Сделай Сам Свою Работу на 5

Типология личности преступника

Разветвленная типология личности преступника может быть создана только на прочной методологической основе и, в частности, на основе учения о социальной типологии личности, рассматриваемой с материалистической позиции. Типология здесь фиксирует то главное, что характеризует специфику определенного типа личности, вскрывает внутренние, устойчивые связи между существенными признаками и их проявлениями в конкретной личности.

Криминологическая типология позволяет выделить из всего многообразия преступных проявлений и лиц, совершающих преступления, наиболее характерные типы и образы их действий.

Поскольку речь идет о социальном типе, то оценивается не только конкретное лицо во всем многообразии его характеристик, а вся совокупность существенных, относительно стойких свойств и качеств личности.

Криминологическая типология должна давать представление о степени развития криминогенных свойств личности, их стойкости или возможности изменения в положительную сторону.

В основу построения модели типологии личности преступника положен характер ее антисоциальной направленности, отражающей особенности мотивационной сферы. Мотив является главным в механизме не только преступного, по и любого другого поведения или поступка человека.

Главными типологическими признаками антисоциальной направленности личности являются:

негативно-пренебрежительное отношение к личности человека и ее важнейшим благам; корыстные и частнособственнические взгляды; индивидуалистически-анархическое отношение к различным общепринятым ценностям и социальным установкам;

Легкомысленно-безответственное отношение к своим обязанностям и охраняемым законом социальным ценностям.

Наиболее характерной нравственно-психологической чертой личности преступника первого из указанных типов (совершающего агрессивно-насильственные действия) является крайний эгоцентризм, при котором все его поведение подчиняется примитивно-анархическим желаниям и влечениям, в том числе и импульсивным.



При выраженных корыстных и частнособственнических взглядах личность характеризуется такими чертами, как паразитизм, стремление к стяжательству, склонность к разгульному образу жизни, обман, эгоизм.

Для третьей и четвертой типологических групп характерно уклонение от выполнения своих гражданских, семейных, общественных и должностных обязанностей.

По глубине, стойкости и интенсивности проявления антиобщественной направленности в криминологии принято выделять следующие типы преступников:

- случайный;

- ситуационный;,

- неустойчивый;

- злостный;

- особо злостный.

К случайному типу относятся лица, впервые совершившие нетяжкие преступления, противоречащие общей социально-положительной направленности их поведения.

Лица, впервые совершившие тяжкие преступления под воздействием неблагоприятного стечения обстоятельств, но характеризуемые помимо этого преступления в основных сферах жизнедеятельности положительно, относятся кситуационному типу преступников.

Неустойчивый тип преступников составляют лица, совершившие преступления впервые, но допускавшие и ранее правонарушения и аморальные поступки.

Злостный тип преступника включает лиц, неоднократно совершавших преступления, в том числе и ранее судимых.

Особо злостными преступниками принято считать тех, кто признан судом особо опасным рецидивистом.

Предложенная типология не может расцениваться как единственная и исчерпывающая. Возможны и другие подходы к изучению личности преступника. Многое зависит от конкретных исследовательских задач, объема и пределов криминологического анализа.

Понятие виктимологии.

Виктимология в буквальном переводе означает «учение о жер­тве» (от лат. victima - жертва и греческого logos - учение). Пред­метом виктимологии (точнее, криминальной виктимологии, в отличие от других ее направлений) являются только жертвы преступлений, отношения, связывающие преступника и жертву, ситуации, предшествующие преступлению, независимо от их от­даленности и от завершенного преступления.

Виктимология изучает жертву в плане морально-психологи­ческих и социальных характеристик, влияющих на ее уязвимость, и ситуации, которые предшествуют преступлению, а также ситу­ации непосредственно преступления, с тем чтобы ответить на вопрос - как в этих ситуациях, во взаимодействии с поведением преступника, криминологически значимо проявляется поведе­ние (действие или бездействие) жертвы.

Жертва преступления с точки зрения виктимологии - это пострадавшее физическое лицо независимо от того, признано ли оно потерпевшим в установленном законом порядке и считает ли себя таковым. (Виктимология знает и «добровольных» жертв.)

Кроме понятия «жертва» (оно аналогично понятию «потер­певший», также употребляемому виктимологией), виктимология оперирует понятиями «виктимность» (индивидуальная и массо­вая) и «виктимизация» (на таких же уровнях).

Виктимность отдельного лица (индивидуальная виктим­ность) - это объективно присущая человеку (реализованная преступным актом или оставшаяся в потенции), но отнюдь не фатальная способность, предрасположенность стать при опреде­ленных обстоятельствах жертвой преступления. Можно опреде­лить виктимность и как неспособность противостоять преступ­нику. Совокупность факторов делает эту неспособность объек­тивной (не зависящей от жертвы) или оставляет ее на уровне субъективного «нежелания и неумения». В зависимости от лично­стных качеств и поведения конкретного индивида степень его уязвимости, т. е. степень виктимности, может быть выше некой «средней» (это повышенная виктимность), но может быть и мень­ше (это пониженная, минимизированная виктимность). Во вся­ком случае, индивид не приобретает виктимность, наоборот, он просто не может быть не виктимным, так как является членом общества, в котором не ликвидирована преступность, а следова­тельно, объективная возможность оказаться жертвой преступления.

Потенциальная индивидуальная виктимность в зависимости от возможности ее реализации в ситуациях более или менее широкого круга преступлений в связи с личностными качества­ми и профессиональной занятостью конкретного лица также может рассматриваться с позиций ее «универсальности». С этой позиции выделяются общая и избирательная (специальная) вик­тимность.

Виктимность отдельного лица - понятие относительное, по­скольку она всегда реализуется в ситуации, оказавшейся для это­го достаточной. Одинаковые личностные качества, аналогичное поведение могут привести к различным последствиям в зависи­мости от конкретной ситуации (внешних обстоятельств, харак­теристики преступника и т. д.). То есть следует различать лично­стную и ситуативную виктимность.

В реализации виктимных потенций жертвы, как правило, оп­ределенную роль играет взаимодействие ее субъективных качеств и внешних обстоятельств. Степень виктимности как бы есть сум­мирование ситуативного и личностного компонентов. Поэтому чаще всего мы имеем дело с ущербом как следствием реализа­ции личностной и ситуативной виктимности. В частности, сте­пень избирательной (специальной) виктимности в решающей степени определяется, скажем, профессиональной занятостью, но вместе с тем - она и ситуативная, так как для нее типично на­хождение потенциальной жертвы в опасных ситуациях. С другой стороны, потенциальная жертва может стать реальной лишь по­тому, что оказалась в неблагоприятной ситуации, а вовсе не в силу того, что ее личностные качества или поведение способ­ствовали тому, что случилось.

Конкретное лицо может обладать «нормальной», усреднен­ной потенциальной виктимностью, может быть минимально или повышенно виктимным, но возможно положение, когда лицо ха­рактеризуется противоположными характеристиками виктимной потенции: например, может обеспечить эффективное противо­действие при нападении, но совершенно не способно разобрать­ся в механизме мошенничества, и наоборот.

Виктимизация - это процесс реализации виктимных потенций в причинении вреда и результат этого процесса. Виктимологические составляющие механизма преступления достаточно сложны и мно­гообразны. В механизме преступления нередко роли преступника и жертвы переплетаются столь причудливо, что вообще приходится констатировать тот факт, что само различие между ними весьма от­носительно, поскольку лишь случай решает, кто станет преступни­ком, а кто жертвой. К тому же эти роли могут взаимозаменяться и совмещаться в одном лице. Так, например, в ситуациях, связанных с нападением, при драках и т. д. стороны взаимно причиняют вред друг другу и от трудноуловимых нюансов зависит, за кем в этом отноше­нии останется преимущество. Это так называемая «инверсия ролей».

В целом же роль жертвы в криминологическом механизме может быть самой различной - от совершенно нейтральной до максимально провоцирующей (толчковой) на совершение пре­ступления. В виктимологическом плане жертва остается таковой (не став легитимированным потерпевшим) даже в том случае, если ее действия являются преступными, а она стала жертвой в результате отражения посягательства.

Поведение жертвы может быть связано с насильственным посягательством на причинителя вреда. Это провоцирующее толчковое поведение, составляющее при определенных обстоятель­ствах решающий для преступника элемент предкриминальной криминогенной ситуации. Толчковое (провоцирующее) поведе­ние жертвы может быть не связано с нападением, но будет, оче­видно, побуждать к ответной насильственной реакции. Конечно, в таких ситуациях жертва чаще всего не предполагает возмож­ного насилия (например, разоблаченный мошенник), но при гру­бом отношении, оскорблении и. других подобных действиях их провоцирующий характер для нее очевиден.

Негативная роль жертвы в механизме преступления может быть реализована и вне какого-либо конфликта между нею и причинителем вреда. Последний действует по настоянию, просьбе, поруче­нию жертвы, для которой этот вред по тем или иным причинам выгоден, необходим. Мы находим такое своеобразное сотрудниче­ство в процессе совершения преступления, например в ситуациях убийства из сострадания, производства незаконного аборта, члено­вредительства, совершенного по просьбе жертвы. Недавно в судебной практике был отмечен случай найма двух лиц жертвой, заказавшей свое собственное убийство (заказ был выполнен!).

Причинение вреда жертве может произойти и в результате нео­смотрительных действий, из-за неправильной оценки ситуации и вытекающего из этого неправильного поведения. К ситуациям, в которых поведение жертвы создает объективную возможность совершения преступления, следует отнести также и случаи неока­зания сопротивления, отсутствие необходимой реакции на пре­ступные или иные негативные действия, всепрощение, столь час­тое во взаимоотношениях близких родственников. Роль жертвы в механизме преступления может заключаться в самопричинении вреда (например, в ситуации доведения до самоубийства).

Виктимологически значимым может быть также положитель­ное поведение жертвы. Оно может заключаться в защите кого-либо, исполнении служебных или общественных обязанностей и т. д. Если бы жертва не действовала определенным образом, она не вызвала бы ответной насильственной реакции преступника.

При всем разнообразии поведенческих реакций жертв есть возможность выделить в них и нечто типичное, повторяющееся, а следовательно, и известным образом классифицировать ситуа­ции, в которых жертвы выступают значимо в криминологичес­ком плане. За основу виктимологической классификации ситуа­ций можно взять различные основания, в первую очередь - степень конфликтности, определяемую типичной для жертвы «остротой» поведения. Иначе говоря, классифицируя ситуации, мы исходим прежде всего из классификации интегрированных форм поведения жертвы.

Ситуации в зависимости от поведения жертвы следует под­разделять на следующие виды:

1) Ситуации толчкового характера с негативным поведе­нием жертвы, объективно провоцирующие, толкающие пре­ступника на совершение преступления. В случае реализации - они выступают в виде повода (предлога) к совершению пре­ступления. В этих ситуациях поведение жертвы заключается в нападении, оскорблении, причинении обиды, унижении, про­вокации, подстрекательстве, просьбе, угрозе и т. д.

2) Ситуации толчкового характера с положительным пове­дением жертвы. Она не провоцирует на преступление, однако связана с переносом на жертву насильственных действий пре­ступника (например, действия работника милиции, постра­давшего при защите третьего лица).

3) Ситуации, в которых поведение жертвы создает объек­тивную возможность совершения преступления, хотя и не имеет толчкового характера. К этим ситуациям следует отне­сти, например, действия жертвы, создавшей аварийную обста­новку на транспорте, всепрощение, позволяющее преступни­ку продолжать преступную деятельность, не критичность, без которой были бы невозможны мошенничества, в более отда­ленной перспективе возникновение ситуаций формирующих негативное влияние жертвы на причинителя вреда.

4) Замкнутые ситуации, в которых действия жертвы направ­лены на причинение вреда себе самой, без непосредственно­го вмешательства другого лица (например, причинение себе увечья с целью уклонения от военной службы, уничтожение своего имущества и т. д.). Если будет установлена уголовная ответственность за употребление наркотиков, появится, на­верное, самая многочисленная категория жертв самопричинителей - наркоманы.

5) Ситуации, в которых поведение жертвы совершенно ней­трально с точки зрения влияния на поведение преступника и причинение вреда.

Следовательно, есть основания выделить следующие виды по­ведения жертвы: 1) негативное, т. е. так или иначе провоцирующее преступление или создающее для него объективно способствую­щую ситуацию; 2) положительное, выражающееся в противодей­ствии преступнику, выполнении общественного долга и др.; 3) ней­тральное, которое никак не способствовало совершению преступ­ления. Так, негативное виктимное поведение жертв умышленных убийств составляет 70%, причинения тяжких телесных поврежде­ний - 61,8%, изнасилования - 52,3%, заражения венерическим заболеванием - 86,7%, криминального аборта - около 100%.

Негативное виктимное поведение характерно для 74% жертв мошенничеств, совершенных традиционными способами. Наряду с ними появились и сотни тысяч легковерных жертв всякого рода «пирамид», фондов и т. д. Но это жертвы не только мошенников, но и условий жизни, отучивших людей критично оценивать ситуацию.

Криминологическая значимость виктимного поведения, дос­таточно характерная для многих жертв преступлений, позволяет дать им определенную классификацию. Так, основаниями для классификации жертв преступлений могут быть пол, возраст, про­фессиональная принадлежность, нравственно-психологические особенности личности (что скорее дает возможность составить личностно-виктимологическую типологию) и др.

Классификация по полу важна не только потому, что жертва­ми некоторых преступлений могут быть только женщины или мужчины, но в силу определенных элементов, характера поведе­ния, типичного для ситуаций, в которых причиняется вред.

Классификация по возрасту нужна уже потому, что повы­шенная виктимность, например, несовершеннолетних или лиц пожилого и преклонного возраста диктует необходимость раз­работки специальных мер виктимологической профилактики.

Должностное положение, профессиональная занятость также могут обусловливать повышенную виктимность, причем это ос­нование классификации становится все более актуальным. Дос­таточно сказать, что к традиционным повышенно виктимным профессиям в последние годы прибавилась, например, такая, как занятие бизнесом.

Несомненно имеет смысл и классификация жертв по призна­кам их отношения к причинителям вреда и прежде всего по нрав­ственно-психологическим особенностям. В механизме преступления «работают» половая распущенность и склонность к употреблению алкоголя и наркотических средств; жадность и дес­потизм; агрессивность и жестокость; грубость и трусость; сме­лость и доброта; предусмотрительность и некритичность; мни­тельность и пассивность; рассудительность и вежливость; храбрость и трусость; физическая сила и слабость и др. Все эти качества про­являются в поведении и при определенных обстоятельствах могут способствовать или препятствовать совершению преступления. Классификация жертв по нравственно-психологическим призна­кам необходима, в первую очередь, для характеристики категорий преступлении, в которых указанные черты личности жертв со­ставляют основу способа и формы совершения преступления или выступают в виде повода (предлога) преступления.

Личностные качества жертв актуализируются определенны­ми ситуативными факторами, что дает основания для соответ­ствующей их классификации.

1. Агрессивные жертвы, поведение которых связано с нападе­нием на причинителя вреда или других лиц или иными дей­ствиями того же плана (оскорблением, клеветой, издевательством и т. д.). Для жертв этого типа характерно намеренное создание конфликтной ситуации (поведение может быть преступным, ад­министративно-наказуемым или только аморальным).

2. Активные жертвы. Это жертвы, поведение которых, не будучи связанным с нападением или толчком в форме конф­ликтного контакта, тем не менее активно способствует при­чинению в конечном счете им вреда (обращаются с просьбой о причинении вреда или совершении действий, которые объек­тивно приводят к причинению вреда или иным образом вы­зывают такие действия, а также причиняют вред сами себе).

3. Инициативные жертвы, поведение которых носит поло­жительный характер, но приводит к причинению им вреда.

4. Пассивные жертвы, т. е. те, которые не оказывают сопро­тивления преступнику по объективным или субъективным причинам.

5. Некритичные жертвы, для которых характерны неосмотри­тельность, неумение правильно оценить жизненные ситуации.

6. Нейтральные жертвы - это те, кто никак не способство­вал совершению против них преступления.

Данная классификация жертв, как и другие, нужна не только для их изучения, но в большей мере для организации специаль­ного направления предупредительной работы - виктимологической профилактики.

В виктимологической, как, собственно, и во всей специальной криминологической профилактике следует выделять два направления предупредительных мер, имеющих объектом: а) виктимологические ситуации (на всех ее этапах - от формирования личности с повы­шенными виктимными качествами до виктимогенной предкриминальной); б) непосредственно потенциальных и реальных жертв как на индивидуальном (индивидуальная виктимологическая профилак­тика), так и групповом уровне (общая или индивидуально-групповая виктимологическая профилактика).

При реализации первого направления должное внимание следует уделять мерам, направленным на устранение виктимноопасных ситуаций (патрулирование, технические устройства ох­ранного назначения, улучшения в организации дорожного дви­жения, мобилизация населения на решение задач личной и кол­лективной безопасности и т. д.).

При реализации второго направления нужно осуществлять меры воспитательного воздействия, профессиональное обучение, правовую пропаганду, личностную активизацию потенциальных жертв, обеспечение населения специальными средствами и др. Кроме того, не следует пренебрегать мерами предупредительного медицинского плана, так как среди потенциальных жертв опреде­ленную часть составляют лица с психическим отклонениями.

 

 



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.