Сделай Сам Свою Работу на 5

Факторы, продуцирующие организованную преступность

1. Пороки культурных, политических и социально-экономичес­ких основ организации жизни общества.

2. Неэффективность мер предупреждения криминальных прояв­лений: несоответствие между глубинными факторами преступности и поверхностными мерами, с помощью которых государство пытается от нее избавиться.

3. Криминальное саморазвитие (способность преступности к са­моорганизации и способность в ответ на ужесточение антикримино­генных мер усиливать меры обеспечения собственной безопасности и эффективности преступной деятельности).

4. Пороки политической системы общества:

а) пассивность органов государственной власти, обусловленная дефектами политического устройства, политическими, идеоло­гическими и социальными кризисами, коррумпированностью, слабостью политических лидеров, их неспособностью эффек­тивно действовать в сложных условиях;

б) необеспеченность (материальная, культурная, организационная) рационального функционирования демократических институ­тов общественного устройства.

5. Межгосударственные противоречия, препятствующие концент­рации превентивных усилий общества. Опора государственных структур на преступные группировки в межгосударственных конфликтах (на­пример, в 1944 г. вторжение войск США и Великобритании в Италию обеспечивали группировки сицилийской мафии, в 1999 г. в ходе вой­ны с Югославией силы НАТО опирались на вооруженные формиро­вания албанской наркомафии).

А.И. Долгова выделяет следующие этапы становления организо­ванной преступности в России 1990-х гг.:

• эскалация захвата собственности и иных способов незаконного обогащения;

• принятие политических мер по легализации и защите крими­нальных капиталов;

• начало откровенного использования официальных структур, включая средства массовой информации, в интересах теневого, в том числе преступного капитала;

• открытое подавление недовольства населения;

• ослабление официального противодействия преступности путем регулярного реформирования правоохранительных органов, их скудного финансирования;

• развитие теневой юстиции;

• переход все большей части населения к сотрудничеству с орга­низованными преступниками и рассеянное, пассивное отноше­ние к ним другой части граждан;

• глобализация частного присвоения национальных богатств Рос­сии и вывоз капиталов за границу;

• усиление в регионах и отраслях экономики противоправного, криминального контроля;

• криминализация государственной власти;

• скупка все большей части средств массовой информации или их деятелей новыми крупными собственниками, введение ими своей цензуры;

• выработка населением собственных механизмов выживания и реагирования на преступность;

• расширение транснационального характера преступной деятель­ности и подмена эффективного международного сотрудниче­ства в области контроля над преступностью односторонним уси­лением деятельности иностранных спецслужб на территории России.

Избавление общества от организованной преступности на основе оздоровления социума - идеал, его достижение весьма проблематич­но. Радикальное изменение основ социального бытия - проблема, решение которой вероятно (подчеркиваем, всего лишь вероятно) в достаточно отдаленной перспективе. Ее с полным основанием можно назвать сверхзадачей человечества.

И достижение даже ограниченных целей разрушающего воздей­ствия на организованную преступность оказывается задачей сверх­сложной.

Опыт противостояния государства и организованной преступнос­ти свидетельствует, что последняя малочувствительна к традицион­ным мерам воздействия. В процессе криминальной эволюции она сумела выработать иммунитет к традиционным системам профилак­тики преступлений, их расследования, осуществления правосудия и исполнения наказания. Подкуп, угрозы, устранение несговорчивых оказались теми универсальными отмычками, с помощью которых можно открывать двери к решению любой проблемы.

Исследователь феномена экономической преступности Б. Свен­сон установил, что практически любая мера, эффективная по отношению к разрушению преступности, имеет сопутствующие отрица­тельные последствия. В связи с этим при конструировании системы предупреждения преступности необходимо достаточно тщательно моделировать все последствия ее функционирования (и положитель­ные, и отрицательные). Система должна быть признана неприемле­мой не только в случае превалирования отрицательных результатов, но и в случае отсутствия решающего перевеса положительных.

Сверхзадача общества в предупреждении организованной преступ­ности заключается в разработке таких мер разрушающего воздействия на этот криминальный феномен, в реализации которых удалось бы удержаться от скатывания за опасную грань произвола и беззакония. Даже чрезвычайные меры, без которых кульминация противостояния организованной преступности не обошлась еще ни в одной стране, должны быть контролируемыми представительными органами влас­ти, поскольку лишь представительная ветвь власти может быть гаран­том от перерастания чрезвычайных мер в тоталитаризм. Задача кри­минологической науки - поиск максимально эффективных мер раз­рушения организованной преступности в рамках законности.

Поиск преимуществ государства в предупреждении организован­ной преступности - непростая проблема. Основываясь на анализе современной российской реальности, проще всего было бы констати­ровать их отсутствие. Но изучение мирового опыта позволяет вскрыть ряд потенциальных преимуществ государства:

1) организованная преступность не первична. Она паразитирует на здоровой части общества, которая всегда больше, потенциально сильнее. Такое соотношение, как это ни парадоксально, является оптимальным для мафии. Она не заинтересована в бесконечном рос­те своих рядов. Только при определенной пропорции между обще­ством и преступностью последняя может получать сверхприбыли. Увеличение удельного веса криминальных структур преступный мир не допускает сам, так как это ведет к конкуренции и уменьшению прибыли. С конкурентами быстро расправляются. Поэтому общество принципиально всегда сильнее преступного сообщества. Лишь недо­статок организации общества позволяет криминальным структурам господствовать над ним;

2) общественное мнение и поддержка населения изначально всег­да на стороне тех, кто призван контролировать преступность. И лишь в больном обществе, парализованном страхом, криминальные лиде­ры могут рассчитывать на поддержку населения. Однако эта поддержка ненадежна, и при первых же успехах государства в данной области общественное мнение оказывается на стороне госструктур - и в этом неисчерпаемые возможности опираться на содействие масс;

3) государство имеет приоритет в отборе, воспитании и подготов­ке кадров для правоохранительных органов. Если отобрать лиц, чьи помыслы чисты и благородны, мотивы которых в антикриминальной сфере не связаны с корыстью, то их правоохранительная деятель­ность будет беззаветной и самоотверженной;

4) материальные ресурсы государства несоизмеримо богаче ре­сурсов криминального сообщества. Но у преступников они сконцен­трированы на обеспечении борьбы с госструктурами, а государство рассредоточило их в различных сферах. Пока усилия государства не будут сконцентрированы на проблеме разрушающего воздействия на организованную преступность, успеха не будет;

5) мировой опыт показывает, что при своевременном принятии жестких мер государство нередко выходило победителем в противо­борстве с криминальным монстром.

Механизм укрепления государственной системы воздействия на преступность имеет сложный опосредованный характер, элементами которого являются:

• осознание общественностью остроты криминальной проблемы;

• формирование механизмов выдвижения лидера, способного ре­шить эти проблемы;

• приход к верховной власти человека, имеющего установку на бескомпромиссное противостояние с преступностью и адекват­ную концепцию этой деятельности, формирование им команды единомышленников антикриминальной направленности;

• укрепление государственной системы разрушающего воздействия на преступность;

• создание механизмов противодействия тенденции саморазложе­ния этой системы.

Сущностью государственной стратегии предупреждения органи­зованной преступности должно быть устранение преимуществ кри­минальных групп и развитие преимуществ государства. При отсут­ствии четкой стратегии и конкретной программы, рассчитанной на длительный период противостояния с преступностью, шансов не только на победу, но и на установление определенных паритетов нет. При проведении кратковременных «ярких» кампаний по ликвидации орга­низованной преступности вероятность положительных результатов близка к нулю. Напротив, при правильной организации стратегичес­кого противостояния успех возможен. Это убедительно продемонст­рировал как отечественный, так и зарубежный опыт.

Организация стратегического противостояния должна включать следующие элементы:

1) определение целей (перспективных и поэтапных);

2) создание вневедомственных государственных органов по борь­бе с преступным сообществом, имеющих организационную структуру адекватную поставленным перед этими органами задачам и не усту­пающих преступным кланам по степени защищенности (от корруп­ции, шантажа и физических расправ);

3) создание приоритета в их материальном обеспечении;

4) переход к государственной политике, максимально затрудняю­щей деятельность и развитие организованной преступности (форми­рование соответствующих контрольных структур, законодательной базы, идеологии, приоритетов производственно-хозяйственной дея­тельности и т.д.).

Определение целей обычно не вызывает затруднений, поскольку имеется в виду максимально желаемый результат. Однако опыт пока­зывает, что определять надо не максимально возможное, а тот мини­мум, при котором результаты могут считаться удовлетворительными. В этой связи особую актуальность представляет разработка фундамен­тальной теоретической концепции, которую можно было бы положить в основу стратегии. Ошибки государственной политики не позволили реализовать одну из самых оптимальных стратегий - предупреждение возникновения организованной преступности. Она стала реальностью нашей жизни. Следовательно, необходимо искать новые подходы.

Установление контроля над организованной преступностью пред­полагает, по крайней мере, недопущение роста ее могущества. И здесь не годятся устоявшиеся критерии: сколько операций проведено, сколь­ко денег и оружия изъято, сколько преступников арестовано (это по­казатели социального реагирования, а не сущностного результата, ведь уничтожение определенных преступных групп может лишь усилить их конкурентов и, в конечном итоге, увеличить влияние организованной преступности на общество). В то же время объективные критерии кон­троля над организованной преступностью найти нелегко. И все же, суть контроля применительно к анализируемой области заключается не просто в правоохранительном наблюдении, а в постепенном раз­рушении структур организованной преступности и вытеснении ее ак­тивности за пределы страны. В качестве поэтапных целей (и одновре­менно объективных показателей успеха деятельности правоохрани­тельных органов) можно принять устранение проявлений организо­ванной преступности из определенных сфер жизни общества. Несом­ненно, военная сфера (наряду с государственным управлением) в этом отношении является приоритетной.

Глобальной перспективной целью может быть разрушение рос­сийской структуры организованной преступности и блокирование проникновения в нашу страну транснациональной мафии.

Сущность разрушения - в уменьшении уровня системности пре­ступности. Организованная преступность - самоорганизующаяся и самовосстанавливающаяся система высокого уровня. Сотрудничество

с представителями организованной преступности, какими бы благи­ми не были намерения лиц, предлагающих такое сотрудничество, повышает уровень ее системности. Создается иллюзия ее полезности для общества, реально же ее общественная опасность возрастает. Польза от такого сотрудничества минимальна для общества, макси­мальна для преступного мира.

Для того чтобы стало реальным избавление от криминальной сети, необходимо устранение системообразующих факторов:

• сложную структурированность преступной организации;

• использование подкупа, угроз и убийств;

• использование значительных финансовых средств в качестве ин­струмента преступной деятельности;

• интеграцию преступных групп в преступное сообщество в рам­ках страны и в международном масштабе.

Зарубежный опыт показывает, что для эффективного противодей­ствия организованной преступности необходимо запустить в действие механизм укрепления государственной системы разрушающего воз­действия на преступность и создать социальные механизмы, которые позволили бы устранить данные системообразующие факторы, кото­рые обусловливают преимущества организованной преступности, ее неуязвимость, приоритет темпов эволюции мафии над темпами эво­люции государственных антикриминальных структур.

Развитие организованной преступности во всех странах мира в тот или иной период ставило на повестку дня вопрос о неспособнос­ти традиционной полицейской системы противостоять этому спруту. Недостатки организации правоохранительных органов приводят к их глобальной коррумпированности, и они начинают лишь имитировать борьбу с преступностью.

Нейтрализовать возможности подкупа можно лишь сочетанием отбора людей высокой нравственной чистоты с соответствующим сти­мулированием добросовестной службы (как текущим - высокая зар­плата, обеспечение квартирой, медицинским обслуживанием; так и перспективным - пенсионное обеспечение по истечении десяти лет службы, ускоренное присвоение специальных званий и т.п.). Поскольку нравственная чистота значительно затрудняет жизнь человека в на­шей реальности, количество людей, которым удалось ее сохранить, стремительно уменьшается. Стратегической задачей глобальной госу­дарственной политики должно стать кардинальное изменение лично­стных установок. Вся система идеологических мер, воспитательной политики, бытовых реалий должна быть переориентирована на это. В противном случае наше общество уподобится зоологической попу­ляции пожирающих друг друга насекомых.

Наиболее распространенный способ шантажа - угроза уничтоже­ния членов семьи. Защитить их надежно практически невозможно. Нормальный человек, которого предупредили о возможном убийстве его ребенка, не способен активно противостоять преступникам. По­этому приоритет в подборе кадров для контроля над организованной преступностью должен отдаваться лицам, не имеющим семей. Уком­плектовать государственные органы такими кадрами в одночасье не­возможно. Лишь соответствующая стратегическая программа, рассчи­танная на годы, позволит решить эту проблему. Негласный поиск кандидатур, предварительное наблюдение за ними, система специ­ального воспитания и обучения позволит создать подразделения бес­страшных бойцов, неуязвимых для шантажа, способных выполнить любую поставленную задачу.

Для того чтобы служба контроля над организованной преступно­стью могла эффективно выявлять коррумпированных элементов во всех ведомствах, включая правоохранительные, она должна быть са­мостоятельной и подотчетной лишь представительным органам влас­ти. Наиболее оптимальным вариантом такой структуры мог бы быть федеральный центр контроля над организованной преступностью и коррупцией, который по характеру зависимости от органов государ­ственной власти был бы на том же уровне, что и прокуратура, т.е. независим и подотчетен только Федеральному Собранию.

Объектом серьезной заботы должна стать безопасность судей. Сейчас, к сожалению, они практически беззащитны. Независимость судей, их высокое материальное обеспечение должно быть дополнено абсолютной гарантией безопасности. Роль судьи, выносящего суро­вый приговор представителям мафиозных структур, не менее опасна, чем деятельность оперативников, задерживающих этих преступников. Оптимальным может быть создание специальных судов для рассмот­рения уголовных дел в отношении наиболее опасных преступников. Такие суды должны иметь повышенную степень защиты. Без этого судебные приговоры будут выноситься с оглядкой на возможную месть, и соответственно страх, а не справедливость будут основой правосоз­нания судей.

При решении вопроса материального обеспечения правоохрани­тельных органов необходимо в качестве аксиомы принять два поло­жения:

• без приоритета в этой области наступательное™ будет лишь со­здаваться видимость успеха, что может иметь только отрица­тельные последствия (введение общества в заблуждение, потеря лучших кадров, укрепление у противника веры в свою непобе­димость, переход на его сторону колеблющихся);

• наше общество способно создать такой приоритет, необходимо лишь оптимально переструктурировать расходование материаль­ных средств.

Международный опыт контроля над организованной преступнос­тью показывает, что определенная государственная политика может существенно затруднить активность организованных преступных со­обществ, сделать ее неэффективной, что в конечном итоге приводит к переносу арены криминальной деятельности мафиозных кланов в другие страны.

К элементам государственной политики, существенно затрудняю­щим активность мафиозных структур, относятся:

а) принятие эффективного законодательства:

• мешающего зарабатывать деньги криминальными способами;

• облегчающего выявление преступников;

• облегчающего доказательство их вины;

• затрудняющего использование «грязных» денег;

б) создание разветвленной системы контролирующих органов;

в) изменение приоритетов производственно-хозяйственной дея­тельности в различных областях (приватизация, квотирование и лицензирование, налогообложение и т.п.);

г) формирование идеологии, отторгающей сотрудничество с кри­минальными структурами.

Рассмотренные элементы оптимальной стратегии предупрежде­ния организованной преступности носят принципиальный характер. Не реализовав их, общество не может рассчитывать на успех. В этой связи весьма актуальной научной и политической проблемой оказы­вается поиск путей воздействия гражданского общества на государ­ство с тем, чтобы принудить его принять необходимые меры действи­тельно реального предупреждения преступности.

 

 



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.