Сделай Сам Свою Работу на 5

Типичные черты плутократов

Политическая социология

© 2010 г. СОЦИС. 2010. № 2. С. 20-29.

А.Е. КРУХМАЛЕВ

ПЛУТОКРАТИЯ КАК ФЕНОМЕН ТРАНСФОРМИРУЮЩЕЙСЯ РОССИИ

КРУХМАЛЕВ Александр Егорович - доктор философских наук (E-mail.i-janna@yandex.ru).

 

Аннотация. Рассматриваются условия возникновения в российском обществе в 1990-е гг. плутократии как особой группы; типичные черты плутократов; особенности их деятельности в политической сфере.

Ключевые слова: плутократы • олигархи • политическая власть 'лоб­бирование • криминальные методы

Понятие плутократии и особенности ее возникновения в России

Термин "плутократия" (от plutos (греч.) - богатство + kratos - сила, власть) упо­требляется в двух основных значениях: во-первых, как государственный строй, при котором политическая власть формально и фактически принадлежит богатой верхушке господствующих в обществе слоев; во-вторых, как группа людей, пользующихся благо­даря богатству, деньгам влиянием в политике, политической властью, - плутократов*.

Термин "плутократия" по смыслу близок термину "олигархия" (oligos (греч.) -немногочисленный и arche - власть)2. Речь идет о власти узкой группы людей, но не только богачей, а и, например, военных и др., то есть "олигархия" - понятие более ши­рокое, чем "плутократия", но если имеются в виду богачи, то эти понятия можно счи­тать весьма близкими. В античности и средневековье "олигархия" означала господство наиболее богатых и знатных лиц, а также саму эту группу, узкий круг. В новейшей ис­тории - это господство наиболее влиятельных представителей крупного монополисти­ческого капитала, финансово-промышленных магнатов, олицетворяющих сращивание промышленного и финансового капиталов, тесно связанных с властью. Примечатель­но, что в одном из словарей русского общественно-политического языка конца XX в. слово "олигархи" рассматривается как «эвфемизм более подходящего "плутократы"»3.

В России утвердившийся в первой половине 1990-х гг. режим, связанный с име­нем Ельцина, во многом способствовал формированию плутократии. В экономиче­ской сфере стал господствовать частнособственнический уклад. Свобода предпри­нимательства и результаты конкуренции (банкротство и поглощение проигравших) вели к возникновению монополий, чудовищной концентрации и централизации капи­тала; происходило слияние промышленного и банковского капиталов, формирование финансового, который сосредоточивал все рычаги влияния на экономическую да и политическую жизнь и огромные ресурсы для лоббирования власти.



Подобные процессы свойственны и другим странам, но в России были особен­ности, стимулирующие возникновение плутократии. Имеется в виду, прежде всего, специфика методов проведения приватизации "сверху" с помощью указов президен­та, без обсуждения и принятия законов. Реализовывала ее сугубо бюрократическая ор­ганизация - Госкомимущество РФ. Раздел общественной собственности происходил путем передачи ее не всем гражданам, как первоначально пропагандировалось, а "сво­им", так называемым, "эффективным собственникам", которых режим пытался соз­дать в кратчайшие сроки из поддерживавших его "активистов". Особенно "лакомым куском" стала добыча нефти. Приватизация, по сути дела, проходила вне рыночного механизма. Имитировалось, в частности, конкурсное распределение через преслову­тые залоговые аукционы 1995 г. Масса предприятий по низким ценам попала в руки склонных к плутовским приемам дельцов; в стране возникло множество "фирм-одно­дневок", манипулирующих денежными средствами, способствующих уходу от уплаты налогов и получающих неконтролируемые сверхдоходы, что вело к многочисленным махинациям, подтасовкам и иным правонарушениям. Это порождало дальнейшую не­разбериху в разделе и переделе собственности, вело к росту криминализации в сфере экономики. Экономические преступления стали весьма заметными среди других ви­дов преступной деятельности в постсоветской России. Во второй половине 1990-х гг., по оценкам МВД РФ, в области криминального влияния находились более 40 тыс. хозяйствующих субъектов, в том числе 550 банков, почти 700 рынков. Для отмыва­ния "грязных" денег было создано более 800 легальных экономических структур4. В зону повышенной криминальной активности превратилась кредитно-банковская сфера. По данным аналитического управления Совета Федерации, в противозаконных операциях с денежными ресурсами и ценными бумагами перераспределялось до 14% ежегодного ВВП страны. При этом, как показали исследования РАН, 60% ресурсов, обращающихся в финансовом секторе, - это спекулятивный капитал, функционирую­щий автономно от товарного производства5.

В этих условиях в России и возникали "миллиардеры из ниоткуда" - люди, умеющие делать "деньги из воздуха", свободные от нравственных ценностей, руко­водствующиеся главным принципом - как можно больше урвать для себя от общест­венного пирога. Довольно быстро появились богачи, о рейтингах которых известил американский журнал "Forbes", сообщающий о состояниях богатых людей мира. По данным журнала, в начале XXI в. в России насчитывалось 53 миллиардера, причем они были богаче, нежели столько же немецких (282 млрд. против 245 млрд. долл.). Общее состояние российских миллиардеров в 2007 г. было в 2,8 раза больше, чем Стабилизационный фонд РФ6. Если в европейских государствах в последние деся­тилетия проявилась тенденция сокращения разрыва между минимальными и мак­симальными доходами граждан, то в России, напротив, такой разрыв увеличивался, достигая соотношений от 1:27 до 1:40. Можно сказать, что возникновение плуто­кратии как группы знаменует собой усиление социальных контрастов в обществе.

Формирование в России плутократии означало укрепление связей богатых соб­ственников капитала с властными структурами. Это наглядно проявилось в период избирательной кампании по выборам Президента РФ в 1996 г. В начале года группа банкиров, встретившись в Давосе, образовала альянс с целью оказания финансовой поддержки Б.Н. Ельцину и создания нового центра власти в стране. Произошло объ­единение плутократов-единомышленников: в группу вошли Березовский - банкир и автомобильный магнат, руководители банков – Потанин (Онексим-банк), Гусинский ("Мост-банк"), Ходорковский ("Менатеп"), Смоленский ("Столичный"), Авен и Фридман ("Альфабанк"). Их денежные "вливания" в значительной мере способство­вали победе Ельцина на выборах. Тогда и заговорили о "семибанкирщине" как но­ворусском варианте "семибоярщины" - общественно-политического явления начала XVII века. В ходе выборов "семибанкирщина" активно сотрудничала с А. Чубайсом, ответственным за избирательную кампанию Б. Ельцина, завязала тесные связи с президентскими и правительственными структурами, сумев отстранить нелояльных ей конкурентов из президентского окружения; в правительство был делегирован По­танин; Березовский назначен на крупный пост в Совет безопасности, что отражало крепнущую силу и влияние "семибанкирщины" в верхних эшелонах власти.

Очевидно, было бы неверным всех богатых считать плутократами. Символом плутократии стала именно "семибанкирщина", достаточно ясно показавшая критерий отличия просто богатого бизнесмена от плутократа - постоянное, ярко выраженное стремление к влиянию на власть (что заметно проявилось у "семибанкирщины"), причем не только к лоббированию, но и к жесткому контролю, если не к полному овладению всеми ее структурами.

Типичные черты плутократов

Плутократы в современной России, как отмечалось, явились социальным след­ствием перемен, произошедших в экономическом и политическом устройстве страны в 1990-е гг.; вместе с тем они сами были акторами этих перемен, весьма заинтересованны­ми. В целом, плутократическая "элита" тех лет есть результат симбиоза бизнеса, поли­тики и криминала, характерного для зарождающегося и укрепляющегося российского капитализма. На примере двух представителей "семибанкирщины" - Б.А. Березовско­го и М.Б. Ходорковского можно выделить типичные черты российских плутократов.

Мастера "большого хапка ". Большинство из них удачно воспользовалось нераз­берихой в экономической сфере, связанной с проведением "шоковой" приватизации, проявляя ловкость и недюжинную хватку в присвоении куска как можно большего размера от пирога общенародного достояния.

Так, Б. Березовский начинал коммерческую деятельность при поддержке гене­рального директора ВАЗа В. Каданникова, создав в 1989 г. дилерскую компанию "ЛогоВАЗ". Владея акциями компании, многочисленных совместных предприятий, он сосредоточил в своих руках свыше 10% продажи автомобилей тольяттинского завода в стране. При этом АвтоВАЗ беднел и разорялся, а "ЛогоВАЗ" и его хозяин богатели. Чтобы понять экономическую подоплеку этого "парадокса", надо учесть "игру" цен: дилерские фирмы делали огромные "накрутки". АвтоВАЗ продавал ди­леру машину "Лада" за 4800 долл., а тот сбывал ее потребителю за 7500 долл. И еще. Чтобы приобрести автомобиль, потребитель обычно должен дать задаток; дилер­ская фирма, получив деньги, платила заводу через какое-то (обычно долгое) время после продажи автомобиля. Деньги "крутятся", а в условиях инфляции прибыль­ность "накрутки" увеличивается, так что, задерживая платежи заводу, например, на три месяца, дилер "зарабатывал" сумму, чуть ли не в половину цены автомобиля.

Другая авантюра связана с масштабным проектом (с заманчивой идеей создания недорогого "народного автомобиля", нечто вроде русского "Фольксвагена"), назван­ным "Автомобильный всероссийский альянс" (АВВА). АВВА продал российским инвесторам облигации на 50 млн долл., обещая расплатиться автомобилями. Деньги должны были пойти на строительство нового сборочного конвейера на АвтоВАЗе. Б. Березовский ухитрился распоряжаться собранными деньгами по своему усмотре­нию: успел приобрести солидную недвижимость, одно из известных в стране изда­ний - "Независимую газету", часть телекомпании ТВ-6, крупный пакет акций "Сиб­нефти", других компаний, в том числе "Аэрофлота", применив систему "выкачки" денег, напоминающую аферы на АвтоВАЗе. По сообщениям в прессе, в ноябре 1997 г. личное состояние Березовского уже оценивалось в 4 млрд. долл.8

М. Ходорковский,находясь на комсомольской работе, в конце 1980-х гг. создал молодежно-студенческий кооператив как центр научно-технического творчества мо­лодежи (НТТМ), вскоре названный "Межотраслевые научно-технические програм­мы" ("Менатеп"). Как действовала эта организация? Формально центр занимался про­дажей научно-технических разработок, было и это, но главное, что давало хороший денежный навар, - это обналичивание денег. (В тот период государство разрешало центрам типа НТТМ обналичивать деньги, что предприятиям не позволялось. Центр предлагал свои услуги предприятиям и НИИ, оставляя себе четверть, а то и более "навара".)

В конце 1988 г. Ходорковский создает Коммерческий инновационный банк науч­но-технического прогресса (КИБ НТП). Банк предлагал населению покупать векселя номиналом 1000 руб. за 333 руб., обещал дивиденды - 12% в год. С доверчивого насе­ления "Менатеп" собрал около 2,5 млн. руб., почти в 2 раза увеличив стоимость своих активов9. На накопленные деньги Ходорковский стал в массовом порядке скупать акции предприятий различных отраслей. На одном из залоговых аукционов в 1995 г., где регистрацией участников ведал "Менатеп", были куплены акции крупнейшей по запасам нефти компании "ЮКОС". Заявка конкурентов не была принята, 45% акций достались банку Ходорковского; его наступление продолжилось и к осени 1996 г. он владел уже 90% акций "ЮКОСа": компания из собственности государства перешла в частное владение. Во второй половине 1990-х гг. "ЮКОС" последовательно наращи­вала богатство: скупались новые "объекты", на ключевые позиции ставились "свои люди", финансовые ресурсы использовались так, чтобы значительная их часть перете­кала в "ЮКОС". Так, в 1997 г. "ЮКОС" через подставные фирмы купил более 60% ак­ций Восточной нефтяной компании (ВНК), куда входило объединение "Томскнефть". Руководство "ЮКОС" заставило руководителей этого объединения разорвать договор с ВНК, причем, как рассказывал глава данной компании Е. Рыбин, деньги, вложенные в освоение месторождений "Томскнефти", им не вернули. Примеры можно продол­жать, но и так видно, что Ходорковский проявил себя в 1990-е гг. таким же мастером "большого хапка", как и Березовский: на момент ареста плутократа в октябре 2003 г. его состояние оценивалось в 15 млрд. долл.10

Стяжатели, гиперболизирующие собственные интересы. Будучи способными "комбинаторами", создателями пирамид, финансовых схем, позволяющих наживать­ся, плутократы во главу угла всегда ставят исключительно собственные эгоистические интересы. Жажда наживы, видимо, заглушила у них чувство ответственности перед обществом, зато стимулировала тягу к использованию мошеннических, плутовских методов бизнеса с целью обогащения. Американский журналист П. Хлебников отме­чал неприкрытый цинизм философии Березовского, заявлявшего, что "государство обязано прежде всего служить интересам крупного капитала"". Подобным образом вел себя и Ходорковский. Завладев известной нефтекомпанией, он "забыл", что "ЮКОС" продолжала использовать нефтепровод, проложенный еще при советской власти. Как писала газета "Известия", "просто из старой трубы стало качать не государство, а им же назначенный собственник. Очень скоро про роль назначенца забывший. По мере роста доходов и влияния он стал задумываться, а государство - не я ли?"12.

 

" Комсомольская правда. 2000. 20 сентября. Подробнее о Березовском и других плутократах и оли­гархах см.: Хлебников П. Крестный отец Кремля Борис Березовский, или История разграбления России. 2-е изд. М.: Детектив - Пресс, 2004.

 

К. Маркс отмечал, что по мере роста прибыли усиливается стремление владельцев капитала к его приумножению и использованию в этих целях самых неприглядных, аморальных методов и способов. Практика российских бизнесменов-плутократов подтверждает эту мысль. Тот же П. Хлебников, говоря о Березовском, подчеркивал, что он "развратил изрядную часть российского истеблишмента и крупного бизнеса, показав, что обогащаться, решать политические проблемы не зазорно любым путем, наплевав на законы и мораль"13.

Уже после ареста Ходорковского некоторые западные СМИ в своих комментариях были вынуждены признать корыстный характер его крупных сделок, прежде всего, ка­сающихся приобретения "ЮКОСа". В ноябре 2003 г. влиятельная американская газета "Лос-Анджелес Тайме" писала, что он захватил "ЮКОС" нечестным путем и управлял им при попустительстве государства... Он говорил о продаже "ЮКОСа" и о том, что займет­ся другими делами... Вместо того, чтобы расширять собственность "ЮКОСа" в России, он, судя по всему, хотел продать бизнес для собственного обогащения (курсив наш)"14.

СМИ, оплаченные плутократами, расхваливали своих хозяев за то, что они много средств тратят на разные благотворительные цели. В действительности очень часто это были псевдоблаготворительные акции. Так, в ноябре 1995 г. пышно отмечалось открытие косметического бутика недалеко от Красной площади. В гостях был милли­ардер, владелец известной американской косметической фирмы "Эсте Лаудер". Затра­ты на роскошный прием оплатил Березовский, а приглашения на него были разосланы от имени президента Б.Н. Ельцина. В "империи" Ходорковского нередко под видом благотворительности просто обналичивали деньги и тратили на иные нужды. Так, за 7 месяцев 2004 г. со счетов компании "ЮКОС-Москва" якобы в целях благотво­рительной помощи общественным организациям и фондам, расположенным по всей России, было перечислено 342 млн. рублей. Но деньги попали не к тем, о которых "шу­мели": они обналичивались и передавались одному из вице-президентов компании (он потом скрылся за границей), который ведал финансированием затрат на работу со СМИ, органами власти, общественными организациями, кандидатами в депутаты и т.п., иными словами, - на коррупцию. Незыблемый гиперприоритет собственных интересов, присущий плутократам, оказывал пагубное влияние на экономику и дру­гие сферы российского общества. В мае 2003 г. Совет по национальной стратегии, состоящий из видных специалистов, подготовил доклад "В России готовится олигар­хический переворот". В нем говорилось: "Олигархи всегда исходили из собственных финансовых интересов и никогда из стратегических интересов России (курсив наш). Олигархи задают образцы нигилистического отношения к государству, стимулируют противоправную активность в хозяйственной жизни. Они последовательно противо­стоят установлению равных для всех правил ведения бизнеса, широко используют свое влияние в государственных органах, открыто попирают легальные нормы, явля­ются основными источниками коррупции"15. Эта характеристика достаточно верно отразила угрозу плутократии для безопасности российского государства.

Скупщики власти. Выше отмечалось отношение плутократов к власти, отличаю­щее их от других групп богатых людей. Плутократы хорошо знают связь экономики и политики, денег и власти. Реалии России 1990-х гг. были таковы, что оказалось почти невозможным сохранять миллиарды, не имея "крыши" в лице властных органов. Как отмечали некоторые журналисты, для Березовского, например, "делать большую по­литику и деньги" было, в сущности одно и то же. "Известия" писали: «Главная черта Березовского, секрет его успеха, безукоризненное "ноу-хау" последних лет - умение быть нужным сильным мира сего. С той самой минуты, как завершился романтиче­ский период его взаимоотношений с властью и конкурентами, главный олигарх России практически не ошибается в выборе целей и наборе простых услуг, оказываемых тем, кого он выбрал. Собственно, их немного, этих услуг: деньги, деньги и деньги»16. С середины 1990-х гг. в числе лучших друзей Березовского – руководитель службы без­опасности президента генерал Коржаков, члены президентской семьи, политические деятели - Лебедь, Рыбкин и др. Свое влияние во властных структурах Березовский оценивал достаточно высоко. Об этом можно судить по его обращению к президенту Б.Н. Ельцину, записанному на видеокамеру в кабинете Коржакова, в котором он выра­жает недовольство обыском в "ЛогоВАЗе" в связи с убийством журналиста В. Листье­ва. Он заявил: "...Борис Николаевич! Москвой управляете уже не Вы. Это уже реаль­ность. Управляете ли Вы Россией? Борис Николаевич, я не сомневаюсь в бесконечной верности делу, которое Вы делаете. Но Ваших людей подставляют, Ваших людей один за одним уводят из-под Вас»17. Плутократ, по сути, "отчитал" главу государства!

М. Ходорковский также делал "хождения во власть". В начале 1990-х гг. он стал советником премьера правительства И. Силаева, в 1993 г. - замминистра топлива и энергетики РФ. Как и Березовский, он был убежден, что под "крышей" власти биз­нес будет развиваться успешнее, на опыте проверил силу финансового ресурса, с помощью которого можно влиять на политику, делать "инвестиции во власть" при­быльными. Как и Березовский, оказал финансовую поддержку избирательной ком­пании Б. Ельцина, но в своих отношениях с властью зашел гораздо дальше, чем его партнер по "семибанкирщине": во время выборов в Государственную думу в 1999 г. Ходорковский субсидировал "Яблоко", СПС, движение "Голос России", некоторые другие партии, что тщательно скрывалось. Главная цель магната состояла в том, что­бы с помощью финансового ресурса добиться контроля над деятельностью высшего органа законодательной власти: ориентировать его законотворчество в свою пользу. И он этого достиг. Под контролем "ЮКОСа" Госдума (созыва 1999 г.) была способ­на принять нужные нефтекомпании законы. По подсчетам некоторых специалистов, достаточно было части годовой прибыли "ЮКОСа", чтобы добиться контроля всей политической системы страны18.

Еще одна важная черта российских плутократов - прозападная ориентация, доходящая до антипатриотизма."Семибанкирщина", по определению, классово солидарна с международными, транснациональными центрами капитала, хотя они на­стороженно относятся к России как возможному конкуренту. Ходорковский активно сотрудничал с западными нефтяными компаниями: в марте 1998 г. "Известия" сообщали о подписании соглашения между ним, как президентом "ЮКСИ", и Эуэном Беирдом, председателем совета директоров компании "Шлумбергер"19, а также о подписании протокола о намерении создать долговременный альянс с французской нефтекомпанией "Эльф-Акитэн", причем эта компания должна была интегрироваться с "ЮКСИ", приобретя 5% акций последней20. Судя по интервью бывшего директора по стратеги­ческому планированию и корпоративным финансам "ЮКОСа" А. Голубовича, разго­воры о продаже данной компании иностранцам прошли еще в 1998 г., но в разгар пере­говоров случился дефолт; продажа этой компании так и неназванному американскому стратегическому инвестору стала готовиться снова в конце 2002 - начале 2003 гг.21

М. Ходорковским был учрежден фонд "Открытая Россия", действовавший в де­кабре 2001 г. - марте 2006 г. Его основная задача - содействие развитию программ и проектов, способствующих углублению взаимопонимания между Россией и Западом.

В правление фонда вошли известные на Западе деятели: лорд Джейкоб Ротшильд, Генри Киссинджер, сенатор Билл Брэдли и др. Цель организации - формирование "демократического" мировоззрения молодежи, причем в западном духе. В. Фадеев, член общественной палаты при Президенте РФ, главный редактор журнала "Эксперт", так прокомментировал работу этой организации: «Институт "Открытой России" в определенной степени противоречил главному тренду развития страны - обретению самостоятельности, суверенитета и новой идентичности. А их программа была, по сути, ориентирована на то, что Россия должна отказаться от своей исторически сло­жившейся геополитической роли ...Путь осознания роли России на семинарах "От­крытой России" и ее дочерних организаций подвергался критике и даже сарказму»22. Опасность "вестернизаторского" настроя отечественных плутократов состояла в том, что он полностью отвечал линии тех влиятельных финансовых и политических кругов Запада, которые хотели бы воспользоваться разрушительной для России "шоковой терапией", ослабить ее конкурентоспособность на мировой арене, в конечном итоге превратив в поставщика сырья и рабочей силы для "сильных" стран. И если раньше идея осуществлялась в основном собственными силами Запада, то в 1990-е гг. появил­ся верный "агент влияния" внутри России в лице плутократии. Можно сказать, что в постперестроечные годы плутократия формировалась не только как наиболее хищни­ческая, алчная, но и как антироссийская часть разбогатевшей "элиты", угрожавшая государственной безопасности.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.