Сделай Сам Свою Работу на 5

ВИДЫ ОРГАНИЗОВАННЫХ ПРЕСТУПНЫХ ФОРМИРОВАНИЙ

Рис. 20.1

 

Организованные преступные группы— устойчивые объединения лиц со специфическими криминальными навыками, связями, опы­том, создаваемые для систематического совершения тождественных или однородных преступлений. В подобных группах, как правило, участвуют лица, преступная деятельность которых основана на их специальных познаниях, опыте и навыках, носит устойчивый ха­рактер и является источником средств существования. Деятельность таких групп составляет начальную, наиболее простую, первичную форму организованной преступности. Организованные преступные группы зачастую вводят в состав иных, более сложных преступных формирований.

Сплоченные организованные группы (организации) и их объедине­ния— входящие в преступные сообщества постоянно действующие устойчивые образования с разветвленной иерархической структурой, включающие относительно автономные и дифференцирован­ные по функциональной роли объединения преступников, деятель­ность которых координируется и направляется единым управлен­ческим органом (единоличным или коллегиальным). Их цель — совершение тяжких или особо тяжких преступлений.

Преступные сообщества— наиболее опасный вид преступных формирований, включающих ряд сплоченных организованных групп или их объединений, характеризующихся многоступенчатой системой управления, высоким уровнем конспирации и защиты с помощью коррупционных связей. Их основными чертами являют­ся: устойчивость, сплоченность, масштабность преступной деятель­ности (включая выход за рубеж, связь с международными преступ­ными организациями), наличие «третейского» суда, оказание по­мощи лицам, совершившим преступления. Данные сообщества, как правило, монополизируют отдельные виды преступной деятельно­сти в сфере «теневой» экономики и легальной хозяйственной (вклю­чая кредитно-финансовую) деятельности, а также в сфере оказа­ния легальных и нелегальных услуг в масштабах отдельных регио­нов либо отраслей народного хозяйства.



В зависимости от направленности преступной деятельности, условий, в которых она протекает, способов формирования различ­ные преступные образования распределяются на следующие виды:

— действующие на определенной территории и совершающие общеуголовные преступления;

— базирующиеся на определенной территории, занимающиеся, кроме общеуголовных, преступлениями в сфере экономики, финан­сов и т.п.;

— действующие на объектах транспорта;

— действующие в местах лишения свободы;

— совершающие преступления с использованием межрегиональ­ных связей;

- имеющие международные связи и действующие на террито­рии как России, так и других государств;

— состоящие из так называемых преступников-гастролеров;

- имеющие бандитскую либо террористическую направлен­ность.

Наиболее общими признаками организованных преступных фор­мирований являются: корыстные цели; участие в группах значительного числа лиц; устойчивость, сплоченность, внутренняя дисцип­лина; масштабность преступной деятельности; наличие функцио­нально-иерархической структуры; создание собственной системы защиты, коррупционные связи; инвестирование части дохода в ле­гальные экономические структуры (отмывание денежных средств); вооруженность и техническая оснащенность; наличие межрегиональ­ных, межгосударственных связей с аналогичными преступными орга­низациями; высокий преступный профессионализм участников, преобладание в их поведении преступной субкультуры.

Таким образом, организованная преступность — это относитель­но массовое, социальное, уголовно-правовое явление, складываю­щееся, во-первых, из организованных преступных формирований и их участников и, во-вторых, из совокупности организованных уголовных деяний (в основном тяжких или особо тяжких), совер­шенных ими на определенной территории за конкретный период времени.

Рассматривая криминологические особенности организованной преступности, следует иметь в виду, что ее объем (состояние), ин­тенсивность (уровень), структуру определить крайне сложно, т.к. соответствующие понятия были включены в законодательство лишь в 1996 г., и в связи с этим еще отсутствует необходимая и достаточ­ная статистика. Нельзя не учитывать также и высокую латентность многих тяжких преступлений, их низкую раскрываемость, конспи­ративность деятельности преступных формирований.

Именно поэтому хотя и принято считать, что ежегодно органи­зованными преступными группами (оценивая их деятельность, только и можно с известной долей условности делать выводы об особенностях организованной преступности) совершается около 1,4% от всех преступлений (3,1% от числа тяжких), фактически их доля, по мнению экспертов, достигает 20%. Темпы же прироста орга­низованной преступности составляют до 10% в год.

Негативные тенденции в динамике и структуре организованной преступности особенно проявились в середине 90-х гг., когда ее об­щий объем возрос в несколько раз. Опережающими темпами увели­чивается количество тяжких преступлений, связанных с проявлени­ем насилия. Возрастают агрессивность совершаемых преступлений и причиненный ими ущерб, повышается уровень самозащиты пре­ступников от разоблачения, в противоправную деятельность вовлекаются все новые участники. Одной из тенденций современной орга­низованной преступности является стремление криминальных струк­тур проникнуть в экономику, политику и закрепиться в этих сферах. В процессе жесткой борьбы за право контролировать прибыльные отрасли экономической деятельности и территории преступная сре­да организуется и вооружается, вовлекает в свою деятельность пред­ставителей государственного аппарата, проникает в структуры влас­ти и управления. Этому в значительной мере способствует отсутствие эффективного контроля со стороны государства за происхождением и движением капиталов, финансовых ресурсов.

Эти общие тенденции организованной преступности наглядно проявляются в ряде ее криминологических характеристик.

1. Криминализация экономических отношений. Слияние экономи­ческой и общеуголовной преступной деятельности. Изменения, про­исходящие в экономике, новые формы экономических отношений наряду с положительными результатами неминуемо приводят к со­зданию крупных преступных сообществ, контролирующих отдель­ные сферы экономики, промышленного производства, бытового обслуживания в различных регионах страны. Особую угрозу пред­ставляют контрабанда стратегического сырья и фондируемых ма­териалов, незаконная торговля оружием, банковская преступность, в том числе отмывание средств криминального происхождения. Экспансия организованной преступности в экономику приобрела угрожающие масштабы. Так, в настоящее время в криминальный бизнес включены более 40 тыс. предприятий, государственных и коммерческих организаций; 70—80% приватизированных предпри­ятий и коммерческих банков, большинство торговых организаций обложены поборами. Размер «дани» (своеобразного налога в пользу преступников) составляет 10—20% от оборота, что нередко превы­шает половину балансовой прибыли предприятия.

Значительным полем деятельности для организованной преступ­ности является кредитно-банковская система. Распространяются такие преступления, как хищения денежных средств, наносящие государству огромный ущерб, ложное банкротство и т.п. Широко используется преступниками получение комиссионных (в размере 10—20%) при распределении вне аукционов централизованных бан­ковских кредитов. Уже имеет место так называемая компьютерная преступность, когда с помощью ЭВМ совершаются крупномасштабные хищения денежных средств путем взламывания системы защиты банковской информации, использование фальшивых кре­дитных карточек («электронных денег»). Банковская система ис­пользуется также для перевода за рубеж капиталов, сконцентриро­ванных у организованных преступных группировок.

Преступные группировки и находящиеся под их контролем орга­низации и фирмы не ослабляют внимания и к операциям с ценны­ми бумагами. Массовая скупка последних позволяет активно вме­шиваться в процессы приватизации, акционирования, наживать крупные капиталы за счет спекулятивных сделок на вторичном рынке ценных бумаг.

Охранные подразделения и службы безопасности, создаваемые коммерческими банками и другими частными организациями (к на­стоящему времени их в стране насчитывается около 10 тыс. с чис­ленностью лицензированных сотрудников 115 тыс. человек), зача­стую нацеливаются на «выбивание» долгов, законное получение которых через арбитраж требует длительного времени и влечет обес­ценивание денег в результате инфляции. В условиях всеобщих не­платежей и невозвращения кредитов этот вид преступления полу­чает широкое распространение. Более того, группы охранников используют приобретенный опыт и для собственного обогащения.

2. Активное включение в организованную преступность коррумпи­рованных чиновников. Коррупция (злоупотребление должностными лицами властью или служебным положением в результате их под­купа) получает широкое распространение в условиях экономичес­кой и политической нестабильности, являясь, с одной стороны, предпосылкой, а с другой — одним из проявлений организованной преступности, средством ее прикрытия.

В общей структуре коррумпированных лиц в настоящее время наиболее велика доля работников министерств, комитетов и власт­ных структур на местах (свыше 40%). Именно эти чиновники явля­ются фактическими распорядителями государственной собствен­ности и средств, выделяют помещения, земельные участки, заклю­чают государственные контракты, выдают подряды и лицензии на выгодных для преступных структур условиях. Не случайно 70% вы­ставляемой на торги на аукционах недвижимости попадает в руки заранее намеченных лиц, а инвестиции из государственного бюд­жета зачастую идут в коммерческие организации, действующие под прикрытием преступных сообществ. Создаются лжепредприятия, на государственные учреждения оказывается давление в целях вы­воза продукции за рубеж и т.п. В отдельных регионах преступные элементы фактически подчинили себе легальные органы власти. Подкупленные чиновники оказывают содействие каждой седьмой-восьмой преступной группировке, а те тратят на оплату их услуг от 30 до 50% криминальных доходов. Имеются попытки повлиять на ход расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами.

3. Активизация преступных формирований в совершении тради­ционных тяжких уголовных преступлений. В последнее время дер­зость преступников постоянно возрастает, их деяния все больше приобретают насильственный характер, отличаются квалифициро­ванностью подготовки и совершения.

Характерно, что связь бизнесменов, банкиров с уголовным ми­ром вовсе не обеспечивает их полной защищенности от преступных посягательств. Рэкет, преступное вымогательство, захват в качестве заложников, убийства руководящих работников банков, частных предприятий и фирм сделали их профессию особенно опасной.

Продолжающаяся конкурентная борьба между отдельными груп­пировками, связанная с распределением территорий и сфер пре­ступного бизнеса, приводит к многочисленным вооруженным «раз­боркам», физическому устранению авторитетов и лидеров преступ­ной среды, лиц, тесно с ними соприкасавшихся, предпринимателей, представителей органов власти. По фактам вооруженных столкно­вений ежемесячно возбуждается 30—35 уголовных дел.

Жертвами убийств становятся также одинокие, психически больные и социально запущенные люди, продавшие или обменяв­шие свои квартиры, водители автомашин, лавочники-коммерсан­ты. При этом растет число так называемых заказных убийств, со­вершаемых с применением огнестрельного автоматического ору­жия, взрывчатых веществ, гранат в общественных местах, что сопряжено с особой опасностью для жизни случайно оказавшихся рядом граждан.

Растет число и таких традиционных преступлений, как разбой­ные нападения, грабежи, кражи. При этом предметами посяга­тельств чаще всего становятся транспортные средства, антиквари­ат, предметы искусства, драгоценности, валюта, находящиеся как в частных домах, квартирах, так и в помещениях государственных и общественных организаций.

Одной из наиболее опасных форм проявления организованной преступности является вымогательство (рэкет). Его первыми жер­твами были дельцы «теневой» экономики, валютчики, спекулян­ты, проститутки, лица, занимавшиеся извлечением нетрудовых до­ходов. Легализация частнопредпринимательской деятельности и концентрация в руках бизнесменов значительных материальных средств привели к резкому увеличению вымогательств как по ко­личеству фактов, так и по размерам вымогаемых сумм. Действия рэкетиров, как правило, отличаются исключительной наглостью, цинизмом, неразборчивостью в средствах: шантаж, угрозы распра­вой, физическое насилие, нередко осуществляемое с жестокостью, взятие заложников.

4. «Эксплуатация» пороков общества (наркомании, проституции, игорного бизнеса и т.п.). Фактическая легализация потребления нар­котических средств вызвала резкий спрос на них и создала благопри­ятную почву для расширения масштабов наркобизнеса, объемов не­законного оборота наркотиков, чему в немалой степени способствует «прозрачность» границ с республиками ближнего зарубежья. По экс­пертным оценкам, по этому каналу на «черный» рынок России посту­пает до 60% наркотиков. Стремительно возрастает и объем контра­банды наркотиков. Добытые преступным путем средства наркодель­цы вкладывают в легальные и теневые коммерческие структуры,

5. Формирование своеобразного резерва организованных преступ­ных структур из числа лиц, отбывающих уголовное наказание в мес­тах лишения свободы. По данным экспертов, в исправительных уч­реждениях в настоящее время действуют более 2,5 тыс. организо­ванных преступных групп, в силу чего преступная среда в местах лишения свободы становится все более криминогенной. Растет ко­личество и тяжесть преступлений, совершаемых здесь организован­ными группами. Особенно опасны действия, дезорганизующие ра­боту исправительных учреждений, групповое злостное неповино­вение законным требованиям администрации, захват заложников, массовые беспорядки и т.п. Исправительные учреждения зачастую становятся центрами криминальной подготовки впервые осужден­ных лиц, которые после освобождения активно включаются в орга­низованную преступную деятельность.

6. Рост криминального профессионализма, квалифицированности совершения преступлений. Исследования показывают, что две трети организованных преступных структур предварительно выбирали и изучали объекты посягательства; в каждом четвертом случае разра­батывались планы совершения преступления, проводились реког­носцировки местности и тренировки исполнителей. В отдельных группах преступники обучались методам поведения на случай про­вала или ареста путем просмотра западных видеофильмов о борьбе . полиции с мафией, изучения криминалистической и другой спе­циальной литературы.

7. Высокая латентность. Зарубежные эксперты полагают, что латентная часть организованной преступности в 6—10 раз превы­шает зарегистрированную правоохранительными органами. Неко­торые отечественные исследователи говорят о 90-кратном перепа­де соотношения известного правоохранительным органам и латен­тного вымогательства. Репрезентативные опросы свидетельствуют, что около 40% мелких и средних предпринимателей подвергались постоянному или длящемуся давлению со стороны организованных преступных структур; 10% опрошенных считают, что размеры вы­могательства так велики, что являются преградой для развития или продолжения их предпринимательской деятельности. Вместе с тем анализ, проведенный российскими криминологами совместно с экспертами ООН, показал, что, хотя каждый четвертый россиянин в 90-е гг. прошлого века становился жертвой преступления, только 40—60% из них обратились в правоохранительные органы с соот­ветствующим заявлением. Учитывая это, организованные преступ­ные структуры стараются специализироваться на так называемых беззаявочных преступлениях, путем подкупа склоняют сотрудни­ков правоохранительных органов к укрытию преступлений от уче­та, вынесению необоснованных постановлений об отказе в возбуж­дении уголовных дел. В результате около 70% преступлений, совер­шенных организованными структурами, не было зарегистрировано.

О латентности организованной преступности косвенно свидетель­ствуют и результаты розыскной работы. При ежегодном увеличении числа без вести пропавших лиц и неопознанных трупов достаточно стабилен (или даже сокращается) показатель разысканных лиц.

Высокой латентностью отличаются контрабандный вывоз за рубеж цветных и редкоземельных материалов, нефтепродуктов, леса, других материалов и сырья стратегического значения, вывоз из стра­ны валютной выручки (с 1990г. из России вывезено, по разным оценкам, от 25 до 60 млрд долларов); замаскированные хищения; посягательства на грузы, перевозимые железнодорожным и авто­мобильным транспортом.

Анализ состояния, уровня, структуры, динамики организован­ной преступности позволяет констатировать, что в ближайшем бу­дущем следует ожидать дальнейшего увеличения количества орга­низованных преступных сообществ, их консолидации, роста совер­шаемых преступлений, расширения сфер преступной деятельности, увеличения криминальной активности с использованием финан­сово-кредитной и банковской систем. Организованные преступные сообщества будут укреплять международные связи с аналогичны­ми формированиями за рубежом.

Следует ожидать опережающего роста организованных форм совершения преступлений в общей структуре преступности и их влияния на обычную преступность, увеличения размеров причи­няемого ущерба, вовлечения случайных преступников в организо­ванные преступные сообщества.

Характер преступной деятельности организованных сообществ взаимосвязан с особенностями личности их участников.С одной сто­роны, эта деятельность формирует личность преступника, с дру­гой — сама предопределяется ее особенностями.

Рассматривая личность преступника, включенного в организо­ванные преступные структуры, следует подчеркнуть, что он обла­дает чертами и свойствами профессионального преступника — со­ответствующими навыками, умениями, необходимыми для систе­матического совершения тех или иных преступлений, своеобразной технологией преступной деятельности. Его поведение определяет­ся особыми нормативами, элементами преступной субкультуры.

Характеристика личности преступника во многом зависит от места, занимаемого им в иерархии преступного сообщества. Так, руководящая этими сообществами элита, не принимающая, как пра­вило, непосредственного участия в совершении конкретных пре­ступлений, внешне соблюдает общепринятые правила поведения, маскируя подлинные ценностные установки, собственную мораль и идеологию. Особое место среди руководителей преступных сооб­ществ занимают так называемые «воры в законе» — лица, неоднократно судимые, глубоко усвоившие криминальную субкультуру, по­лучившие соответствующее звание на воровской сходке. В настоя­щее время отмечается некоторая трансформация их поведения и норм: вполне респектабельный образ жизни, внешне законопослуш­ная деятельность, неучастие в совершении конкретных преступле­ний, а лишь их организация, установление контактов с правоохра­нительными органами и др.

Как показывает изучение, максимальный возраст этой катего­рии преступников — 50—55 лет, однако большинство из них (свы­ше 85%) — более молодые люди в возрасте 30—45 лет, относящиеся к социально активной части населения и имеющие достаточный преступный опыт и криминальный склад характера. Они являются своеобразными генераторами преступных идей и взглядов, в своей деятельности весьма изобретательны. В последние годы довольно часто демонстрируют религиозность. Прикрываясь маской внеш­ней порядочности, они далеко не всегда справедливы к своим по­допечным, нередко лживы, мстительны, жестоки. Около 80% из них склонны к наркомании.

Для так называемых авторитетов и рядовых участников организо­ванных преступных формирований характерны повышенное внимание к своему физическому состоянию, четко выраженная престижно-по­требительская ориентация, доведенная до автоматизма послушность указаниям руководителя. Охранникам, боевикам присущи решитель­ность, быстрота реакции, профессиональное умение пользоваться ору­жием, владение приемами боевой борьбы, а также агрессивность, стремление разрешать конфликты путем физического или психичес­кого насилия. Участников организованных преступных структур от­личает также ориентация на обладание большими ценностями, завы­шенная самооценка, отчужденность по отношению к окружающим, честолюбие. Для них характерна уверенность в безнаказанности пре­ступной деятельности, в неограниченных возможностях своих руко­водителей по их защите. Велика среди этих лиц доля рецидивистов: каждый третий из них ранее неоднократно судим.

Криминологические исследования свидетельствуют, что в боль­шинстве своем (около 80%) участники преступных сообществ — мужчины в возрасте от 19 до 36 лет; около 40% из них — служащие, студенты, бывшие спортсмены; 11% — несовершеннолетние, ниг­де не учащиеся и не работающие.

Криминологический интерес представляет этнический характер организованных преступных сообществ. Исследователи выявили оп­ределенную специализацию в центральной части России этничес­ких группировок. Так, чеченские общины занимаются незаконным экспортом нефти и нефтепродуктов, редкоземельных металлов, бан­ковскими операциями, автобизнесом (крадеными автомобилями); азербайджанские группировки предпочитают наркобизнес, азарт­ные игры, торговлю; армянские — кражи и угоны автотранспорт­ных средств, мошенничество, взяточничество; грузинские — квар­тирные кражи, грабежи, разбои, захват заложников; для ингушей характерна незаконная деятельность в сфере золотодобычи, опера­ции с оружием; дагестанские более склонны к корыстно-насиль­ственным и имущественным преступлениям.

Однако национальные особенности все-таки не включают ка­кой-то преступной направленности. Преступность по своей сути интернациональна. Другое дело, что преступники или лица, склон­ные к совершению преступлений, принадлежа к одной этнической группе и находясь в условиях, где они являются национальным меньшинством, быстро объединяются в преступные сообщества. Важное значение при этом имеют общность языка и традиций, мен-тальность, присущие тем или иным этническим группам.

Следует также иметь в виду, что в Центральной России наряду с этническими группами, на долю которых приходится около 60% всех организованных формирований, активно действует и множе­ство местных преступных сообществ. Да и этнические группы да­леко не однородны: они включают от 10 до 70% местных жителей. Существование этнических групп преступников — показатель со­циальной неустроенности многих граждан на своей родине, без­работицы, полулегального положения в местах временного про­живания и т.п.



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.