряд ли
рационально. В современной синтаксической литературе в содержании
предложения выделяется так называемая модусная часть. Модус вклю-
чает в себя модальные смыслы, но не только их. В него входят самые
разнообразные компоненты значения, отражающие позицию субъекта
речи (оценка, эмоциональность, временная локализация высказывания,
отношение к структуре своего высказывания, указание на источник вы-
сказывания идр). Особенностью модальных слов является то, что они
всегда сориентированы на говорящее лицо и выражают значения, вхо-
дящие в модус высказывания. Модальные слова надо бы называть мо-
дусными словами, но термин «модусный» закрепился в литературе, ко-
гда модальные слова как часть речи уже были выделены.

Модальные слова как особые единицы в словарном составе языка
были замечены давно, но в отдельную часть речи они не выделялись.
В трудах А. X. Востокова, Н. И. Греча, И. И. Давыдова, А. А. Шахма-
това, В. А. Богородицкого они включались в наречия. И в настоящее
время некоторые лингвисты такие слова, как во-первых, во-вторых, на-
зывают наречиями. Л. В. Щерба склонялся к тому, чтобы не относить
их ни к одной части речи. Модальные слова стали выделяться в качест-
ве отдельного частеречного разряда прежде всего под влиянием работ
И. И. Мещанинова и особенно В. В. Виноградова, подробно охаракте-
ризовавшего их в связи с категорией модальности. Такой части речи
нет в академических грамматиках русского языка, не упомянута она ни
в «Лингвистическом энциклопедическом словаре» 1990 г., ни в энцикло-
педии «Русский язык» 1979 г., хотя в учебной литературе выделение мо-
дальных слов, можно сказать, стало традицией.

Отрицательное отношение к выделению модальных слов как части
речи объясняется в первую очередь тем, что у них нет ни структурного,
ни функционального единства. Их объединяет позиция вводного слова,
которая при этом открыта для словоформ различных частей речи, суще-
ствительных, прилагательных, глаголов и наречий: Говорят, гречанки
на Босфоре хороши...
(Бунин); Я. признаюсь, рад, что вы одного мнения
со мною
(Гоголь); По счастью, близко тут журавль случился (Крылов);

В деревнях, слышно, постреливают.

В. В. Виноградов, впервые выделивший модальные слова как часть
речи, при описании фактического материала не установил границы ме-
жду модальными словами и модальными частицами. Напротив,
В. В. Виноградов писал о том, что такой границы в языке просто не су-
ществует, что модальные слова и частицы одинаково используется как


лексическое средство дал выражения многообразных субъективно-мо-
дальных значений 97.

Тем не менее выделение модальных слов не только возможно, но
и желательно по двум причинам. Во-первых, потому что они объединя-
ют те лексемы, за которьми функция вводности закрепляется в языке
как единственная (т. е. те лексемы, которые функционально отрывают-
ся от исходных частей речи). И. И. Мещанинов считал, что вводные
(= модальные) слова надо выделять в особую группу именно потому,
что они ни в одну другую часть речи не входят 98. Во-вторых, и это
принципиально важно, отрыв модального слова от той или иной части
речи регулярно связан с закреплением в модальной (вводной) словофор-
ме значения, равного свернутому предложению. Другими словами,
с вводностью связан живой процесс образования таких слов, которые
отличаются по природе их лексического значения и от самостоятельных
частей речи, выражающих понятия о предметах, их свойствах и отно-
шениях, и от служебных слов, не имеющих понятийной семантики.

Предложенческий характер модальных слов побуждал лингвистов
(А. А. Потебню, Д. Н. Овсянико-Куликовского, А. М. Пешковского) ви-
деть в них реликты свернутых предложений. В. В. Виноградов, не согла-
шаясь в целом с такой оценкой вводной синтагмы, показал, что далеко
не всякое вводное слово генетически выводится из предложения, что мо-
дальные слова активно образуются из наречий и кратких форм прила-
гательного. «Класс модальных слов и частиц, — писал он, — в его со-
временном виде представляет собою продукт сложных изменений грам-
матического строя русского языка. Он очень пестр по своему лексиче-
скому составу, по этимологической природе относящихся и тяготеющих
к нему словесных элементов» ". В связи с этим важно обратить внима-
ние на то, что предпоженческое содержание имеют как слова, соотноси-
тельные с глаголом, так и лексемы субстантивного, наречного и адъек-
тивного происхождения: конечно = я не сомневаюсь, возможно = я до-
пускаю, несомненно = я убежден, кстати = в связи со сказанным добав-
лю, по-моему = я полагаю, я считаю и т. д.

Итак, при всей неопределенности модальные слова имеют призна-
ки грамматической оформленное™: 1) неизменяемость (морфологиче-
ский признак), 2) функция вводного слова (синтаксический признак),
3) свернутое предложенческое модусное значение (семантический при-
знак). Когда все эти признаки в лексеме представлены, модальное слово
выделяется достаточно свободно.

97 См. В. В. Виноградов. О категории модальности и модальных словах // Исследования по
русской грамматике. М., 1975.

98 И. И. Мещанинов. Члены предложения и части речи. М., 1945. С. 289.
"В.В.Виноградов. Избранные труды. Исследования по русской грамматике. М., 1975.

С. 77.


Примечание. Формирование слов-предложений модусного плана наблю-
дается еще в так называемой этикетной лексике: спасибо = я благода-
рю, привет = я приветствую, пока = я прощаюсь, спокойной ночи = я
желаю спокойной ночи и т. п. Здесь это явление не оформлено не
только морфологически, но и синтаксически. Место, занимаемое эти-
кетным словом, в отличие от позиции вводности не имеет отличи-
тельных признаков.



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.